Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Природа Дона / Ученые Ростовской области

Юрий Николаевич Куражковский

РОССИЯ-СПАСИТЕЛЬНИЦА

Юрий Николаевич Куражковский, создатель науки "природопользование", возглавлял первую в стране кафедру экологии и природовользования РГУ

14 января 2007 года ушёл из жизни Юрий Николаевич Куражковский. Горько сознавать, что тяжёлая болезнь забрала у нас замечательного человека.

Требовательность к себе и к коллегам сочеталась у него с огромной работоспособностью, целенаправленностью и творческими порывами. Ему были свойственны научная активность, живой творческий интерес ко всему новому, обострённое чувство объективности, удивительная разносторонность и интуиция. В дискуссиях проявлялись его фундаментальные знания, отказ воспринимать необоснованные выводы и теории. Он досконально знал научную периодику, был всегда осведомлён о новых научных направлениях в мировой науке и рьяно боролся с ошибочными, на его взгляд, утверждениями.

Юрий Николаевич отличался деликатностью по отношению к коллегам, ученикам и знакомым. Все, кому посчастливилось общаться с ним, отмечали его благородство, которое проявлялось в каком-то внутреннем свете. Он умел ценить чужой труд, достоинство и личность.

Юрий Николаевич Куражковский родился 15 января 1923 года в селе Корсакове Новосильского уезда бывшей Тульской губернии в интеллигентной семье. В числе его предков были легендарный Андрей Войнаровский и посвятивший ему поэму поэт-декабрист К. Ф. Рылеев. Среди родственников — яснополянские Толстые и Тургеневы.

В семье существовала непрерывная преемственность традиций, которая сочеталась с критической оценкой опыта поколений. Он воспитывался отцом Николаем Николаевичем в традициях гуманизма, культа науки и верности долгу.

В 1940 году Юрий Николаевич поступил на биологический факультет МГУ.

В начале Великой Отечественной войны он ушёл добровольцем в действующую армию, в 8 ю Краснопресненскую стрелковую дивизию Московского народного ополчения. В обороне Москвы эта дивизия, по оценке маршала Жукова, сыграла выдающуюся роль: окружённая противником, не дрогнула, сражалась до последнего. И это во многом определило исход как сражения за Москву, так, в конечном итоге, и войны в целом. Тяжело раненный, Куражковский оказался в числе немногих, кого удалось спасти.

Демобилизовавшись после ранения, он вернулся в университет в 1943 году и своим наставником выбрал лидера советской экологии профессора А. Н. Формозова. Под его руководством он проводил работы в Башкирском и Ильменском заповедниках.

Ещё в военном 1942 году Куражковского приняли в члены Всероссийского общества охраны природы. А в конце 1949 года избрали действительным членом Московского общества испытателей природы — старейшей общественной естественнонаучной организации России, аналога английского Лондонского королевского общества. В 1951 году он защитил кандидатскую диссертацию по биологии на тему «Динамика воздушных масс как фактор в жизни млекопитающих и птиц».

В 1958 году Куражковский опубликовал цикл работ, закладывавших основу нового учения — совокупность теоретических положений по экологии питания растительноядных животных, которое должно было стать его докторской диссертацией. Однако в это время профессор Формозов первым обнаружил развитие явлений экологического кризиса, угрожавшего создать всемирную экологическую катастрофу. Зная Куражковского как способнейшего ученика, он попросил его сосредоточиться на создании новой синтетической науки, которая объединила бы охрану природы с её высокоэффективным использованием.

Вскоре Куражковским была создана и общественностью МГУ одобрена новая наука — природопользование, а в 1969 году вышла в свет его первая монография «Очерки природопользования».

Куражковский провёл многогранные циклы исследований: по экологии диких копытных (1944-1950); процессов атмосферной циркуляции как экологического фактора (1947-1950); по эколого-географическим закономерностям питания растительноядных животных (1955-1960); по истории становления советского заповедного дела (1957-1969); по экологии человека (1976-1993).

Он разработал методику экологической (бесхимикатной) защиты растений в сельском и лесном хозяйстве (1952-1959); учение о заповедном деле как отрасли научно-практической деятельности (1969, 1977); систему принципов развития комплексного таёжного природопользования (1962-1969); метод массовых исследований, повышающий их эффективность и экономичность (1962-1977); основные положения природопользования как науки и учебного предмета (1965-1969); систему основных законов экологии и пути её практического применения (1957-1992); систему количественных оценок экологических условий и на её основе методику составления экологических кадастров; эколого-математическую модель биосферной суши как основы территориального экологического прогнозирования (1979-1992); теорию междисциплинарной всеобщей экологии (1992); учебную дисциплину — российское отечествоведение (1997). Предложил систему мер к преодолению глобального экологического кризиса (1995-1997). Куражковский уделял большое внимание роли общественности в организации охраны окружающей среды, дал научно обоснованные советы, как вести простейшие самостоятельные исследования в этом направлении (1985).

Третье тысячелетие Юрий Николаевич начал новыми направлениям в своих исследованиях. Он разработал всеобщие закономерности развития человечества и указал путь к ноосфере. Главный вывод автора состоит в том, что существование человечества определяется совокупностью природно-экономических законов (2000).

На базе Тебердинского заповедника в 1987 году Куражковский основал Народную академию экологии и природопользования имени А. Н. Формозова, в задачу её входило решение социально-экологических проблем Юга России (2002).

С 1961 года он преподавал в Горно-Алтайском, затем в 1963 году в Астраханском пединституте — вёл курс природопользования.

В 1973 году по приглашению руководства Ростовского госуниверситета Куражковский переехал в Ростов-на-Дону, где в 1973-1974 годах являлся директором НИИ биологии, а в 1974 году организовал кафедру экологии и природопользования им. А. Н. Формозова.

Учёный широкого диапазона, охватывающего биологию, географию, этнографию, педагогику, Куражковский удостоен 14 правительственных наград. Его избрали почётным членом Российской академии естественных наук, присвоили звания почётного члена Всероссийского общества охраны природы и отличника народного просвещения России.

Упокоился Юрий Николаевич Куражковский в Ростове-на-Дону на Аллее ветеранов Северного кладбища.

Последние годы жизни учёного волновали вопросы роли России в судьбе человечества. Мы предлагаем в сокращении главы из его неопубликованного труда «Всемирная миссия России».

Людмила Дмитриевна Житенёва

Язык

…Условия формирования языков создают колоссальные различия между народностями. Важные различия определяются оседлым и кочевым образом жизни их носителей. Кочевники не засиживаются долго на одном месте, встречи их ограниченны. Но им очень важна информация о том, что ожидает их на пути, об изменении состояния пастбищ, о возможной опасности нападения хищников или разбойников, об опасных болезнях и множестве других обстоятельств. Поэтому ими создана специальная система скоростной передачи информации, которая у казахов носит название «узун-колак» — длинное ухо. Основной носитель информации — конный пастух — не может надолго отлучаться от стада для встречи с соседом. Поэтому язык кочевников лаконичен и ёмок. Он не разменивается на маловажные частности и не отражает их. Вот вся цветовая гамма типичного для кочевников исконного тюркского языка: ак — белый, бос — серый, кара (кора) — чёрный, сары — жёлтый, к(ы)зыл — красный и кок — синий, голубой и зелёный. Вся совокупность цветов исчисляется всего шестью названиями. Зато узун-колак работает с такой скоростью, что обгоняет железнодорожный поезд.

Совершенно другое положение у оседлых или периодически меняющих места жительства народов. Таким селянам необходимо знание всевозможных тонкостей. Например, для определения сроков посева овса, ячменя, репы, льна и других культур надо уловить лучшее время по оттенку цвета просыхающей после снеготаяния почвы, по фенологическим явлениям окружающей природы и по разным другим приметам. Срок перегона скота с суходольных лугов на пойменные опять-таки определяется и по изменениям оттенков цвета кормовых трав, и по ходу других явлений окружающей природы. Но охватить всё это одному уму непосильно, нужны неоднократные неспешные и доброжелательные соседские обсуждения. Результат их — множество специальных названий для всевозможных тонкостей, имеющихся в природе и в быту. Приведём в качестве примера имеющиеся в русском языке названия оттенков красного цвета: алый, багровый, пунцовый, пламенный, рдяный, пурпурный, зоревой, брусный, розовый, малиновый, редисочный, свекольный, рыжий, гнедой, караковый, бордовый, кровавый, мясной, краповый, коралловый, червонный, медный, суриковый, карминовый, киноварный, вишнёвый, маковый, помидорный, воспалённый, рубиновый, гранатовый, гематитовый, радонитовый, сердоликовый, яхонтовый, терракотовый… И это далеко не всё. Хотя среди приведённых есть и синонимы. В отличие от кочевников, в развитом языке оседлого народа только для обозначения оттенков одного цвета существуют десятки слов. Такое богатство характеризует все славянские языки, и прежде всего русский. Надо помнить, что за каждым словом стоит понятие. Обилие слов в языке свидетельствует об обширности понятийного мира говорящих на нём людей. И, следовательно, о широте их мировоззрения.

***

Влияние языков на пользующиеся ими народы определяется не только богатством словарного состава, но и грамматическими типами языков, их строем. Возьмём пример из европейской истории.

Общеизвестно, что первое тысячелетие средневековья было временем умственного застоя и культурной деградации европейцев, когда люди, обладавшие простой грамотностью, во многих государствах насчитывались единицами. Однако и государственное управление, и международные отношения, и торговля, и военное искусство (особенно фортификация), и промышленная деятельность требовали как минимум умения читать, писать и считать, а зачастую ещё и знания других наук: географии, истории, медицины, философии… В ХIV веке в Европе началась эпоха Возрождения. Прежде всего возрождения общей культуры, образования. Для этого понадобилась литература. Но в течение тысячи лет она, за исключением нескольких богословских и поэтических сочинений, не создавалась. Пришлось пользоваться той, которая была создана во времена классической греко-римской античности. И, соответственно, вести обучение на этих языках или со значительным использованием их в качестве основы образования.

Для обучения стали пользоваться и родным языком. Но, странное дело, вскоре обнаружилось, что те, кто получал «классическое» образование, основанное на знании латыни и греческого языка, отличались гораздо большим развитием логики, общего мышления, красноречия, эстетическим вкусом и широтой мировоззрения, чем те, кто учился на родном языке. Это привело к тому, что классическое образование стало основой обучения молодёжи из правящих классов. А упрощённое обучение на родном языке досталось простонародью.

Со временем тайна преимуществ классического образования была раскрыта. Оказалось, всё дело в строе языка. Латынь и древнегреческий имели синтетический строй, определявший интенсивное развитие ума у обучающихся. А подавляющее большинство европейских языков — английский, французский, испанский, итальянский, датский и другие — имели строй аналитический.

Однако в ХХ веке в педагогике сложилась острая ситуация: классическое образование требовало выделения огромной доли учебного времени на штудирование почти бесполезных в практической жизни языков. А в программы было необходимо ввести большое количество новых научных достижений. Великий ум Д. И. Менделеева нашёл решение, опубликованное в его «Заветных мыслях»: мёртвые и архаичные классические языки должен заменить русский язык, имеющий тот же синтетический строй, но живой, отвечающий всем требованиям современности.

Надо заметить, что синтетический строй, помимо названных древних языков, имели древнеславянский язык и индийский санскрит. Из современных же в эту группу, кроме русского, входят литовский и частично немецкий. Но грамматика последнего нуждается в модернизации.

Суть разницы между аналитическими и синтетическими языками легко понять, если сравнить английский и русский. В английском слова кратки и почти не изменяются, разве что во множественном числе в конце добавляется буква s. Смысл фраз определяется расстановкой слов. «Пришёл Джон домой?» означает только вопрос: пришёл ли Джон, а «Джон пришёл домой» только утверждение, что Джон пришёл. В русском же языке имеется богатство других средств выражения мысли. Прежде всего, это изменения слов с помощью разнообразных приставок, окончаний, суффиксов и замены отдельных букв в корнях.

Рассмотрим возможности употребления слов в этих языках. Возьмём русское «ходить» и английское «go». Слово «ходить» однозначно, «go» имеет значения: идти, уходить, ездить, исчезать. О том, какое из них применить, нужно судить но контексту. Зато русское «ходить» получает неисчислимое множество производных, каждое из которых имеет своё чётко определенное значение с помощью приставок, суффиксов, окончаний и изменений букв в корнях: приходить, уходить, походить, выходить, расходиться, сходиться, заходить, восходить, отходить, и т. д. И тут же — ходовой, ходячий, ходящий, ходок, хождение и т. д. Не меньшее богатство созданий оттенков смысла заключается и в перестановках слов, выборе синонимов и множестве других таких приёмов. В отношении неисчислимого богатства таких возможностей русский язык не имеет соперников.

***

Исключительна ясность как народного, так и литературного русского языка. Она чётко определяется социальной обстановкой, в которой формировалась русско-славянская речь. Социальное расслоение происходило у славян много позже, чем у западноевропейских народов. В течение I тысячелетия нашей эры славяне не имели и постоянных правителей. Предводитель-князь временно избирался лишь в случае войны, после окончания которой становился рядовым селянином. Всеми народными делами правило народное собрание — вече, просуществовавшее до середины II тысячелетия и в сельских местностях, у крестьян, сменившееся «миром» — сельской сходкой, дожившей до ХХ века. Несомненно, что на вече, как и впоследствии «на миру», не могло не происходить хотя бы временами борьбы мнений. И в этих случаях неизбежно побеждал тот, кто мог изложить своё мнение более ясно и убедительно. По семейным связям с яснополянскими Толстыми и с Тургеневыми хорошо знаю, что эти великие писатели во многом заимствовали ясность стиля у местного крестьянства.

***

Современный русский алфавит (кириллица) состоит из 33 букв и передает практически все основные звуки человеческой речи. В этих отношениях более распространённый латинский алфавит уступает русскому — он состоит из 26 букв. Многие часто встречающиеся звуки, как «ч» или «ш», в этом алфавите отсутствуют и заменяются условными сочетаниями других букв. А такие русские слова, как «щука» или «щит», финно-угорское «щугор», мансийское «щокур» и многие другие передать средствами большинства европейских алфавитов просто невозможно. Но это ещё полбеды: в английском языке ни одна гласная не имеет стабильного произношения. Они все в разных словах читаются по-разному. Принимая во внимание то, что вся колоссальная западно- и центрально-европейская культура развилась на основе латинского алфавита, предложение «западным» странам сменить алфавит сейчас было бы нереальным. Но ужасно глупо выглядят деятели некоторых бывших советских республик, которые переходят на латинский алфавит как якобы наиболее соответствующий их произношению, а в действительности — в надежде на какую-нибудь подачку от тех богатых, кто пользуется этим алфавитом.

***

Уже простое изучение русского языка само по себе приносит пользу значительно большую, чем в старину приносили классические языки. Однако помимо этого такое знание создаёт возможность непосредственного знакомства с великой русской литературой — от «Слова о полку Игореве» до Шолохова и наших современников. Достаточно сказать, что в мировой литературе всех веков и народов нет другого произведения, равного по всесторонности и объективности охвата действительности описываемой эпохи, по глубине проникновения в психику людей различных социальных положений, по сочетанию художественности и глубины мысли «Войне и миру» Толстого. Даже «Илиада» многократно уступает ей в этом отношении. А ведь «Война и мир» далеко не одинокая вершина в русскоязычной литературе.

Но одновременно русский язык ведёт и в глубины великих научных достижений России, особенно важных в сфере познания природы Земли и путей гармонизации взаимоотношений человеческого общества с биосферой.

Россия в среде народов

Мы видим родовую преемственность народов, населявших первичную Землю ораев, находившуюся между Днепром, Дунаем, Карпатами и Вислой. Ораи сменились славянами, породившими Русь. В ходе времени менялись и их исторические функции. Ораи были явно материнским народом, породившим большую часть населения северо-западной половины Евразии. Славяне родили ряд новых племён, расселившихся, главным образом, лишь по Центральной и Северо-Восточной Европе. Ко времени появления Руси плотность населения практически всей Европы была приблизительно пропорциональна биологической продуктивности территорий. А Русь оказалась собирательницей народов.

Их взаимосвязи в ходе истории существенно изменялись. Так, на первых порах отношения между пришлыми ораями и аборигенами были взаимно благоприятными. Более поздние археологические факты свидетельствуют о сопровождавшихся пожарами крупных военных столкновениях. Происходили массовые нашествия врагов — видимо, южных кочевников, — против которых жители Земли ораев и славян создавали гигантские фортификационные сооружения — «змиевы валы». Однако в основном шла борьба объединений местных жителей с внешними врагами. О внутренних конфликтах нам неизвестно. По сведениям, собранным Н. М. Карамзиным в I томе его «Истории», и по данным других авторов, отношение к чужеземцам, попадавшим в земли славян, было более чем дружественным, ответственным. Каждый славянин полностью отвечал за судьбу любого перешагнувшего порог его дома чужеземца или странника до тех пор, пока не передавал в другие надёжные руки. Если же с гостем случалось несчастье, славянин подлежал изгнанию с родины как опозоривший её.

О дружественных отношениях разноплеменных соседей там, где жили славяне, говорит и происхождение имени Новгорода. Ведь соответствующего ему «старого» города не было. Но В. Л. Янин установил (1986), что на территории этого города ранее существовали три городка. В одном жили местные приладожские славяне, в другом западные славяне — кривичи, в третьем финно-угорское племя нерева. Отношения были дружелюбные, и все они объединились в Новый город, обнесённый общей оборонительной стеной.

Аналогичной была и схема образования Руси, которая никогда не была чисто славянским государством. Славяне, как новгородские, так и киевские (поляне), были инициаторами создания многоплеменного государства. Но наряду с ними в состав древней Руси входило множество финно-угорских племен, два тюркских народа — каракалпаки («чёрные клобуки» — по киевским летописям) и берендеи, а также скандинавские варяги.

В период формирования Руси — в эпоху феодальной раздробленности большинства европейских народов — роль национальности в отношениях людей была снижена. Важнейшее значение придавалось религии. В связи с этим представляет большой интерес древнероссийская концепция отношения государства — Руси — к людям разного происхождения, изложенная в письменном наставлении великому князю киевскому Изяславу его духовного наставника Феодосия Печерского. Архипастырь требовал от князя оказания помощи всем нуждающимся людям, независимо от их веры: и православным, и католикам, и мусульманам, и иудеям, и любым язычникам.

Очень показательны отношения Руси с половцами, населявшими пограничные с Русью степи. Обычно их считают врагами Руси. Действительность много сложнее. Соседи имели множество взаимосвязей как культурных, так и брачных. У героя «Слова» князя Игоря Святославича и мать, и бабушка, и жена сына были половчанками. Лишь Игорь, как исключение, был женат на русской Ярославне. Именно брачные связи русских князей в сочетании с их внутренними раздорами были причиной многих набегов половцев, приходивших помогать своей российской родне при их междоусобицах, а заодно не упускавших случая грабить местное население.

Интересным памятником российско-половецких культурных связей служит просуществовавшая в России почти до ХХ века формула официальных сообщений о смерти высших государственных и церковных деятелей: «в бозе почил». Что значит «в бозе»? Были неубедительные попытки связать это с Богом. Но, как сообщил нам М. Я. Найманов, слово «боз» в языке прямых потомков половцев — ногайцев означает общий скорбный плач по покойнику. И, очевидно, стандартная формула траурных сообщений пришла на Русь от половцев и означает «умер при общей скорби».

Тягчайшим периодом русской истории стало татаро-монгольское иго. Оно тесно связано с судьбой половцев. Ведь татаро-монголы сообщили русским князьям, что они идут воевать не с ними, а будут «наказывать своих холопов-половцев». Но князья сочли бесчестным бросить в беде своих соседей и вместе с ними вступили в войну, принёсшую им поражение, а Руси двухсотлетнее иго.

Российское возрождение после свержения ига соединилось с расширением русской территории. В ХVI-ХVII веках происходили два равнозначных процесса: западные европейцы осваивали континент Северной Америки; восточные европейцы-россияне занимались тем же в имевшей сходные параметры Сибири. Там и там освоение велось вооружённой рукой. Этот параллелизм обнажает диаметральную противоположность отношений завоевателей к «чужим» аборигенным народам.

Отношение западников к аборигенам было очень простым: жителей — истребить, а самим поселиться на их землях. За убитых индейцев, как за уничтоженных хищников, выплачивались премии. Общий результат таков: миллионы североамериканских индейцев были истреблены, несколько оставшихся тысяч помещены в заповедники для людей — резервации.

О том, как и что происходило в Сибири, мы можем судить по многочисленным документам, цитируемым в книге Е. Л. Самойлова (1945), посвящённой 300 летию открытия Семёном Дежнёвым северо-восточной оконечности Азии. В книге приводятся как московские инструкции землепроходцам, так и их «отписки» (доклады) в Москву. На первых порах вызывают изумление такие бесстрастные сообщения: в таком-то месте русский отряд имел сражение с местными жителями и покорил их. Через несколько дней дальнейшего продвижения у отряда был новый бой. Но на этот раз на русской стороне добровольно сражались и только что покорённые перед этим туземцы.

Откуда такой поворот стремлений? В какой-то мере покоряло добродушие простых русских людей. К тому же правительственные инструкции обязывали их «действовать не жесточью, а ласкою», устанавливать новым подданным налог — ясак «так, чтобы им не в тягость было», доставлял туземцам облегчение и запрет на взаимные захваты друг у друга женщин, детей и оленей. За гибель каждого туземца, если она произошла не в открытом бою, а по их вине, служивые люди платили большие штрафы. Немаловажно и то, что русские привозили такие полезные вещи, как котлы для варки пищи, топоры, ножи.

Многие народы, например алтайцы, калмыки, казахи, ища защиты от врагов и других бедствий, добровольно вступали в русское подданство, добивались его. Так, в этнографии ХIХ века существовал термин «народы-двоеданцы». Он относился к народам, жившим там, где тогда ещё не было русско-китайской границы. Жившие там платили налог китайцам, чтобы обезопасить себя от жестоких нашествий китайско-маньчжурских войск. А подать русским вносили для того, чтобы русские считали их своими и при размежевании добивались бы включения их территории в состав России.

В процессе присоединения к России ни один народ с лица земли не исчез. Позднее это происходило — например, исчезли или почти исчезли некоторые кетские племена. Но единственно потому, что растворялись постепенно в равноправных межплеменных браках. Каждый народ Сибири, если что-то грозило его существованию, искал спасения у России или в России.

Вот типичный пример. В ХVIII веке, когда в Китае правила отличавшаяся жестокостью маньчжурская династия Цин, среди калмыков, населявших тогда Западную Монголию, возникло движение, добивавшееся облегчения условий их существования. Когда слух об этом дошел до центрального правительства Китая, в тогдашнюю Калмыкию были направлены маньчжурские карательные войска. Державшиеся начеку калмыки немедленно ушли на территорию России и просили дать им убежище и защиту. По указу царицы Елизаветы Петровны им выделили землю между Волгой и Доном. Потерявшие добычу маньчжуры решили «компенсировать» её нападением на мирных алтайцев. И, пользуясь внезапностью, убили миллион человек.

Алтайцы просили Россию включить Алтай в русские пределы. В 2006 году исполнилось 250 лет добровольному вхождению Алтая в состав России.

Примерно в те же времена в отчаянном положении оказалась Грузия. Её терзали два хищных соседа. Турция захватывала кусок за куском её земли и продавала в рабство население. Персия ставила задачей искоренить грузин на Кавказе, а земли передать кочевникам. Грузия спаслась вхождением в Россию.

Огромные усилия были потрачены Россией для облегчения положения порабощённых Турцией индоевропейских народов: славян, греков, румын. Ради них велись войны, специально для них были созданы такие города на юге России, как Славянск и Славяносербск, болгарские сёла.

Ярким примером служат события русско-турецкой войны (1877-78) за освобождение Болгарии. В 1876 году в некоторых городах и сёлах Болгарии произошли всплески национально-освободительного и правозащитного движения. Турция ответила на эти события высылкой карательных отрядов, уничтоживших массу мирных болгар, вплоть до грудных младенцев. В России это вызвало огромную волну сочувствия. Но после неудачной Крымской войны Россия переживала ещё глубокий упадок — как военный, так и экономический. Однако путём дипломатических переговоров с турецким правительством ей удалось достигнуть соглашения, гарантирующего важнейшие права болгар. Но под нажимом Англии Турция эти соглашения разорвала, и России пришлось начать войну за освобождение Болгарии. Война кончилась победой России. Следует заметить, что соединенными усилиями западноевропейских государств результаты русской победы были сведены к минимуму.

В «награду» за это Англия взяла у Турции Кипр, а Австро-Венгрия — Боснию и Герцеговину. Наряду с защитой славян, огромные усилия предприняла Россия для защиты от турецкого геноцида армян.

Не перечисляя множества других подобных событий, отмечу такой уникальный случай. Может быть, не без влияния «Хижины дяди Тома» Г. Бичер-Стоу в России развилось чувство сострадания к американским неграм. Прямого вмешательства тут быть не могло. Но россияне выкупили в Америке из рабства большую партию негров и поселили их на свободе в самом тёплой Абхазии, где и сейчас живут потомки африканцев.

***

В 1948 году в Сибири, близ Приполярного Урала, я услышал местное предание о проходившей там около середины ХIХ века всеобщей межплеменной войне. Она окончилась тем, что каждый из воевавших народов поделился с другими тем, что имел: угодьями, оленями, знаниями способов охоты, у каждого народа своих, вплоть до женщин, ставших жёнами иноплеменников.

— А потери-то большие были? — спросил я, вспоминая прошедшую великую войну.

— Да какие там потери, когда всё оружие-то было костяное да каменное, — ответили мне.

И действительно, ночуя у местных жителей и выходя во двор освежиться, я, пошевелив ногой покрывавший почву слой мха, не раз обнаруживал под ним то каменные наконечники стрел, то костяной наконечник копья, которыми пользовались совсем недавние предки моих нынешних хозяев. Исторически молниеносно Россия сделала местные народы каменного века современными людьми: механиками, учителями, чиновниками… Невольно вспоминались слова Энгельса о выдающейся культурно-просветительской роли России в Азии.

Стремясь опорочить царское правительство, с которым они боролись, революционеры создали ряд легенд о национальном гнёте в России. Но вот что писал в своём завещании великий поэт, философ и просветитель казахского народа Абай: «Помни, что главное —научиться русской науке. Наука, знание, достаток, искусство — всё это у русских. Для того чтобы избежать пороков и достичь добра, необходимо знать русский язык и русскую культуру. Русские видят мир. Если ты будешь знать их язык, то на мир откроются и твои глаза. Надеяться на то, что проживёшь только хитростью, значит быть жертвой невежества…

Изучай культуру и искусство русских. Это ключ к жизни. Если ты получил его, жизнь твоя станет легче… Узнавай у русских доброе, узнавай, как работать и добывать честным трудом средства к жизни. Если ты этого достигнешь, то научишь свой народ и защитишь его от угнетения. Если мы узнаем столько, сколько знают другие, то мы станем сильными и равноправными…

Говорю тебе правду: не торопись женить сына, обучай его русской науке, хотя бы пришлось тебе для этого заложить всё своё имущество, если хочешь, чтобы твой сын стал человеком, то учи его и сделаешь тем благо ему и своему народу» (1894 год).

Замечательный мансийский поэт Юван Шесталов пишет, что родную мать он потерял в детстве и новой матерью, вырастившей его, стала Россия. Ненецкий поэт Василий Ледков считает, что его мать — северная тундра, а отцом, вырастившим и обучившим его, стала Россия.

Могучие преимущества русского языка делали его средством всеобщего внутригосударственного общения и развития культуры, но отнюдь не подавляли местных языков. Так, например, Финляндия, принадлежавшая ранее Швеции, перешла в состав России в 1809 году. Вопреки тому, что шведы составляли лишь 1/7 часть её населения, обучение финнов в составе Швеции велось только на шведском. В России сразу же издали финские буквари, позволившие ввести коренной язык в начальное образование. В 1828 году открылся местный университет с кафедрой финского языка. После подготовки специалистов стали открываться финские гимназии. В Эстляндии и Лифляндии (нынешних Эстонии и Латвии) полное господство принадлежало остзейским баронам, потомкам завоевавших когда-то эти территории рыцарей различных орденов, превративших местные народы в рабов и крепостных. Эти невероятно долго сохранявшие свою власть средневековые феодалы не допускали на «свои земли» даже государственный русский язык, не говоря о местных, — только немецкий. После нелёгкой для государства борьбы в Прибалтике было введено обязательное школьное образование на местных языках. Перепись 1897 года показала, что наивысшая для России грамотность — около 80 % — была в Эстонии и почти такая же в Латвии, в то время как в Петербурге она составляла лишь 62,6 %. В начале ХIХ века в состав России вошла освобождённая от турецкого ига Молдавия, и почти сразу же в Кишинёве открылись сначала молдавская школа (1813), затем гимназия (1982).

Только благодаря усилиям России армяне спаслись от геноцида, сохранили себя как имеющая свою территорию целостная нация и возродили свой язык. И надо им отдать справедливость: в отличие от некоторых других народов (или их правителей), они никогда не забывают об этом. Так же велика роль России в возрождении сербского и болгарского языков и письменностей, происходившем в ХIХ веке. А в ХХ м Россия уже дала учитывающие языковые особенности письменности более чем ста народам. И не зря! Ибо эти народы сторицей отдали свой долг, дав миру таких корифеев пера и мысли, как Расул Гамзатов, Чингиз Айтматов, Мухтар Ауэзов, Юрий Рытхэу…

Не следует забывать и о влиянии России на всю мировую литературу, в том числе и на классическую — от Мопассана до Тагора, не говоря уже о наших современниках.

Артельность

Известный в конце ХIХ века деятель русского земского движения Василий Юрьевич Скалот писал в уничтоженной правительственной цензурой книге о путях развития российской народной экономики, что главная и наиболее близкая народу по духу форма организации труда в России — артель. Без малого век спустя мне на всех широтах России многократно приходилось слышать фразы вроде: «Он мужик артельный: на него можно положиться», употреблявшиеся для утверждения надёжности человека.

Эта наша черта, отличная от тенденций западных стран, имеет закономерный, во многом природообусловленный характер. В Западной Европе климат значительно более мягок и благоприятен для человека, чем в Восточной. Но в то время как Восточная Европа вместе с прилегающей к ней частью Центральной представляет почти сплошную равнину, Западную Европу не только рассекают хребты многих гор альпийского типа, но и все её низменные пространства сплошь покрыты невысокими горными системами и возвышенностями, такими, как Центральная французская возвышенность, Арденны, Вогезы, Рейнские горы, Шварцвальд, Гарц и множество других. Такой рельеф способствовал разъединению и расчленению не только народов, но и небольших племенных групп. Вместе с тем изобилие камня способствовало строительству каменных жилищ и оборонительных сооружений всех типов — от домов-замков до больших крепостей. В противоположность этому запасы строительного камня в Восточной Европе были ограниченны. Строительным материалом служила легковоспламеняющаяся древесина. Природных рубежей, разделяющих различные группы населения, на востоке почти нет. Реки служат главными каналами его связей. Биопродуктивный потенциал значительно выше на западе. На востоке земля, как правило, удобнее для вспашки, но по причине гораздо более сурового климата — либо засушливого, либо морозного — здесь выжить в одиночку далеко не всегда возможно. Время от времени соседям приходится объединяться независимо от роду-племени для решения то одной, то другой задачи. Чем севернее местность, чем суровее природные условия, тем больше потребность в коллективизме. Возьмём как пример северное оленеводство. Оно требует обязательной смены сезонных пастбищ. Минимальное расстояние между летними и зимними выпасами 100-150 км, максимальное — свыше 500. Выпас вольный: на привязи олени корм не едят. Чтобы обеспечить годовые потребности в мясе, семье нужно иметь хотя бы 25-30 оленей. На перегонах стадо требует постоянного наблюдения и охраны. Олени бегут совершенно свободно. Надо контролировать их передвижения, надо неусыпно оберегать их от хищников. Всё это создает крайнюю нагрузку хозяину и его одному-двум повзрослевшим сыновьям, если они есть. А если сыновей Бог не дал… тогда дело почти безнадёжно. В колхозном же стаде, как правило, 10-12 пастухов на 1500 оленей, и они прекрасно справляются со всеми проблемам и задачами.

В самых суровых условиях России, в наиболее северных частях побережий Северного Ледовитого океана коллективизм доходит до того, что любым дальним гостям предоставляются вместе с постелью и жёны. И это отнюдь не пережиток дикости, а непреложное требование разума: при крайне малочисленных народах и племенных группах ограничение брачных связей местным населением неизбежно приводит к близкородственному скрещиванию — и вырождению. Дети от заезжих чужеземцев снижают эту опасность. Кроме того, одним из главных источников существования местного населения был промысел морского зверя. Занятие опасное. Любая перемена ветра уносит охотника от родных берегов. А поскольку установить, кто кому родной отец, не всегда возможно, обычай гласит: отцом всем местным детям будет тот охотник, которому удалось выжить.

Очень важно, что эти вырабатывавшиеся под влиянием суровых природных условий традиции входили в общую систему нравственности русских людей, в весь уклад их жизни, основами которого становились коллективное обсуждение и уважение к «миру» — общей сходке жителей селения.

Из глубины веков до нас дошло множество основанных на изложенных здесь принципах прекрасных обычаев. Таких, например, как «народные помочи», широко известные по описанию С. Т. Аксакова. Традиция примерно такова. В одной из деревень было решено построить водяную мельницу. А река порядочная, течение быстрое. Надо обратиться к народу «за помочью». На базарах и другими путями было распространено известие, что строить будут «соборно» такого-то числа. Утром назначенного дня к месту строительства тянулись вереницы крестьян: русских, башкир, татар, чувашей, мордвы… Общим дружным «богатырским натиском» течение было остановлено, плотина сооружена. Никаких денежных расчётов по этому поводу не полагалось. Но уж те, для кого народ так постарался, обязаны были устроить ему в конце рабочего дня «пир на весь мир». Подобные, хотя и менее грандиозные, помочи бывали и в ХХ веке.

Карл Маркс, которого всемирный опрос, проведённый Би-би-си в 1999 году, признал величайшим мыслителем второго тысячелетия, пришёл к выводу, специально изучив русский язык, что России не нужна была пролетарская революция. Требовалось только восстановить и очистить от привнесённых загрязнений древние российские народные институты, чтобы создать идеальные общественные отношения. К сожалению, письмо было скрыто революционерами Засулич и Плехановым, уже развернувшими борьбу на других принципах. Оно и поныне остаётся почти никому неизвестным.



 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Май 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
30123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
45678910

75 лет Евгению Ивановичу ПИКУЗЕ (1937), художнику. Окончил Ростовское художественное училище им. М. Б. Грекова. С 1974-го – в Таганроге. Писал на основе местных сюжетов («Морской Чулек», «Храм в Недвиговке», «На берегу Азовского моря» и другие картины). Участник зональных, всероссийских и всесоюзных выставок. Произведения Пикузы находятся в Таганрогском Художественном музее, частных коллекциях в России и за рубежом. Награждён медалью «За доблестный труд».

Таганрог. С. 556-557;
Юбилейный вернисаж // Новая таганрог. газ. 2007. 2 июня. С. 3;
Подарил…выставку // Таганрог. правда. 2007. 26 мая. С. 12.

12

Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"