Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Великая Отечественная война на Дону

Людмила Николаевна Перепеч

«РУССКИЙ ДОКТОР»

Владимир Ильич Дегтярёв

Владимир Ильич Дегтярёв — Почетный гражданин Польской Народной Республики, города Сальска и Сальского района. Участник Великой Отечественной войны, узник концентрационных лагерей, активный боец Сопротивления. Популярность Дегтярёв получил, став героем повести польского писателя Игоря Неверли «Парень из Сальских степей».

А родился Владимир Ильич в селе Бараники Сальского района в крестьянской семье. Как младшему сыну Владимиру, по традиции, должно было перейти крестьянское хозяйство. Однако он хотел учиться. Отец, конечно, не отпускал сына на учебу: в хозяйстве требовались рабочие руки. И однажды ночью Володя сбежал. Беспризорничал, пока не попал в детский дом. В 1929-1931 гг. воспитывался в Пролетарском детском доме. Здесь и получил среднее образование. Поступил в Новочеркасский зооветеринарный институт, который успешно окончил в 1938 г. с дипломом ветврача.

Трудовую биографию В. И. Дегтярёв начал в конезаводе № 112 Ессентукского района Ставропольского края главным ветеринарным врачом. Затем он перешел в Северо-Кавказскую научно-исследовательскую ветеринарную станцию на должность младшего научного сотрудника. А осенью 1940 г. его призвали на срочную военную службу в Красную Армию. Владимир Ильич проходил ее в приграничных войсках Западной Белоруссии в составе 48-го кавалерийского казачьего Кубанского полка, (которым командовал тогда полковник Плиев, ставший впоследствии генералом армии, командующим Северо-Кавказским военным округом). Молодому бойцу нравилась служба и он обратился с заявлением на имя Наркома Обороны СССР с просьбой зачислить его в кадры Красной Армии, не ожидая окончания срочной службы. И вскоре Владимира Ильича назначили ветеринарным врачом первого эскадрона.

В середине 1941 г. по согласованию с командованием дивизии Дегтярёву разрешили привезти к месту службы жену и детей. Ему предоставили краткосрочный отпуск с 23 июня по 1 июля 1941 г. Но поездка за семьей не состоялась.

«Субботним вечером, 21 июня, — вспоминает Владимир Ильич, — мы смотрели кинофильм «Девятый вал». Все были в очень хорошем настроении. После фильма комиссар полка Бабкин сообщил, что завтра, в воскресенье, после завтрака и чистки лошадей, мы пойдем на военный аэродром смотреть новые самолеты и показательные воздушные бои с фигурами высшего пилотажа. В казарме мы долго не могли уснуть. Было душно. Разговаривая друг с другом, мы пытались предугадать, что же нам придется увидеть завтра на военном аэродроме, а крепкий предутренний сон был нарушен чьим-то незнакомым взволнованным голосом: «Подъем! В ружье!» Мы вскакивали с постели, спрашивая друг друга: «В чем дело? Ночная боевая тревога, что ли?». Так началась война для Дегтярёва и многих, многих солдат.

«Став в строй, в указанном дежурным месте, все обратили внимание на то, что возле нас никого из командиров не было. Это всех озадачило. «В чем дело? Почему здесь нет командиров?» — спрашивали мы друг у друга. Но ответ сразу получить не удалось...

В это время послышался гул моторов самолетов, усилившийся через несколько минут. Вдруг всех нас как будто ледяным душем окатило: в небе появился и с каждой секундой нарастал пронзительный вой, чем-то напоминавший гудок быстро идущего и приближающегося паровоза. Это был звук падающей бомбы, первой бомбы, которую мне впервые довелось услышать. Она взорвалась недалеко от наших казарм. Через минуту взорвалась бомба в районе конюшни 1 эскадрона нашего полка. Затем последовали взрывы бомб один за другим: третий, четвертый, пятый, шестой и т.д. Они взрывались у казарм нашего военного городка и у конюшен, в которых размещались наши боевые кони. При взрыве каждой бомбы под ногами вздрагивала земля и, как при молнии в темную ночь, ярко освещалось все еще темное небо. Вслед за взрывами бомб над нашими головами застрекотали пулеметы. Это стреляли из самолетов.

Они, конечно же, стреляли по людям и лошадям кавалерийских частей. При этом несколько человек, стоявших рядом со мной, вскрикнув от боли, упали ранеными на землю, посылая проклятия в адрес стреляющих. Нам стало ясно, что началась война, навязанная нам фашистской Германией».

В 5 часов утра 22 июня Дегтярёва вызвали в штаб 48-го кавалерийского полка и приказали ехать в распоряжение штаба 6-й Чонгарской кавалерийской казачьей дивизии с пакетом в сопровождении одного бойца.

В штабе дивизии В. И. Дегтярёву сообщили о назначении его начальником эвакоотряда дивизионного ветеринарного лазарета и передали в его распоряжение 50 солдат, шесть грузовых автомобилей с шоферами и пять ветеринарных фельдшеров, прибывших из Ленинградского военно-фельдшерского училища.

Начальник ветеринарной службы дивизии сообщил Дегтярёву, что дело о зачислении его в кадры Советской Армии из Наркомата Обороны еще не пришло, но должно скоро поступить с положительным решением, и велел выдать Дегтярёву знаки отличия военветврача третьего ранга. Отход воинских частей и соединений 6-го кавалерийского казачьего корпуса был трудный. Продвигались ночью, так как днем фашистские самолеты патрулировали местность. Связи с армией не было. Боеприпасы, продукты питания для людей и фураж для коней не пополнялись. Было ясно, что гитлеровские войска движутся на Восток впереди, а дивизия, в которой находился Владимир Ильич, следует за ними.

Дивизия попала в окружение восточнее местечка Зельвы на западном берегу реки Зельвьянки 20 июля 1941 г. Вместе с группой бойцов В. И. Дегтярёв стал пробиваться к линии фронта, но был контужен, схвачен немцами и помещен в лагерь возле польского города Острув-Мазовецкий. Из 130 тысяч советских военнопленных 3800 были офицерами, в том числе 14 генералов. Владимир Дегтярёв стал активным участником подпольной организации сопротивления. Как врач, оказывал медицинскую помощь пленным, организовывал побеги.

Лагерь был разбит на песчаном поле под открытым небом. Пленные получали 700 г брюквенного супа, разбавленного водой в десятикратном размере. Это вызывало расстройства пищеварения. Утром давали по 200 г хлеба — 50% мука и 50% молотые желуди и древесные опилки. Вечером — чай из травы.

Чтобы быстрее ослабить и вывести из строя людей, немцы придумали так называемые спортивные занятия. Привозили несколько десятков машин с камнем весом от 8 до 12 кг. Утром и вечером заставляли пленных брать камни и бегать. Когда люди падали от изнеможения, их убивали. Еще пленных заставляли таскать груженые подводы и называли лошадьми. Люди спали на голой земле. Однажды началась эпидемия тифа.

В таких нечеловеческих условиях сплачивал дух непокорности. Организовалась подпольная коммунистическая организация под руководством Д. М. Карбышева. Подпольщики вели борьбу с паразитами брюшного тифа, устанавили связь с мирным населением, устроили массовый побег. По предложению подпольной организации В. И. Дегтярёв заявил немцам, что он врач и желает работать среди больных военнопленных. Ежедневно подвергая себя опасности, облегчал страдания больных, изможденных солдат и многих возвращал к жизни.

В этом же лагере судьба свела Владимира Ильича с Игорем Неверли, пленным польским гражданином, впоследствии известным писателем, первой книгой которого стала «Парень из Сальских степей» о веснушчатом пареньке из России, или просто о русском докторе Вове.

В новогоднюю ночь 1942 г. из лагеря бежали 13 пленных. Группу возглавил Дегтярёв. Был сильный мороз, военнопленные одеты кое-как, и он сильно обморозил ноги. Началась гангрена. Дегтярёва приютила в селе Туробины польская крестьянка Адель Наровская. Здесь Дегтярёв сделал себе операцию на ногах. Два месяца прожил у гостеприимных хозяев. За ним ухаживала хозяйка дома и ее дети.

Когда В. Дегтярёв оправился от болезни, он создал интернациональный партизанский отряд из 150 бойцов, которым руководил 15 месяцев. За это время взрывались железнодорожные магистрали Белосток — Варшава — Минск, было пущено под откос 11 немецких эшелонов с боевой техникой и солдатами, днем и ночью направлявшимися на фронт.

Активность партизанского отряда заметили фашисты. Каратели стали охотиться за командиром. За его поимку немцы сулили огромные деньги. 11 октября 1942 г. во время облавы в деревне Костры (Литва) жандармы схватили Дегтярёва и бросили в Ломженскую тюрьму. 13 октября пленного в наручниках вывезли в лес рыть себе могилу. Как впоследствии вспоминал Владимир Ильич, в тот момент он не испытывал страха. Сожалел только, что в кандалах, а не в бою приходится погибать в возрасте 27 лет.

Спас его счастливый случай: когда яма уже была вырыта на уровень груди, к жандармам подъехала на велосипеде женщина и стала просить освободить Владимира Ильича как врача: в селах было много больных. В обмен на освобождение русского доктора жители пяти сел предложили жандармам три с половиной килограмма золотых предметов и десять тысяч американских долларов. Сделка состоялась. Владимиру Ильичу приказали каждую субботу являться в жандармерию для регистрации.

Легально Дегтярёв работал врачом в амбулатории, а нелегально продолжал возглавлять партизанский отряд.

15 апреля 1943 г. он был снова схвачен и заключен в гестаповскую тюрьму в городе Ломжа. Там Дегтярёв пробыл в одиночной камере 8 месяцев. После допросов его часто возвращали в камеру на носилках.

Не получив от Дегтярёва никаких показаний, 13 декабря 1943 г. его и еще 39 других заключенных вывезли в лес и поставили на краю противотанкового рва. Допрашивали и тут же расстреливали из пистолета. Вдруг застрекотали пулеметы. Обреченных узников пытались отбить партизаны. Попытка оказалась неудачной. В перестрелке Владимир Ильич был ранен и в бессознательном состоянии вновь оказался в тюрьме.

Из Ломженской тюрьмы через несколько дней его перевезли в лагерь смерти Майданек. Набив товарные вагоны до отказа, везли почти пять суток без еды и без воды. За время пути в живых довезли лишь 20 % пленных.

Майданек — это фабрика смерти, куда привозили людей со всех стран Европы. Лишая имени и отчества, каждому присваивали номер. Под лагерным номером 3569 он пробыл там с 20 декабря 1943 по 14 апреля 1944 г.

«То, что мы увидели в Майданеке, превзошло все прежние ужасы, — вспоминал Дегтярёв, — истязания, пытки, убийства людей совершались и в застенках гестапо, и в лагерях военнопленных. Но каждодневное, систематическое истребление сотен, тысяч людей, сжигание их в крематориях и специально оборудованных ямах можно было видеть только здесь, в Майданеке». И все-таки Дегтярёв находил силы помогать людям. В Майданеке его называли «русский доктор», «доктор Вова», так как с первых дней пребывания в лагере он лечил пленных. Нетрудно представить, какие нечеловеческие усилия, мужество, любовь к Родине и лютая ненависть к врагу требовались ему и его товарищам для организации лечения. «Нужно было тайно доставать лекарства. Это делалось через люблинских рабочих, которые приходили в лагерь ремонтировать канализацию и водопровод, через представителей Красного Креста, которые легально доставляли узникам питательные супы, белый хлеб и нелегально — спрятанные в хлебе лекарства».

Среди военнопленных В. Дегтярёв приобрел много друзей, среди них — генерал-лейтенант Д. М. Карбышева. Они были активными членами подпольной организации по борьбе с фашистами. Смерть всегда ходила рядом, и нервы были в постоянном напряжении. Но о смерти Дегтярёв не думал. Он жил, помогая тем, кому еще тяжелее, жил заботой о таких же пленных: надо было укрывать узников от пыток и непосильной работы, от истребления в газовых камерах.

Когда весной 1944 г. в Майданеке заслышались орудийные выстрелы продвигающейся Красной Армии, немцы стали уничтожать военнопленных. Кого не успели расстрелять или сжечь в крематориях, перевезли в спешке в Германию, в Освенцим —самый большой и чудовищный концентрационный лагерь. Его территория составляла сорок квадратных километров. 450 тысяч человек — это постоянный контингент заключенных, среди которых 1000 детей. Татуировка на левой руке с лагерным номером 182948 из Освенцима оставалась у Владимира Ильича всю последующую жизнь. В Освенциме особенно жестоко обходились с русскими. Но и здесь наши не покорились врагу. Пленные работали на военных заводах, тайком проносили в барак детали, из которых потом собирали и прятали пистолеты, узнавали сводки Совинформбюро, доставали нелегально медикаменты. Владимир Дегтярёв по-прежнему лечил больных, спасал их от смерти.

В Освенциме Владимир Ильич пробыл с 14 апреля по 15 августа 1944 г. А впереди ждали новые испытания. Комендант лагеря, узнав о подпольной деятельности «русского доктора», 16 августа в качестве врача, сопровождавшего больных малярией, отправил его в штрафной концлагерь Флоссербург, куда нацисты со всех оккупированных стран свозили мужественных борцов фашистского сопротивления. Пришлось познать весь ужас и Флоссербургского лагеря. Фашисты изо всех сил старались осуществить свой варварский лозунг: «Сломить дух, сломить тело, сломить сердце человека».

Мучительно долго тянулась неволя. Силы были на пределе. 2 апреля 1945 г. Владимира Ильича как врача отправили с большой группой пленных в город Регенсбург. Так как войска союзников приближались, то уже 27 апреля среди ночи их всех подняли на ноги и погнали за Дунай. За пять дней марша колонна уменьшилась в пять раз. Освобождение пришло 2 мая 1945 г., когда на территорию лагеря вошли солдаты союзной американской армии. При встрече с американскими танкистами узники плакали навзрыд, как дети.

Но долгожданное освобождение наступило не сразу. В американском лагере, куда попали узники, им предлагали заняться шпионажем. В знак протеста узники объявили голодовку и потребовали возвращения на Родину. 13 июня 1945 г. их отправили в Лейпциг для передачи советскому командованию.

Был период в нашей истории, когда к тем, кто попал в плен к немцам, независимо от обстоятельств (ранение, контузия, жертва предательства либо нерасторопности командования...) относились настороженно, как к врагам народа. Прошел через это и Владимир Ильич. На Родину он вернулся 20 января 1946 г. Жена Мария Яковлевна и дочь Эмма получили в феврале 1943 г. извещение Центрального бюро потерь Советской Армии о том, что В. И. Дегтярёв пал смертью храбрых в 1942 г. в жестоком бою под Киевом. Получали за него пенсию. Старший сын тоже погиб.

Вернувшись домой, почти десять лет Владимир Ильич работал в Амвросиевском районе Донецкой области ветеринарным врачом. По-разному относились к нему. Неоднократно проверяли. К сожалению, у Владимира Ильича не было доказательств того, при каких обстоятельствах он оказался в плену, не было и свидетелей того, как мужественно он держал себя в лагерях. И только книга польского писателя Игоря Неверли «Парень из Сальских степей» помогла восстановить доброе имя патриота.

Главный герой повести, которая вышла в 1947 г., — В. Г. Дергачев. Писатель, зная отношение к бывшим военнопленным, преднамеренно изменил фамилии своих героев. И. Неверли расстался с «русским доктором» в 1944 г., когда Дегтярёв с колонной других узников был отправлен гестаповцами из Освенцима в неизвестном направлении. Этим эпизодом и заканчивается повесть.

Тринадцать лет боевые товарищи ничего не знали друг о друге. Неверли и польские читатели книги считали «русского доктора» погибшим. Но в марте 1957 г. стало известно, что Дегтярёву удалось спастись от смерти, что он вернулся на родину и работает врачом в Ростовской области.

В 1957 г. книга была переведена на русский язык и издана Детгизом, в 1958 г. она вышла в первом номере «Роман-газеты». А в Польше переиздавалась более двадцати раз и вошла в программу по литературе в польской общеобразовательной школе. Перевод книги «Парень из Сальских степей» с польского языка на русский сделала журналист-международник Зинаида Ефимовна Шаталова, она же и разыскала главного героя. Как бывший военнопленный, Дегтярёв был в опале.

В журнале «Огонек» Зинаида Шаталова писала: «...Мне довелось переводить книгу Игоря Неверли на русский язык. Невольно задумалась: а вдруг ее герой жив? Никаких сведений о судьбе его не было. Чем дольше работала над книгой, тем меньше верилось, что «русский доктор» погиб. Мало ли есть советских людей, которые совершили в годы войны подвиги, а вернувшись в родные места, продолжают скромно трудиться, не торопясь с рассказом о своих героических делах! Родилось решение: искать!

И вот после долгих розысков, рассказа о которых хватило бы не на один очерк, я в поселке Цимлянском, в семье Дегтярёвых нашла подтверждение. Жив «русский доктор!». После появления статьи Шаталовой, известившей читателям «Огонька» о том, что герой повести Игоря Неверли жив, судьба Владимира Ильича в одночасье изменилась. Из ссыльного он превратился в героя не только романа, но всего Советского Союза.

За мужество и отвагу, проявленные в годы войны, Владимир Ильич был награжден орденами Отечественной войны I и II степени и многими медалями. А польское правительство наградило его боевым орденом «Партизанский Крест» и медалью «За активное участие в подпольной борьбе с фашистской Германией».

Трудно поверить, что столько страданий выпало на долю одного человека. Но всю жизнь «парень из Сальских степей» остался улыбчивым, дружелюбным, словоохотливым. Последнее время жил в городе Шахтерске Донецкой области с женой и младшей дочерью Надеждой.

Владимир Ильич часто бывал в Сальске и Сальском районе, где у него живут родные, встречался с молодежью, рассказывал о пережитом. В дар городскому музею революционной и боевой славы при Доме пионеров из личной библиотеки подарил 15 книг и альбомов. Среди них уникальные, по крупицам собранные альбомы с письмами военных и послевоенных лет.

ЛИТЕРАТУРА
  1. Неверли И. Парень из Сальских степей: Повесть. М.: Гослитиздат, 1958. 64 с.
  2. Дегтярёв В. И. Побеждая смерть: Воспоминания. Ростов н/Д: Ростиздат, 1962. 267 с.
  3. Дегтярёв Владимир Ильич // Незабываемые годы. Сальск: Талер, 2000. С. 85-86.
  4. Юркова А. В гостях у «парня из Сальской степи» // Молот. 1964. 19 сент.
  5. Семин В. Сильнее смерти // Дон. 1957. № 12. С. 159-162.


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Май 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
30123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
45678910

70 лет Александру Николаевичу БЕЗГРЕШНОВУ (1942), специалисту в области теплоэнергетики, почётному энергетику РФ. Профессор Южно-Российского государственного технического университета Безгрешнов создатель научного направления по исследованию тепловых схем паровых котлов. Результаты работы обобщены в монографии «Тепловые схемы котлов» и учебниках, внедрены на энергетических и машиностроительных предприятиях (ОАО ТКЗ «Красный котельщик», Новочеркасская ГРЭС, НесветайГРЭС, Каменская ТЭЦ).

Новочеркасск. С. 295;
Поздравляем юбиляра // Кадры индустрии. 2002. 15 мая. С. 2.


Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"