Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Великая Отечественная война на Дону

Ю. Поляков

МИУС-ФРОНТ: ОКТЯБРЬ 1941 - АВГУСТ 1943

поиски и находки весны 2000 г.

В прошлом году мне предложили принять участие в Вахте Памяти. Я сразу же согласился, так как давно мечтал поучаствовать в настоящей поисковой экспедиции, а также потому, что мой прадед, Бойко Марк Варфоломеевич, в 1942 году участвовал в боях на Миус-фронте — месте проведения Вахты Памяти.

«Миус-фронт», как называли немцы свои позиции на Миусе, представлял собой сильный оборонительный рубеж. Около двух лет они рыли здесь траншеи и ходы сообщения. Господствующие высоты превращали в вершины смерти, устраивали многочисленные минные ловушки, возводили противотанковые, противопехотные минные поля. Сооружали доты, дзоты, блиндажи и даже подземные укрытия. А зимой отвесные берега и склоны высоток немцы заливали водой, создавая действительно неприступный ледяной барьер.

В директиве немецкого командования под номером 41 указывалось: «первоначально необходимо сосредоточить все имеющиеся силы для проведения главной операции на южном участке фронта с целью уничтожить противника западнее реки Дон, и в последствии захватить нефтяные районы Кавказа и перевалы через кавказский хребет».

Немецкое наступление на южном участке советско-германского фронта началось в июле 1942 года. 24 июля после кровопролитных боев город Ростов-на-Дону был оставлен нашими войсками. Советская армия отступала на юг. Нацисты добились значительных успехов: заняли Донбасс, вышли в большую излучину Дона, создав угрозу Сталинграду и Северному Кавказу. Но полностью осуществить свой план фашистам не удалось: основные части Красной Армии избежали окружения, и отошли на восток и юг.

В середине июля 1942 года немцы устремились на Сталинград, они уже обсуждали свою будущую победу. 25 июля 1942 года началось немецкое наступление на кавказском направлении. Гитлеровцы планировали овладеть Северным Кавказом, затем, наступая вдоль Черноморского и Каспийского побережий, через перевалы Главного Кавказского хребта овладеть Закавказьем. В ноябре 1942 года оккупанты потерпели серьезнейшее поражение в Сталинграде и на Кавказе. 31 декабря 1942 года Сталинградский фронт был переименован в Южный фронт. В него вошли 51-я, 5-я ударная, 2-я гвардейская, 28-я и 44-я армии.

Разгром под Сталинградом армии Паулюса, вынудил немецкие части бежать к Миусу. Миусский рубеж казался им надежной защитой. Их командование понимало, что если советские войска с ходу ворвутся в Ростов, то окружение кавказской группировки немцев неизбежно.

В конце февраля 1943 года советские войска по приказу командования перешли к обороне, а фашисты еще тщательнее укрепляли и совершенствовали и без того сильные Миусские рубежи. Так, кроме обычных укреплений гитлеровцы применили бронеколпаки, толщина брони которых доходила до 80 мм.

За хорошо укрепленными позициями оккупанты чувствовали себя в безопасности. Они развлекались устройством клубов, музыкальных вечеров. Один из участков 336-ой пехотной дивизии именовался «Берлин-на-Миусе». Вдоль траншей были укреплены таблички с надписями: «Фридрихштрассе», «Унтер-дер-Линден», «Курфюстендамм». Оборудован был в полутора километрах от переднего края трактир с золоченой вывеской — совсем как в Германии.

Миусские рубежи обороняли соединения оперативной группы «Холлидт» и 4-й танковой армии. 5 марта 1943 года была создана 6-я немецкая армия, вместо уничтоженной под Сталинградом армии Паулюса, на которую возлагалась задача обороны Миус-фронта.

Южный участок немецкой обороны занимал сильный 29-й корпус. Входящая в него 336-я пехотная дивизия — одно из наиболее боеспособных соединений 6-й армии, находилась в районе села Куйбышево, ее позиции гитлеровцы считали неприступными.

Оборона гитлеровцев на реке Миус к лету 1943 года состояла из трех полос. Первая, наиболее укрепленная, проходила по западному берегу реки, ее глубина достигала 10 км. Здесь была вырыта сплошная линия траншей с ячейками для стрелков, пулеметными гнездами и площадками. Подступы к главной полосе траншей прикрывались проволочными заграждениями и минными полями. Вторая полоса обороны проходила от Таганрогского залива по рекам Мокрый Еланчик и Крынка. Третья полоса начиналась восточнее Донецка и тянулась по реке Кальмиус. Общая глубина миусского оборонительного рубежа достигала 50 километров.

В ходе боев с 18 по 31 августа войсками Южного фронта была полностью разгромлена таганрогская группировка немцев. В боях наши войска уничтожили 212 самолетов, 537 танков, 494 орудия, 1500 пулеметов, 3600 автомашин. Противник потерял только убитыми свыше 3500 солдат и офицеров. Около 25 тысяч защитников Родины покоятся на миусской земле.

Все, что мы можем и обязаны сделать спустя годы, — это найти тела погибших и похоронить, как того требует обычай. Ведь не даром народная мудрость гласит: война не закончена, пока не похоронен последний солдат.

Такую задачу поставил перед собой областной клуб «Память-Поиск» под руководством Дмитрия Николаевича Санина, который уже шесть лет работает в Егорлыкском районе.

В мае 2000 года, несколько человек от нашего района отправились на раскопки в Куйбышевский район, в места, где в годы войны проходила линия Миус-фронта. Кроме нас в Вахте Памяти участвовали ребята из Ростова, а также один местный житель. Все мы за время экспедиции успели хорошо подружиться.

В первый день по прибытии мы оборудовали лагерь, провели разведку местности, наметили план работы. Что касается обнаружения места для проведения раскопок, то это делается с помощью металлоискателя, биолокационной рамки или визуально. До сих пор невооруженным глазом видны сети окопов, воронки и блиндажи.

На следующий день мы разделились на группы и приступили к намеченной работе. И первой значительной находкой оказалась яма для отходов, которая использовалась немцами. В ней мы обнаружили останки людей, которые были разбросаны по всей яме в беспорядке. По обрывкам формы, мы сделали вывод, что это были наши солдаты. Их сбросили в эту яму уже по частям, разорванными на куски. Сбрасывали, скорее всего, немцы. Так же были найдены алюминиевые банки норвежских консервов, пуговицы и обрывки от немецкой плащ-палатки, ложка из нержавеющей стали (она принадлежала нашему солдату), красная звезда, которая когда-то была на солдатской пилотке, пуговицы с гимнастерок наших солдат, карман, в котором лежали советские монеты 20-30-х годов, даже не тронутые ржавчиной, а карман уцелел потому, что находился рядом с металлом.

Бывают дни, когда кроме пустых гильз, осколков, да нескольких патронов ничего не находишь. Перекопаешь «гору» земли, идя по старому окопу, и ничего. Хотя этот окоп казался таким многообещающим. Но бывает и наоборот: находишь то, что искал, в самом незаметном месте. Так и случилось, когда мы обнаружили большой блиндаж на господствующей высоте. Несколько дней мы «крутились» рядом с ним, не подозревая, что нас там ожидает. Наткнулись на него почти случайно. Мы работали вдвоем. Копали окоп, и нашли только раскладной ножик, сигнальную немецкую ракету (трехцветку 1941 года выпуска) и гильзы. Володя сказал, что здесь скорее всего уже ничего не найдем и пошел копать чуть дальше. Он выбрал самое неподходящее, как мне казалось, место. Там росло много больших кустов. Я продолжал копать на старом месте, сомневаясь, что он там что-нибудь найдет. Но, вырубив кусты и начав копать, он позвал меня посмотреть находку. На небольшой глубине он нашел фаланги пальцев руки. Мы стали работать вдвоем. Сначала копать было очень трудно: камни, корни. Чем глубже копали, тем больше становилось находок: пуговицы, обрывки шинелей, но когда мы нашли ботинок с шерстяным носком и костями ноги, мы позвали остальных. В итоге раскопок этого блиндажа были найдены останки девяти человек — двух немцев и семерых наших солдат. Оказалось, немцы «сидели» на наших солдатах. Они, скорее всего, убив их, немного присыпали землей и сделали деревянный настил. Стреляли они из нашего же оружия, отнятого у убитых, хотя было и свое. Немцы были в зимних шинелях и обуви. События происходили зимой. У одного из них был найден жетон с порядковым номером и кодом. По одной части кода выяснилось, что он был из полка истребителей танков. У второго (видимо уже немолодого) была найдена вставная пластиковая челюсть. Так же в немецком «слое» были найдены медаль «За отвагу» (немецкая), немецкая монета, бритвенные станки, курительные трубки, мундштуки, коробочки для мыла и зубного порошка, расчески, действующая грифельная серебряная ручка, фонарик с цветными пластинами, обрывки немецких газет (которые еще можно было прочитать) часы на цепочке (стрелка остановилась на цифре 9, видимо, от удара), котелки, кружки, ложки, вилки, дезинфекторы, фляги. Из оружия были: гранаты (ручные), шесть винтовок (наших), автомат Дегтярева, наган, рожки от немецких автоматов, ленты и ящики от патронов, патроны от винтовки, нагана, противотанкового ружья. Немцы погибли, видимо, от удара «Катюш», так как кости и шинели были обгоревшими, а часы остановились. Это доказывает и то, что в одном из окопов, входящих в блиндаж, была найдена оторванная рука. У советских солдат была найдена только кружка, пробитая пулей, остальное отняли немцы.

Этот блиндаж оказался самой крупной находкой за всю Вахту. Следующим местом нахождения была большая воронка от авиабомбы. В ней покоились двое советских солдат, погибших, видимо, от осколочных ранений. Они были в униформе, полностью снаряжены, но без оружия. Его забрали, прежде чем их туда скинули. При них были подсумки, полные патронов, гранаты (Ф-1), ручные гранаты.

Еще одна необычная находка, потрясшая меня, была сделана на другой господствующей высоте. Когда мы раскапывали дзот, то наткнулись на цинковый ящик для патронов. Сначала подумали, что он полон, но когда его подняли, то оказалось: ящик был раскрыт и перевернут вверх дном. Ящик укрыл кусочек прошлого и донес до нас «часть» той атмосферы, воздуха, пропитанного порохом и патриотизмом. Под ним оказалась земля, на которую уже почти 60 лет никто не ступал.

Много находок сделали и другие группы. В конце Вахты мы участвовали в захоронении останков 14 советских солдат. Их похоронили со всеми почестями, в братской могиле на местном мемориале, в селе Русское.

За время проведения Вахты были найдены останки 32 человек. 30 советских солдат и двое немецких. Множество вещей, оружия и, конечно же, сведения, информация, которая поможет в раскрытии многих загадок и тайн Миус-фронта.

Вот одна из них, которую удалось раскрыть нашей экспедиции.

Из архивных документов известно, что уже в конце 1941 года под Ростов в степную зону были переброшены несколько немецких батальонов егерей из дивизии «Эдельвейс».

С чем это было связано? Почему немцы использовали на равнинах своих горных егерей? Каковы были их замыслы?

Пролить некоторый свет на эти вопросы удалось после исследования местности.

Батальон горных стрелков из «Эдельвейс» немцы поставили на скалистых берегах, превратив их в крепости, используя минимальное количество войск. Егеря оборудовали оборону с учетом специфики гор. Поэтому вдвойне было трудно нашим войскам вести боевые действия на этих направлениях. Даже каменистый грунт, где было практически невозможно рыть траншеи полного профиля, немцы использовали себе во благо. Они прочно укрепляли свои блиндажи могильными камнями с гражданских кладбищ.

Так в одной из экспедиций с помощью биолокационной рамки была обнаружена могильная плита XIX века, вылитая из чугуна. Когда очистили глину, проступили буквы: «Здесь покоится прах Александра Петровича Машлыкина. Родился 1844 г. Скончался 20 апреля 1889 г.». Эта плита толщиной до 5 см надежно прикрывала вход в офицерский блиндаж.

Но этим нельзя было объяснить минимальные потери немцев, которые они несли во время артобстрелов и бомбежек, особенно ближе к Таганрогу, где уже не было скал. По архивным документам и мемуарам было лишь известно, что во время артобстрелов «личный состав на передовой укрывался в надежных убежищах».

Но что это за надежные убежища в степи? Что они из себя представляли? Поиск продолжался. Экспедиция вышла на элементы «секретного оружия обороны» Вермахта! Под дном траншей полного профиля на глубине 80 см (т. е. почти 2,5 метра от уровня земли) обнаружили гофрированную крышу подземных сборных металлических бункеров. В свое время эти бункера разрабатывались для частей, воевавших в Африке. Но с 1942 года их стали эффективно использовать в степной зоне СССР.

Найденное группой Д. Н. Санина сборное подземное полевое укрытие — первая находка на территории бывшего СССР. Тем более об использовании данного приспособления у нас до последнего времени не знали ни историки, ни военные, ни поисковики. Это одна из загадок, которую удалось раскрыть нашему клубу.

Еще много тайн ждут своих ответов и своих исследователей. Я надеюсь, что теперь все больше людей будут подключаться к работе, и дело пойдет быстрее. Ведь с каждым годом мы удаляемся от того времени, а значит, все меньше следов остается. Нужно действовать пока не поздно.

После экспедиции на бывший Миус-фронт многое в моем сознании и мировоззрении изменилось. Я приблизился к пониманию смысла жизни. Когда видишь своими глазами то, что осталось от войны: сети окопов, воронки, высотки, останки людей — в душе что-то переворачивается, ты понимаешь, за что погибли наши деды, сильнее начинаешь любить Россию.

ПРИМЕЧАНИЯ И ЛИТЕРАТУРА
  1. Описание военных действий 1941 — август 1943 г., составляющих основную часть работы Ю. Полякова, не публикуется
  2. Архив МО СССР. Ф. 303, оп. 4005, д. 132, л. 2; Ф. 44А, оп. 9385, д. 98, л. 45-46; Ф. 382, оп. 8465, д. 42, л. 57.
  3. Огненные рубежи: Воен.-ист. очерк. — Ростов н/Д: Кн. изд-во, 1976. — С. 134-168.
  4. Корольченко А. Сокрушение Миусс-фронта. — Ростов н/Д: Кн. изд-во, 1978. — 144 с.
  5. Манштейн Э. Утерянные победы / Пер. с нем. — Ростов н/Д: Феникс, 1999. — 636 с: ил. — (След в истории).


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Май 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
30123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
45678910

70 лет Александру Николаевичу БЕЗГРЕШНОВУ (1942), специалисту в области теплоэнергетики, почётному энергетику РФ. Профессор Южно-Российского государственного технического университета Безгрешнов создатель научного направления по исследованию тепловых схем паровых котлов. Результаты работы обобщены в монографии «Тепловые схемы котлов» и учебниках, внедрены на энергетических и машиностроительных предприятиях (ОАО ТКЗ «Красный котельщик», Новочеркасская ГРЭС, НесветайГРЭС, Каменская ТЭЦ).

Новочеркасск. С. 295;
Поздравляем юбиляра // Кадры индустрии. 2002. 15 мая. С. 2.


Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"