Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Великая Отечественная война на Дону

В. Медведева

ШКОЛА - ГОСПИТАЛЬ, ШКОЛА - ЛАГЕРЬ ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ

по воспоминаниям участников событий 1941-1943 гг.

В средней школе № 10 города Шахты во время Великой Отечественной войны располагался госпиталь № 1607 и лагерь для военнопленных.

Юные краеведы школы, сознавая свой долг перед прошлым поколением, вели поиск под девизом «Давайте, люди, никогда об этом не забудем», пытаясь увековечить память о людях, работавших в госпитале и томившихся в лагере для военнопленных.

Их воспоминания переносят нас в грозный 1941 год — самый тревожный в истории войны, когда шло мощное наступления немецких войск на Москву, — когда наши войска несли тяжёлые потери. В связи с этим в городе Шахты было размещено 5 госпиталей. Среди них был госпиталь, расположившийся в здании школы № 10.

Рассказывает Валентина Александровна Пржегалинская:

«24 июня 1941 года вместе с группой медицинских работников города я была призвана в ряды Советской Армии в несуществующий тогда госпиталь. В школе № 10 начались работы по его организации. Начальником госпиталя был назначен военный врач 2-го ранга А. Беляев, начальником 1-го медицинского отделения — А. В. Шлёпов, Госпиталь получил номер 1607.

Тянулись тяжёлые дни организационного периода, и то, что мы в мирной обстановке должны были делать за месяц, выполняли за одни сутки. Мы научились делать печи для отопления, рыть траншеи, оборудовать бомбоубежища для раненых. Одновременно с ремонтом шло переоборудование классов под операционные, перевязочные, палаты и другие необходимые помещения».

Первый военно-санитарный поезд прибыл на станцию Шахтная в день открытия госпиталя.

Кириаки Ивановна Коковияти вспоминает:

«Было очень трудно, с вокзала раненых привозили трамваем прямо к черному входу здания госпиталя. Трамвайная линия проходила через двор начальной школы № 17. Сортировка происходила прямо на вокзале. Большинство раненых поступало в тяжёлом состоянии с различными ранениями — осколочными, колотыми, иногда в запущенной форме.

На втором этаже в самом большом и светлом классе была оборудована операционная. Всей лечебной работой руководил ведущий хирург госпиталя Александр Васильевич Шлёпов. После окончания медицинского факультета Ростовского государственного университета он 3 года работал в клинике известного профессора Н. Богораза. В 1929 году приезжает в г. Шахты. Им было проделано множество операций — в основном это удаление осколков и пуль, обработка гнойных ран, ампутации и другие.

Александр Васильевич Шлёпов:

«Мы не думали об отдыхе, работали днём и ночью, так как раненые поступали всё время. После одной операции сразу же другая. Мест не хватало, лежали на полу».

Начальник госпиталя — военный врач Беляев и ведущий хирург Шлёпов своей самоотверженной работой увлекали весь коллектив госпиталя.

Вспоминает Нина Евдокимовна Киселёва:

«Работали так, что болели руки, глаза, кружилась голова. Но, к сожалению, очень много раненых умирало, их хоронили во дворе школы».

Анна Васильевна Алексенко: «Госпитадь был хорошо оборудован. Обслуживающий персонал многочислен. Но шахтинци — взрослые и дети не оставались в стороне, как могли помогали: и материально, и личным участием (сдавали кровь). Женщины — матери учеников школы приносили продукты, одеяла, стирали бинты, помогали ухаживать за тяжело ранеными. Школьники приходили, чтобы написать письмо родственникам, прочитать книгу, выступить с концертом».

Все эти воспоминания записаны, оформлены в раскладушки и альбомы, хранятся в музее. Также в музее хранится стихотворение написанное в стенах нашей школы Виктором Ивановичем Фоминым, учителем по военной подготовке.

Город затих, город устал

Четвёртые сутки никто не спал.

К городу тянется длинный состав,

Раненых воинов город принял.

Ночью трамваи по городу ползают,

Небо расцвечено белыми звёздами

Белая марля, бинтов не хватает

В окнах трамвая сердце сжимает.

Здание школы — госпиталь временный

Кажется серым от тяжкого бремени

Госпиталь смотрит провалами окон

В шторах нет щелей: фронт не далеко.

Низко склонясь над кроватью больного

Нянечка шепчет приветное слово.

Шлёпов — усталый, измученный взгляд,

До 40 операций подряд.

Память людей сохранит всё навечно

Слава героям, поклон им сердечный!

В период оккупации (21 июля 1942 года — 12 февраля 1943 года) школа № 10 стала лагерем для военнопленных. Об этом свидетельствуют многочисленные рассказы жителей окрестных кварталов и самих узников.

Жители города рассказывают: «Лето 1942 года. В город вошли немцы. Пустынные улицы, редкие прохожие, словно всё вымерло. Только и слышен стук кованых сапог. Это враги, они как хозяева в родном городе. Больно, очень больно видеть всё это. Вскоре, через город потянулись колонны пленных, которых гнали озверелые фашистские молодчики. Раненые, больные, измученные, они; обессилев, не могли двигаться, и многие в изнеможении опускались на пыльные дороги. Упавшие, они больше не поднимались, ибо тут же пристреливались конвоирами».

Школу опоясывала высокая стена из колючей проволоки. В лагере, расположенном на территории нашей школы, бойцы подвергались самым жестоким пыткам, их морили голодом, не оказывали медицинской помощи. Во дворе ежедневно гремели выстрелы: шли расстрелы.

Вспоминает бывший военнопленный Иван Константинович Черепанов:

«В плену я находился с 1 октября по 12 февраля 1943 года. Ежедневно в лагере умирало 10-12 человек от истощения. Тяжело раненых лечить было нечем, не было перевязочного материала. Питание состояло из супа без жиров. Хлеба получали по 150 граммов. Вспыхнула эпидемия сыпного тифа и унесла массу военнопленных. Хоронили в общую яму, ежедневно расширяя её в длину. Фельдшер Серов Николай Васильевич устроил побег. Об этом я знал, но уйти из лагеря не представилось возможности. После этого случая нас стали держать ещё строже».

Жители города всячески стремились облегчить страдания военнопленных. Они передавали продукты питания, одежду, медикаменты.

Екатерина Григорьевна Мандрик дала своей 4-х летней дочери кусок хлеба и просунула её в дыру стены из колючей проволки. Девочка передала хлеб военнопленным, но её заметил фашист. Он схватил ребёнка и перебросил через стену. Мать еле успела поймать свою дочь. С тех пор фашисты даже близко не разрешали подходить к лагерю. Жителям очень трудно стало помогать военнопленным, но они старались сделать всё возможное.

Так, семья Ткаченко, проживавшая по улице Советская, 84 (Игнат Павлович, заведующий сапожной мастерской, его жена, Аграфена Васильевна, продавщицей в магазине, их дочь Александра, студентка в Ростовского мединститута), оставшись в захваченном немцами городе, собирали у соседей одежду, продукты, лекарства и носили их в лагерь, помогли нескольким пленным бежать из лагеря, за что поплатились своей жизнью. Игната Павловича и Аграфену Васильевну фашисты расстреляли на шахте им. Красина 11 февраля 1943 года.

На шахте им. Красина работал Николай Климович Скрипченко, дядя Юрия Ивановича Рудь, очевидца событий в 10-летнем возрасте.

Юрий Иванович Рудь (ныне пенсионер) вспоминает: «Когда город захватили гитлеровцы, то над каждым человеком, который не пошел на них работать, нависла смертельная опасность. Вся семья жила в тревоге за Николая Климовича. Он участвовал во взрыве шахты перед немецкой оккупацией. Из города Николай Климович не эвакуировался, так как получил задание организовывать диверсии.

Когда людей начали угонять в Германию, Николай Климович скрывался в подвале своего дома по ул. Советская, 13. Хозяином дома был его отец Скрипченко Клим Яковлевич. Вместе с ним были еще 3-4 человека, бежавшие из лагеря военнопленных. Полицаи не раз делали обыски в доме и во дворе. Если бы они обнаружили скрывающихся то расстреляли бы не только их, но и всю семью Скрипченко. Семья Скрипченко дождалась освобождения. Николай Климович Скрипченко восстанавливал шахту имени Красина. Он сопровождал первый эшелон с углем, добытым на шахте после ее восстановления в Сталинград».

Рассказывает Мария Григорьевна Башарина — бывшая узница лагеря: «Осень была холодной, шли дожди, а люди находились на улице, в грязи. Каждую ночь пленных заставляли подниматься плетьми. В углу школьного двора, когда-то было насыпано много семечек. Пленные раскапывали их и ели. Если кто-нибудь из немцев замечал это, людей избивали.

Немцы заставляли местных жителей работать на территории лагеря. Часто под видом местных жителей уходили из лагеря и военнопленные. Фашисты перестали доверять населению города и поменяли коменданта. Новый комендант был настоящим извергом. Расстреливали прямо в лагере, раздевали и бросали в ров, часто зарывали живыми.

Перед приходом наших частей немцы притихли. 12 февраля 1943 года город был освобожден. Здание школы было заминировано. Его разминировали, а пленных отправили по госпиталям».

В результате поисковой краеведческой работы перед нами раскрылись интересные страницы истории нашей школы, к которой мы уже никогда не будем равнодушны. Но мы уверены, найдутся ветераны, которые знают еще очень много о том, что было в нашей школе почти 60 лет назад. Поиск продолжается.

ЛИТЕРАТУРА
  1. Акт Шахтинской городской комиссии по расследованию зверств и злодеяний немецко-фашистских захватчиков, учиненных ими за период оккупации г. Шахты с 21 июня 1942 г. по 12 февраля 1943 г. // ЦДНИРО. Ф. 1886, оп. 1, д. 9, л.112; д.9а, л.4-6.
  2. Шахты: ист.-краевед, очерк / 3. С. Богданова, С. Ф.Шатров, Б. Н. Васильев и др. — 2-е изд., перераб. и доп. — Ростов н/Д : Кн. изд-во, 1986. — С. 95-133.
  3. Ющенко, В. Вечный огонь : роман. — 3-е изд., испр. и доп. — Воронеж : Центр.-Чернозем., кн. изд-во, 1976. — 415 с.
  4. Госпитали для русских // Лен. знамя. —1991. — 22 июня.


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Август 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
303112345
6789101112
13141516171819
20212223242526
272829303112
3456789

75 лет Ирине Сергеевне ДЕРИЖАНОВОЙ (1937), патологоанатому, доктору медицинских наук, действительному члену Международной академии патологии. Профессор Ростовского государственного медицинского университета Дерижанова одной из первых в стране занялась изучением канцерогенеза ранних опухолей, их диагностики и роли эндокринной системы в развитии опухолевого процесса. Удостоена премии РАМН имени академика А.И.Абрикосова.

Женщины Дона, 2004 : [сб. / М. И. Фомичев и др.]. [Ростов н/Д, 2005]. С. 124;
Наука Дона в лицах. С. 113.

123

Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"