Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Гражданская война на Дону

Андрей Вадимович Венков

ПАРТИЗАНЫ ИЗ ЛЕГЕНДЫ

Имя легендарного лидера партизанского движения В. М. Чернецова всегда связывают с именами Каледина, Назарова, Богаевского и других донских деятелей того романтического и рокового времени. Между тем, с гибелью Чернецова в январе 1918 года движение это не прекратилось. Остатки его отряда ушли с Л. Г. Корниловым в Ледовый поход, составив костяк Партизанского (впоследствии Алексеевского) полка Добровольческой армии, которым в Ледовом походе командовал будущий Донской атаман А. П. Богаевский.

Вновь командование сделало ставку на партизан в начале 1919 года, когда Красная Армия начала зимнее наступление, атаман Краснов подал в отставку, а донцы отошли к берегам Северского Донца и Маныча, оставив большевикам три четвёртых донской территории.

Недоброжелатели Богаевского считали, что он, «вероятно в угоду лицам, на детях делавших карьеру, опять возродил детские партизанские отряды» [1].

Началось с того, что при Партизанском полку Добровольческой армии (теперь он в большинстве состоял из кубанцев) был сформирован Донской пеший батальон Добровольческой армии. 24 ноября 1918 года батальон выделили из полка и включили в состав 2-й дивизии «добровольцев». С 6 декабря его командиром стал генерал-майор Э. Ф. Семилетов. Батальон нёс в Новороссийске караульную службу, при нём действовала отдельная конная сотня из пожилых казаков под командованием штаб-ротмистра Уварова. С 11 января 1919 года батальоном командовал полковник Д. Л. Абраменков.

На этот батальон и надеялись оппозиционеры. Предпринимались и попытки использовать его для давления на Круг с целью сместить Краснова.

В начале декабря 1918 года там же, в Новороссийске, под командой хорунжего М. Т. Гребенникова началось формирование «студенческой боевой дружины» из нескольких десятков человек.

В феврале после падения Краснова батальон и дружина направились на станицу Морозовскую прикрывать отступление казаков, а затем на станцию Лихую в резерв: их сменил Корниловский дивизион. А 22 числа заняли Каменскую.

После боёв у станицы, когда угроза форсирования Донца красными отодвинулась, партизан отвели в Новочеркасск, где и развернули в бригаду.

12 февраля Приказ № 304 объявил о мобилизации студентов и учащихся двух старших классов всех учебных заведений; молодёжь поступала в распоряжение генерала Семилетова [2]. 15 февраля в Новочеркасске на Комитетской улице была открыта запись в партизаны в Семилетовский (на базе батальона) и Чернецовский отряды, ― в последний набирал людей (в основном, казаков Черкасского округа) председатель «Общества чернецовцев» есаул Брыкин. Одновременно на Хотунке формировал дружину хорунжий Гребенников. Хопёрцев записывал в отряд войсковой старшина П. Р. Дудаков. В среднем к моменту отправки на фронт каждый отряд насчитывал по четыре сотни.

Их состав не полностью состоял из казаков. Cреди погибших семилетовцев, похороненных 11 мая 1919 года у хутора Караичева, значатся хорунжий Чернецов, прапорщик Михайлов, сестра М. Н. Малышева, партизаны Натанчук, Галаев, Гладков, Аптекман. 1 мая умер от ран чернецовец Ефим Гершанович.

3 марта на Соборной площади Семилетов принимал парад партизанского отряда ― из пехоты, конницы и команды самокатчиков. 6 марта проходил смотр отряда (между зданием кадетского корпуса и Краснокутской рощей) перед Донским атаманом. 10-го на общем собрании отряда объявили: не явившийся на отправку на фронт будет считаться дезертиром.

19 марта семилетовцев и чернецовцев направили на фронт, через день туда выехал и 3-й партизанский Дудаковский отряд.

Во главе партизан был поставлен полковник Д. Л. Абраменков, участник русско-японской, 1-й мировой войн и Степного похода в отряде Семилетова. Во время атаманства Краснова он руководил 8-м полком Молодой армии, сражался в семнадцати боях под Царицыном; и был отрешён атаманом от командования за внешний вид полка.

Приказ № 620 от 4 апреля 1919 года объявлял о создании Сводного партизанского корпуса во главе с Семилетовым. Помощником командира корпуса назначили генерал-майора Поляков, а костяк корпуса составили отряды 1-й Семилетовский (есаул П. С. Тацын), 2-й Чернецовский (войсковой старшина А. С. Герасимов), 3-й Дудаковский (войсковой старшина П. Р. Дудаков), Студенческая дружина (сотник М. Т. Гребенников), Отдельная конная сотня (штаб-ротмистр П. П. Уваров) и 4-й Донской пеший полк, пополненный усть-медведицкими партизанами (полковник Г. И. Алексеев).

Все эти части были сведены в 1-ю Донскую партизанскую отдельную бригаду. А 25 апреля 1919 года в корпус влились бригады 2-я Донская отдельная Добровольческой армии и 3-я Донская отдельная Добровольческая.

На рукаве партизаны носили нашитую углом георгиевскую ленту; кроме того, георгиевские розетки на головных уборах чернецовцев (в основном, зелёные французские каски и чёрные папахи с синим верхом) украшал чёрный крест. Погоны ― чёрные с красным просветом. Чернецовское знамя выглядело так: чёрное поле, георгиевская розетка с чёрным крестом и надпись красным «Чернецовцы». Студенты носили на папахах белые полосы, поверх полос крепились кокарды; им выдали немецкие шинели и немецкие фуражки.

Своеобразный колорит партизанам на фронте придавали приставшие к отряду старики станицы Екатерининской, которые под огнём большевиков спали, гуляли, курили, прикуривая друг у друга, «чтоб не переводить огня». Если время обеда наступало во время перестрелки с врагом, они попеременно отползали и под прикрытием товарищей обедали домашними харчами…

Состав студенческой дружины, преобразованной в батальон, был интернациональным: из прошедших через батальон студентов православных ― 320, иудеев ― 120, магометан ― 1, католиков ― 1, не указали своего вероисповедания ― 543. Во главе дружины, а затем батальона стоял Михей Тимофеевич Гребенников (1895-?), казак станицы Ермаковской. Выпускник Киевского коммерческого института, он обучался в Новочеркасском юнкерском училище; в хорунжие производился, по его словам, трижды ― 12 февраля 1918 года, летом того же года в рядах Ермаковского полка под Царицыном и на Украине при гетмане Скоропадском.

Формировалась дружина «семейным образом», приказы по дружине не издавались. Первый приказ по отряду вышел 30 мая 1919 года. Дружина жила на деньги от концертов, пожертвований и т.д. С марта по октябрь 1919 года собрали 191894 рубля.

В дружине играли два оркестра, первый ― организованный в батальоне и вместе с ним направившийся на фронт, другой (30-40 евреев), оставленный при команде выздоравливающих для сбора денег, прибыл из Екатеринослава.

О команде выздоравливающих ― особо. Созданная при батальоне, она служила прибежищем для студентов, способных откупиться от фронта (вот пример: рядовой Басс, сын ростовского купца, попал туда в день отправки на фронт за 25 тысяч рублей). В неё поступали не те, кому надлежало восстановить силы после госпиталя, а напротив, бойцы с фронта. Так, 18 сентября 1919 года в батальоне значилось 45 офицеров и 782 солдата вместо реальных 18-ти и 304 соответственно; 17 офицеров и 376 солдат числились больными ― то есть «выздоравливающими». При этой команде действовали шапочная и сапожная мастерские (сапожники формально числились на службе).

Сам Гребенников, будучи членом Войскового круга, жил в Ростове, держал при себе вестового, денщика, повара, телефониста, имея фронтовое содержание по должности командира полка и кормовые деньги. Продукты получал из команды выздоравливающих, где скрывались от фронта брат, два зятя и два дяди. Батальоном в это время командовал его родственник есаул А. М. Гребенников.

При всём своём героизме партизаны не могли одни спасти фронт, и потому в ещё не занятых красными станицах шла мобилизация 17-45-летних (в некоторых станицах призыву подлежали мужчины до 48-ми и даже до 55 лет).

Кроме того, стали мобилизовывать иногородних (до 36 лет) и даже пленных. 2 апреля Большой Войсковой Круг принял постановление: в целях привлечения бойцов на свою сторону стараться не расстреливать за службу «Совдепии», а пороть; пленных «очищать» от коммунистов, комиссаров «и других вредных лиц ― добровольцев, китайцев, латышей, евреев и проч.»; уничтожать этих лиц «при помощи самих же пленных»; формировать из пленных части, не допускать в таких частях грубостей, не обращаться «Ваше благородие» и т.п., использовать как полезные кадры добровольцев Саратовского и Воронежского корпусов (эти «корпуса», созданные в конце 1918 года, насчитывали по 200-250 солдат); по прибытии в их родные места отпускать таких бойцов в отпуск на две-три недели [3].

Пленными и крестьянами пополняли даже семилетовские части, и те, попадая опять к красным, рассказывали, что у Семилетова «дисциплина не строгая ― не бьют» [4].

Впервые партизаны попали в бой, когда красные попытались в очередной раз форсировать Донец и повести наступление на Новочеркасск. Операция проводилась на фронте 2-й Донской армии. Командующий Г. А. Ситников 18 марта заболел, и его сменил Исаак Фёдорович Быкадоров.

26 марта части 23-й советской дивизии (белая разведка зафиксировала пехоту на 800 подводах) переправились у станицы Калитвенской ― там, где Северский Донец делал изгиб. Места здесь для плацдарма было достаточно, причём казаки не имели возможности обойти переправившихся с флангов.

Одновременно шла переправа у Каменской, но крупных донских частей здесь не было; в бой бросили последний резерв ― партизан. Из Ростова и Новочеркасска на фронт отправили студенческую дружину. К месту форсирования выслали оказавшийся поблизости, в хуторе Богураеве, Чернецовский отряд.

Утром конная сотня чернецовцев и 3-я пешая сотня с пулемётами выступила к хуторам Ясиновскому и Липову с напутствием полковника Гущина: «Атакуйте чем Бог послал. Поддержать может лишь бронепоезд».

Очевидцы вспоминали: чернецовцы, узнав о походе, кричали «ура» и выступили с песнями.

Противника встретили у Васильевского рудника. Прикрывавшие фланг чернецовской цепи 12 конных казаков с пиками атаковали рудник, выбили красных, спешились, дождались пехоту и заняли первую позицию красных.

Противники расположились по обрывистым краям балки на расстоянии тридцати шагов друг от друга, перебрасывались гранатами и кричали: «Товарищи казаки, сдавайтесь!», «Может быть, вы сдадитесь?». Здесь чернецовцы понесли первую потерю, был убит партизан Корольков...

3-й сотне удалось захватить у красных пулемёт и приблизиться к хутору Ясиновский. Атака красной конницы с фланга оттеснила партизан за рудник; но те снова поднялись в атаку…

«Красный» пулемёт на высоте у железной дороги взял под контроль местность на 1000 шагов. Был убит командир 4-го взвода поручик Юрьев, ранен в голову командир сотни поручик Яковлев.

Партизаны стали отходить за железную дорогу, прикрываемые 4-м взводом (из шести человек) и пулемётами поручика Спирова.

По сведениям белых, красные (их отличали погоны с литерами «СРКК») подтянули против чернецовцев три полка. Наступление красных остановила развернувшаяся в чернецовской цепи батарея есаула Матасова.

К ночи бой прекратился. К 3-й пешей сотне подошла 4-я. Партизаны заночевали в окопах.

Кроме чернецовцев, к месту переправы у хутора Мечётного выступил Дудаковский отряд под командованием есаула Скобелина. Партизаны сделали привал у хутора Чекунова, прошли станцию Репную и заняли с боем близлежащий рудник и хутор Липов. По другой версии, пройдя Репную, партизаны упёрлись в красные окопы на холмах за станцией и в 30-40 саженях от них были прижаты к земле. Так, под огнём, и пролежали до темноты, а затем вошли в хутор, где и заночевали. Помощник командира отряда капитан Савин был ранен в руку навылет. Утром следующего дня дудаковцы двинулись на Репную.

У чернецовцев командование 3-й сотней принял прапорщик Руднев, общее командование отрядом ― есаул Брыкин. На рассвете чернецовцы захватили Васильевский рудник.

Красные планировали нанести удар с плацдарма на Лихая ― Зверево. Но путь через Репную закрывали дудаковцы, а чернецовцы оставались в стороне и могли ударить во фланг.

В 16 часов красная батарея (6 орудий) открыла огонь по чернецовцам, затем пять цепей красных с кавалерией на флангах пошли в атаку.

Есаул Брыкин погиб. Ближайшие к нему партизаны стали беспорядочно отступать, но их остановил конницей и двумя взводами 4-й сотни командир конной сотни сотник Земцов.

Во взводах у чернецовцев осталось по 6-10 человек. Брыкина сменил есаул М. Т. Попов.

Под Репной вступила в бой выгрузившаяся в Лихой студенческая дружина. Красные в наступившей темноте заблудились, их цепи лежали в 800 метрах за станцией. Партизаны ночью вступили в Репную, залегли на полотне и вступили в перестрелку. Три ночные атаки красных были отбиты огнём «Виккерсов». Командир бригады полковник Д. Л. Абраменков, раненый в голову навылет, на рассвете скончался. Командование принял полковник Гущин.

Остатки партизан откатились на хутор Мечётный, где Гущин их ободрил: «Вы потеряли своего героя-командира, но сделали свое историческое дело ― спасли положение под Репной».

Слова «спасли положение» означали: пока партизаны сдерживали красных, к донцам у Репной подошли резервы.

30 марта партизан в Мечётном приводили в порядок, их благодарил командующий армией Быкадоров и командующий партизанскими отрядами Э. Семилетов.

Под Репной уже стояли хопёрские части и мобилизованные казаки Калитвенской и Екатерининской станиц. Быкадоров отмечал «высокое моральное состояние войск. О каких-нибудь митингах не могло быть и речи» [5].

В результате этих боёв стала складываться новая «партизанская легенда». Донские газеты писали о семилетовцах как о мастерах «остроумного неожиданного манёвра»; о чернецовцах как о храбрецах: «Чернецовцы это ударники по преимуществу… Они ошеломляют … своей беззаветной храбростью»; о дудаковцах, как о старой, дисциплинированной, обстрелянной регулярной части: «У них много выдержки и хладнокровия» [6].

Большевики заняли Репную и 30 марта двинулись дальше на юг. Под Каменской они удерживали Малую Каменку, Поповку, саму Каменскую. 10-я армия рвалась через Сал на Маныч; 8-я должна была спешить на помощь 9-й и выйти на речку Большая Каменка (у станицы Гундоровской), а 9-я ― и захватить район Лихая ― Зверево ― Александровск-Грушевский.

После краткого отдыха партизаны вступили в бой с частями 9-й советской армии у хуторов Мечётный и Чекунов. 1 апреля произошли стычки конных частей. На следующий день чернецовцы выдержали 12-часовой бой и удержали позиции. В это время подошедшая из-под Луганска казачья конница Калинина сбила красных под Каменской и загнала их в станицу.

День спустя партизаны повели наступление на Чекунов из-за речки Лихой. На левом фланге шли семилетовцы, в центре дудаковцы, на правом ― чернецовцы. Небольшой отряд красной кавалерии (80 сабель отдельного дивизиона Колесова и 60 сабель усть-медведицких казаков Блинова ― всё, что смогли переправить в половодье) ударил по семилетовцам с фланга. Те сначала из-за лампас приняли конницу за свою (партизанам действительно был придан конный казачий полк, однако в нужный момент он куда-то исчез), но потом открыли огонь в упор. Казаки Блинова были отбиты, зато Колесов прорвался сквозь цепь, с тыла атаковал батарею, захватил её (4 орудия, 100 солдат, 2 офицера) и стал с трофеями пробиваться обратно. Дудаковцы с есаулом Скобелиным повернули ряды ― чтобы спасать орудия. Три атаки красной конницы Колесова прошли безуспешно. Но навстречу ему с фронта cнова пошёл в атаку отряд Блинова. Дудаковский отряд отбивался на все стороны и даже не дал увезти партизанские орудия; его потери оказались малы (двое убитых и четверо раненых). Партизаны вернулись на исходные позиции.

4 апреля конница Калинина прорвала красный фронт северо-западнее Репной, заняла хутора Верхне- и Нижне-Сазонов и вышла к Донцу. Партизаны вновь ринулись в атаку с юга, из-за Лихой, заняли Чекунов и устремились к Репной. Отрезая противника, 11-я конная дивизия из корпуса Калинина атаковала Липов и Ясиновский. Командир 61-го конного полка докладывал: в 5 утра 5 апреля полк выступил из Репной, к 11.30 подошел к разъезду Васильевский и в час дня принял участие в общей атаке.

Подошедшие к Васильевскому руднику дудаковцы, семилетовцы и конная сотня чернецовцев пошли в рост через железнодорожное полотно. Красные побежали. 200-й полк мироновцев был разгромлен. Партизаны и конница Калинина гнали красных 7 вёрст и «очистили» берег у Репной. 61-й конный полк взял 300 пленных, 2 орудия, 18 пулемётов. Более сотни красных было порублено и около сотни утонуло в Донце. Казаки потеряли четырёх раненых [7]. Партизаны не отставали от атакующей конницы. Командир чернецовской конной сотни Земцов тремя выстрелами из кольта убил красного командира полка, который плыл, опоясавшись красным знаменем. По берегу Донца были выставлены заставы.

Однако красные удержали за собой переправы в Каменской, Калитвенской и Усть-Белокалитвенской. Более того, их 14-я стрелковая дивизия форсировала Донец в низовьях и захватила плацдарм в районе Верхне- и Нижне-Кундрюченской станиц.

Ситуация на Донце временно стабилизировалась. Партизаны и корпус Калинина захватили 50 орудий и 200 пулемётов. Противник был потрясён, и на фронте IХ армии настало снова затишье.

Пока кубанцы, терцы и приободрившиеся донцы теснили 10-ю армию красных за Маныч, на западном направлении ― в Донецком бассейне и под Луганском ― тоже назрел перелом. 20 апреля партизаны отбили очередную атаку красных на Донце, хотя и сами понесли немалые потери. Чернецовцы (108 рядовых и 11 офицеров) штыковым ударом загнали красных в реку, но сами попали под картечь вражеской батареи с левого берега. Из одиннадцати офицеров лишь один остался цел, остальные погибли или были ранены и контужены. Из 108 рядовых погибли 14 и 50 получили ранения [8].

Бои на Северском Донце и Маныче, которые вели донцы и пришедшая им на помощь Добровольческая армия Деникина, закончились поражением красных. Белые рвались на север, стремились соединиться с восставшими против большевиков верхне-донскими казаками.

Партизаны приняли участие в этом наступлении. Они форсировали Донец у хутора Какичева, красные артиллерийским огнём разбили у них два парома, но партизаны всё же переправились на лодках, сбили 202-й и 1-й Камышинский полки красных и остатки 200-го и 201-го полков и гнали их до хутора Погорелова, затем заняли Усть-Белокалитвенскую (отличилась конная сотня Дудаковского отряда: она захватила 2 орудия и 200 пленных).

Красные войска безостановочно катились на север. Преследуя их, партизаны в рядах Донской армии вышли на север области и приняли участие в боях за Усть-Медведицкую. Здесь партизанская артиллерия разбила усть-медведицкую переправу; красной кавалерии пришлось уходить вплавь.

В этот период на севере области партизанские отряды фактически перестали быть «добровольческими».

Многие части пополнялись пленными. В семилетовские отряды влились все уцелевшие, взятые повстанцами на Верхнем Дону. Ещё под Усть-Медведицкой красные отметили, что в семилетовских войсках «почти все части из мобилизованных со слабой подготовкой» [9].

Таковая и стала роковой для семилетовцев. 21-22 июня у станции Волконской Борисоглебского уезда 2-я Донская добровольческая бригада генерала Войцеховского (1 и 2 Донские добровольческие полки, Штурмовой батальон, 1 и 2 конные дивизионы) при поддержке 24-го Калиновского конного полка вела наступление на станцию Терновскую. Ей противостояла красная кавбригада ― Саратовский и 5-й Заамурский полки и Камышинский кавдивизион.

21 июня красные сдерживали натиск; на следующий день заамурцы сбили Калиновский полк, остальная красная конница воспользовалась этим и ударила во фланг и тыл донским «добровольцам». Бригада Войцеховского была разгромлена, сам Войцеховский ранен, его начальник штаба генерал Джонсон зарублен. Красные взяли 500 пленных, 2 орудия, 25 пулемётов [10]. Командир красной бригады Мухоперец за этот бой получил Орден Красного Знамени.

Летом 1919 года партизан в ходе переформирования Донской армии включили в состав 2-го Донского корпуса. Этот корпус состоял из двух дивизий ― Сводно-партизанской и 7-й Донской.

С 15 сентября командование корпуса принял генерал Пётр Ильич Коновалов. С ним партизаны провоевали до конца гражданской войны на Дону. Но это, конечно же, были уже не те партизаны, которых собрал и возглавил Чернецов.

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА
  1. Поляков И. А. Донские казаки в борьбе с большевиками. Мюнхен. 1962. С.162.
  2. ЦГВА. Ф. 100. Оп. 3. Д. 402. Л. 106 об.
  3. ГАРФ. Ф. 103. Оп. 1 Д. 81 Л. 86 и об.
  4. ЦГВА. Ф. 1304. Оп. 1 Д. 272 Л. 5.
  5. ГАРФ. Ф. 1258. Оп. 1 Д. 23 Л. 17-18.
  6. Сухов. Партизаны на Донце // Народная газета. 1919. 18 мая.
  7. ГАРО. Ф. 46. Оп.2. Д. 31 Л. 197.
  8. Попов М. Чернецовцы // Народная газета. 1919. 24 мая.
  9. ЦГВА. Ф. 1304. Оп.1 Д. 154. Л. 144.
  10. ЦГВА. Ф. 100. Оп. 3. Д. 326 Л. 342.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Состав сводно-партизанской дивизии (ген. Э. Семилетов):

1-я партизанская бригада (полк. Тацын) ― Семилетовский, Чернецовский, Дудаковский батальоны;

2-я Добровольческая бригада (ген. Жилинский) ― 1-й Донской пеший (ген. Полозов Б. Н.), 2-й Донской пеший, 3-й Донской пеший полки, Конный дивизион;

3-я Добровольческая бригада (полк. Гаврилов) ― Богучарский, Старобельский батальон (полк. Звейзше), Воронежский (штабс-капитан Самуилов) батальоны; Конный дивизион;

4-я конная бригада (полк. Авчинников) ― 19-й Еланский, 20-й Вёшенский, 24-й Калиновский полки;

Донской партизанский артдивизион ― 1-я Семилетовская и 2-я Чернецовская батареи;

Богучарский артдивизион ― 1-я и 2-я Богучарские батареи (британские орудия);

9-й конный артдивизион ― 29-я, 46-я и 47-я батареи;

4-й артдивизион ― 14-я и 18-я батареи.



 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Май 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
30123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
45678910

125 лет со дня pождения Александpы Васильевны ДРЕЙЛИHГ (1887-1966), скульптоpа. В Ростове работала в основном в портретной и декоративной скульптуре. Среди её станковых работ - бюст Героя Советского Союза Г. Д. Рашутина и портрет писателя И. Д. Василенко.

Художники наpодов СССР. Т. 3. С. 458;
Рудницкая Ю. Художники Дона. С. 120-121.

1234

Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"