Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Гражданская война на Дону

Андрей Вадимович Венков

ДОБРОВОЛЬЧЕСКАЯ АРМИЯ

Осенью 1917 года, Россия скатывалась в общенациональный кризис: разгоралась крестьянская война, русская армия разлагалась. В это время в верхах военного командования, обеспокоенного исходом войны с Германией, зародилась идея создать в глубоком тылу армию из добровольцев [1], которая поддержала бы развалившийся фронт. 30 октября 1917 года генерал М. В. Алексеев, бывший начальник штаба верховного главнокомандующего (им был сам царь Николай II), признанный лидер "правых беспартийных" генералов, выехал из Петрограда на Дон для формирования вооруженных сил для борьбы одновременно с немцами и большевиками. Уезжая, Алексеев знал, что сами казаки не пойдут водворять порядок в России, но свою территорию от большевиков защищать будут и тем самым обеспечат базу для формирования на Дону новой армии [2]. 2 ноября 1917 года М. В. Алексеев прибыл в Новочеркасск, и этот день был впоследствии отмечен участниками белого движения, как день рождения Добровольческой армии.

А. М. Каледин на призыв Алексеева "дать приют русскому офицерству" выразил "принципиальное сочувствие", но, подталкиваемый левым, демократическим крылом своих сподвижников, намекнул, что центром новой "Алексеевской организации" лучше избрать Ставрополь или Камышин. Тем не менее, генерал Алексеев и его окружение осталось в Новочеркасске, прикрываясь принципом "с Дона выдачи нет".

На Дон началась переброска юнкерских училищ из Киева и Одессы Политика Советской Власти усилила приток офицеров. Приказ Петроградского Военно-революционного комитета от 25 октября 1917 года гласил, что офицеры, которые "прямо и открыто" де присоединятся к революции, должны быть немедленно арестованы "как враги" [3], после чего многие офицеры из Петрограда и Москвы поодиночке и группами отправились на Дон.

Прибывшие располагались в Новочеркасске, в лазарете № 2 на углу Барочной и Платовского проспекта. За ноябрь удалось собрать отряд офицеров и роту юнкеров, кадет и гардемаринов, прибывших из Петрограда и Москвы. Эвакуированные Константиновское и Михайловское артиллерийские училища свели в одну батарею. Кроме того прибыли остатки Георгиевского полка под командованием полковника Кириенко, которые были сведены в одну Георгиевскую роту.

Когда в конце ноября 1917 года в Ростове началось выступление рабочих и красногвардейцев, поддержанное десантом моряков-черноморцев, донской атаман А. М. Каледин не смог противопоставить ему реальные силы: казачьи и солдатские полки держали нейтралитет. Единственной боеспособной частью оказалась "Алексеевская организация" - сводно-офицерская рота (до 200 человек), юнкерский батальон (свыше 150 человек), Михайловско-Константиновская батарея (до 250 человек) и Георгиевская рота (до 60 человек) [4]. Возглавил эти части и повел в бой гвардии полковник князь Хованский. С 26 ноября по 1 декабря шли бои с переменным успехом, пока не собрался Войсковой Круг и принудил казачьи части подавить выступление в Ростове, что и было сделано 2 декабря 1917 года.

Новый этап начался, когда на Дон 6 декабря 1917 года прибыл генерал Л. Г. Корнилов, очень популярный среди офицерского состава. Приток добровольцев увеличился. Генерал А. И. Деникин впоследствии писал: "В нашу своеобразную Запорожскую Сечь шли все, кто действительно сочувствовал идее борьбы и был в состоянии вынести ее тяготы" [5]. Все же социальный состав "добровольцев" имел свои особенности. В 1921 году М. Лацис охарактеризовал его: "Юнкера, офицеры старого времени, учителя, студенчество и вся учащаяся молодежь — ведь это все в своем громадном большинстве мелкобуржуазный элемент, а они-то и составляли боевые соединения наших противников, из нее-то и состояли белогвардейские полки" [6]. Особо важную роль среди этих элементов играло офицерство.

Перед Первой мировой войной русский офицерский корпус был всесословным. Касты не было, но обособленность была. За войну офицерский корпус вырос примерно в пять раз. Кадровые офицеры к 1917 году занимали посты не ниже командира полка или батальона, все низовые звенья занимали офицеры военного времени, подавляющее большинство которых составляли выходцы из крестьян [7]. Ряд современников считал, что качество офицерства улучшилось. "В то время как прежде сюда шли отщепенцы средней школы, — война послала в школы и юриста, и инженера, и агронома, и студента, народного учителя, чиновника и даже бывшего "нижнего чина" с георгиевскими отличиями. Война их всех соединила в одну семью, а революции дала ширь и простор благородным навыкам и размашистой, молодой энергии" [8]. Специфика профессии способствовала подбору на офицерские посты людей охранительной, патриотической направленности. Часть офицерского корпуса, как известно, перешла на сторону большевиков, но среди тех, которые устремились на Дон 80% по своим политическим взглядам были монархистами [9]. В целом по определению А. И. Деникина, вызрело и сформировалось самостоятельное "военно-общественное движение" [10].

Формирование все же шло туго. Призвать офицеров-фронтовиков оставить ряды старой армии ради армии Добровольческой означало открыть фронт немцам. Рассчитывать приходилось на тыл, на отпускников, на выздоровевших раненых.

Меж тем в декабре 1917 года из Киева на Дон прибыл Корниловский ударный полк во главе с полковником М. О. Неженцевым. Собранные в Новочеркасске офицеры были сведены в 1-й Новочеркасский батальон. В Ростове из офицеров генерал Черепов создал 2-й Ростовский офицерский батальон; здесь же полковник Гершельман формировал кавалерийский дивизион.

Официально о создании Добровольческой армии и об открытии записи в нее было объявлено 24 декабря 1917 года. 25 декабря в командование армией вступил Л. Г. Корнилов.

Создавалась своя артиллерия. Она состояла из трех батарей. Одну батарею "украли" у 39-й пехотной дивизии на станции Торговой, 2 орудия взяли на складе в Новочеркасске для отдания почестей погибшим в боях за Ростов и затеряли, и одну батарею купили у казаков за 5 тыс. рублей" [11].

14 января 1918 года из-за "полевения" Донского правительства центр формирования Добровольческой армии был перенесен в Ростов. Здесь уже шло формирование 3-го Ростовского офицерского батальона и ростовского добровольческого полка, состоявшего, в основном, из ростовских студентов. Командовал полком генерал Боровский. Кроме того прибыли "дивизион смерти" Кавказской кавалерийской дивизии полковника Ширяева и кавалерийский отряд полковника Глазенапа.

Не закончив формирования, армия (если ее можно было так назвать) сразу же по переходу в Ростов ввязалась в бои, прикрывая город с запада от революционных частей, посланных на подавление "калединщины". Бои показали, что "в большинстве подобрались высоко доблестные командиры..." [12], а рядовой состав отличался стойкостью и беспощадностью.

В январе-феврале 1918 года стало ясно, что казачество "добровольцев" не поддерживает и настроено в лучшем случае нейтрально. Местные антибольшевистские отряды — "партизаны" — состояли из новочеркасских студентов, реалистов, гимназистов, семинаристов и юнкеров. Казаков в них были единицы.

После самоубийства генерала А. М. Каледина антибольшевистские силы на Дону практически оказались в окружении. Не имея конкретного плана, куда идти, командование армии маневром выскользнуло из кольца и вывело армию.

В станице Ольгинской было решено двигаться на Кубань, где тоже шло формирование добровольческих отрядов. Добровольческая армия двинулась в легендарный 1-й Кубанский или "Ледовый" поход.

Армию так и не удалось развернуть хотя бы до численности полнокровной дивизии. "Всенародное ополчение не вышло...", — писал А. И. Деникин, сетуя на то, что "панели и кафе Ростова и Новочеркасска были полны молодыми и здоровыми офицерами, не поступившими в армию". Налицо было чуть больше 3800 штыков и сабель. Три офицерских батальона свели в офицерский полк под командованием генерала С. М. Маркова, "георгиевцев" влили в Корниловский полк, недоформированный Ростовский полк — в юнкерский батальон. Присоединившиеся к армии донские партизану составили партизанский полк под командованием генерала А. П. Богаевского.

Свергнуть большевистский режим такими силами было, естественно невозможно, и "добровольцы" ставили себе задачу сдерживать напор неорганизованного пока еще большевизма и тем самым дать время "окрепнуть здоровой общественности и народному самосознанию". Прозрения, на которое надеялись "добровольцы", — увы! — Не наступило...

Малочисленные, но стройные полки уходили в задонские степи. Впереди был поход, каждый бой в котором был ставкой на жизнь или смерть. Впереди было отчаянное и кровавое казачье восстание, давшее "добровольцам" массовую поддержку, впереди был поход на Москву, и было отступление к Черному морю. Новороссийск, Крым, Таврия, эмиграция... Впереди была "белая легенда" и тот обыденный марш, когда колонна Офицерского полка попала под дождь, а потом под ледяной ветер и предстала внезапно перед соратниками закованной в ледяные доспехи, которые ослепительно сияли под лучами неожиданно проглянувшего солнца...

ЛИТЕРАТУРА
  1. Россия на Голгофе // Военно-исторический журнал — 1993. — № 8. — С. 65
  2. Деникин А. И. Очерки русской смуты. — М., 1991. — Т. 2. — С. 362
  3. Кавтарадзе А. Г. Военные специалисты на службе Республики Советов (1917-1920). — М., 1988. — С. 34-35
  4. Гражданская война и военная интервенция в СССР: Энцикл. — М., 1983. — С. 31
  5. Деникин А. И. Очерки русской смуты. — Т. 2. — С. 205.
  6. Триумф окаянных дней (диалог в цитатах) / Публ. Е. Атякиной, И. Хуриной // Юность. — 1990. — № 10. — С. 3
  7. Российские офицеры // Воен.-ист. журн. — 1994. — № 1. — С. 51
  8. Исаев Е. Юнкера (памяти погибших) // Приазов. край. — 1917. — 23 нояб.
  9. Иоффе Г. З. Белое дело: Генерал Корнилов. - М.: Наука, 1989. — С. 232
  10. Деникин А. И. Очерки русской смуты. — Т. 2. — С. 196
  11. Деникин А. И. Очерки русской смуты. — Т. 2. — С. 201
  12. Деникин А. И. Очерки русской смуты. — Т. 2. — С. 204


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Апрель 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"