Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Общественная жизнь / Политические партии и движения

Александр Михайлович Ладыженский

ШКОЛА ПРОПАГАНДИСТОВ

К истории революционного движения 1870-х годов на Дону

Статья профессора А. М. Ладыженского "Школа пропагандистов" (Известия Северо-Кавказского государственного университета. 1926. Т. 10. С. 35-37, 45-48) - предисловие к воспоминаниям члена организации "Земля и воля" М. Р. Попова "Революционное движение в Ростове-на-Дону в 1870-х годах".

Волга и Дон усиленно привлекали к себе внимание народников-пропагандистов, как места, где по их мнению среди населения ещё жива была память о Разине и Пугачёве. Поэтому активное народничество 70-х гг. исходило из мысли, что важнейшими очагами будущего всенародного восстания должны стать вольные великие русские реки и потому революционеры 70-х годов, прежде всего, стремились идти в народ именно на Дон и в Поволжье.

С 1875 г. Ростов-на-Дону и его окрестности сделались одним из крупнейших центров деятельности землевольцев. Председателем Ростовской Губернской земской управы был в это время Павел Осинский, брат известного революционера Валерьана Осинского [1]. Секретарем Управы состоял Лев Николаевич Гартман [2], виднейший революционный деятель, из-за отказа в выдаче которого русским властям со стороны французского правительства впоследствии сильно обострились русско-французские отношения.

Благодаря Осинскому и Гартману на службу в земство поступила масса видных революционеров того времени. Должность земского врача в Кагальнике (при впадении Дона в Азовское море) занял Иван Иванович Владыкин. Фельдшерицами в Василие-Петровске [3] были Мария Николаевна Ошанина [4] (впоследствии член Исполнительного Комитета партии «Народной Воли») и Екатерина Сергеева (впоследствии жена Льва Тихомирова [5]). Неоднократно приезжал Георгий Валентинович Плеханов [6], надеявшийся, между прочим, поднять восстание среди казаков, недовольных тем, что правительство все более и более урезывало их вольности. Во главе ростовской организации землевольцев был известный шлиссельбуржец Михаил Родионович Попов. Он вместе со своей сестрой Надеждой Родионовной Поповой (впоследствии женщина врач Ладыженская) организовал на Дмитриевской улице [7] конспиративную квартиру, где останавливались все приходившие для революционной работы и откуда с котомками за плечами они отправлялись в Придонские степи, в Поволжье и в Воронежскую губернию. Здесь же давались нелегальные паспорта и отсюда организовывали отправку тех, кого надо было скрыть и другие края России. В самом Ростове пропагандистская работа велась среди учащейся молодёжи последних классов гимназии (кружками руководил Л. Н. Гартман) и среди береговых рабочих. О работе в городе М. Р. Попов подробно пишет в своих воспоминаниях.... Почти совершенно не освещена пропагандистская работа в деревнях и станицах Донской области. Между тем она была довольно значительной. Мой дядя Михаил Родионович Попов и тётки — его сестры — мне неоднократно рассказывали о хождении в народ и я считаю, что те сведения, которые получил от них, имеют значительный интерес как для истории революционного движения вообще, так и для истории Дона в частности.

В 1876 г. около станции Самарской (ныне Каял) Владикавказской жел. дор., в сорока верстах от Ростова, близ Бирючего хутора Илья, Алексей и Михаил Поповы начали делать посевы для того, чтобы научиться самим и дать возможность научиться своим товарищам по революционной деятельности, полевым работам.

Только войдя во все мелочи крестьянского хозяйствования и приобрёв вообще крестьянский вид и крестьянские навыки можно успешно работать в деревне, — говорили они. Все революционеры, отправлявшиеся на эти полевые работы, заезжали в село Самарское (близ станции Каял) и отдыхали в семье священника Родиона Васильевича Попова — отца Михаила Родионовича. Его молодёжь очень любила. Г. В. Плеханов много лет спустя в Швейцарии при встрече со мной чрезвычайно тепло вспоминал дедушку, которого он назвал обаятельным человеком, «обладавшим не просто даром, а редким талантом любви к людям». Через Поповых уже из Ростова пересылались все необходимые вещи и сведения. Так, напр., в июле 1876 г. Гартман узнал от жандармского начальника о том, что предполагается произвести обыск в хате, нанятой пропагандистами. Тотчас же он дал знать Поповым и Надежда Родионовна приняла все необходимые меры, чтобы ничего при обыске не нашли. Но исправник не удовлетворился осмотром хаты, а поехал в степь, где косили братья Поповы, Богомаз [8] и сестры Товбич [9]. Прикинувшись случайно встретившимся с пропагандистами, он запев «барышнями» разговор о том, что они загорят и испортят себе кожу, я над молодыми людьми острил, что они не умеют косить. Революционеры притворились, в свою очередь, что они тоже не ожидали встречи с урядником, сообщили ему, что они работают для развития мускулов и поспорили с ним, кто лучше будет косить — урядник или барышни. Исправник с косой среди землевольцев представлял комическую картину. Ему было тяжело работать. Пот лил градом по его толстому лицу. Отстать он не мог, так как за ним шла Харися и, если бы он остановился, то она, как очевидно боялся чин, его косой нарочно порезала бы. Таким образом исправник волей-неволей помог землевольцам скосить полосу. Но далеко не всея встреча с начальством доставляла веселье.

В Ростове в среду революционеров затесался шпион Никонов [10]. Продолжать какую бы то ни было работу, не устранив его не было никакой возможности. Его решили убить. Террористический акт взялся выполнить Хотинский [11], которому удалось благополучно скрыться на Темернике после убийства шпиона. Но Хотинского в городе знали очень многие и ему не было никакой возможности показаться на улицу, а тем более сесть на поезд, или на пароход, чтобы покинуть Ростов. Полиция усиленно его разыскивала и долго оставаться не обнаруженным на Темернике он тоже не мог. Чтобы вызволить Хотинского М. Р. Попов отправил сестру — гимназистку Надежду Родионовну ночью к Хотинскому с сообщением о том, чтобы он ночью пешком пошел по направлению к селу Батайскому, где его ветретит телега с сеном. В это село М. Р. и предполагал спрятать Хотинского. Но когда М. Р. доехав почти до Ростова не встретил Хотинского, то очень опечалился, решив, что последний арестован. Крайне обескураженный, с падающим с воза сеном, на которое загримированный мужик не обращал никакого внимания, он возвратился в Самарское и только там узнал, что Хотинский встретил обратных почтовых лошадей и на них приехал к Ошаниной и Сергеевой, а оттуда был переправлен на хутор. Этот хутор сыграл довольно значительную роль в русском революционном движении 70-х гг. и на истории его поэтому надо несколько остановиться. Для того, чтобы вести обучение сельскому хозяйству и ознакомление с крестьянами сделать более планомерным, землевольцы решили в 1877 г. купить участок в степи и построить там дом. Деньги на это дал близкий друг М. Р. Попова, студент медико-хирургической (впоследствии Военно-Медицинской) академии Мартын Герасимович Гостинцев [12]. Он был сыном богатого астраханского купца и мог свободно распоряжаться довольно большими средствами. На данные им девять тысяч был куплен в сорока верстах от Азова участок земли, на котором брат Михаила Родионовича, Алексей, построил дом и завёл образцовое сельское хозяйство. Гостинцев хотел попасть в председатели Земской Управы для того, чтобы продолжать устраивать на службу по деревням народников. На этот хутор приехали очень многие землевольцы для того, чтобы учиться хождению в народ. Здесь же в степи скрывались многие видные революционеры, когда им угрожала серьёзная опасность со стороны полиции.

Местный урядник состоял «на жаловании» от хуторян и своевременно предупреждал об опасности.

После покушения на Дрентельна [13] на хуторе Гостинцева-Попова скрывался Мирский [14]. Урядник предупредил, что скоро приедет становой проверять кто живёт на хуторе. Поэтому Мирского отвезли на соседний хутор — в имение А. Р. Петровского. Но становой после посещения хутора Гостинцева поехал на хутор Петровского в гости и попал туда во время обеда. За столом в числе прочих гостей сидел и Мирский. Так как было уже поздно, а становой Мирского в лицо не знал, то Мирского познакомили с полицейским чином и посадив рядом за стол. После обеда, во время которого станового усиленно подпоили, начали петь, у Мирского был очень хороший голос, а становой оказался любителем хорового пения. Так революционер и искавший его чин провели вместе день и на прощание выразили удовольствие по поводу того, что им привелось познакомиться друг с другом. В ту же ночь Мирского на лошадях доставили к берегу Азовского моря, а оттуда на баркасе отвезли в Таганрог.

Через несколько дней после этого становой опять приехал к Петровскому уже с карточкой Мирского и спросил хозяина имения: «Жандармерия сообщила мне, что здесь где-то на хуторах скрывается вот этот Мирский. Может быть, Артём Романович, вы его где-нибудь встречали ?».

— «Не только я, но и вы его встречали, — ответил Петровский. — Помните того молодого человека, который так хорошо пел и с которым вы сидели рядом? Разве не узнаете?»

Становой был чрезвычайно удивлён и очень просил никому не сообщать о случившемся. «Я то не скажу, но и вы не говорите», — ответил Петровский.

Таким образом, между становым и хуторянами был заключён договор взаимного молчания о Мирском. Однако Мирского вскоре арестовали в Таганроге на квартире доктора Ромбро. Его кто-то узнал и выдал. Хутор взяли под подозрение. Не проходило месяца, чтобы не производили обыска. Всем стало очевидно, что продолжать вести революционную работу там сделалось невозможным. Гостинцев уехал. Землевольцы разошлись по самым различным частям крестьянской Руси — кто отправился в Астраханские степи, кто в Воронежскую губернию, кто в Киевщину. Они все считали себя уже более или менее подготовленными к жизни среди крестьян. На хуторе остался один только Алексей Родионович Попов [15], который выплатил Гостинцеву его девять тысяч и продолжал вести хозяйство до 1920 г.

Из школы пропагандистов сделалось образцовое молочное и пшеничное хозяйство, много способствовавшее поднятию земледелия на Дону. За Поповыми после провала хутора начали усиленно следить. Священника Родиона Васильевича Попова неоднократно вызывали к архиерею. В доме производили часто обыски. Во время известной демонстрации на Казанской площади был арестован, а затем сослан в Сибирь Илья Родионович Попов. В 1880 г. в Киеве на Крещатике арестовали и Михаила Родионовича. Надежда Родионовна уехала за границу. Но любовь к хутору осталась у всех участников хождения в народ на Дону. Михаил Родионович в своих письмах из Шлиссельбургской крепости постоянно справлялся о том, что делается на хуторе. После отбытия двадцатишестилетней каторги он вновь поселился на этом хуторе и опять с той же целью — иметь непосредственное и постоянное общение с крестьянами. Он усиленно занимался там хлебопашеством, а в свободное время писал там воспоминания о своей революционной деятельности и о своём заключении, на Каре и в Шлиссельбурге. И Плеханов, и Тищенко [16], и Владыкин, и другие участники землевольческого движения очень тепло вспоминали Самарск и хут. [17].

Гостинцев, вскоре после ареста М. Р. предполагал отдать всё своё состояние на освобождение своего друга, но ставил условием, чтобы эти деньги были переданы родным М. Р. и не пошли ни на какую другую цель, кроме как на освобождение.

В настоящее время хутор этот (Совхоз № 3 Донского Округа) заброшен. Один дом разрушен, второй, который построили революционеры, приходит в ветхость. Между тем этот хутор представляет собою исторический памятник и его надо было бы сохранить, передав О-ву 6. Политкаторжан для устройства там дома отдыха.

Печатаемые ниже воспоминания известного землевольца Михаила Родионовича Попова были написаны им 15 декабря 1902 г. в Шлиссельбургской крепости, где он пробыл в заточении 26 лет, и перешли ко мне, как к племяннику М. Р. после его смерти.

М. Р. Попов, сын священника. Родился он 27 ноября 1851 г. в селе Глафировке, около Ейска. В детстве он был свидетелем жестокого обращения помещика с крепостными и решительно заступался за крестьян. В рассказе «Люба», напечатанном в «Вестнике Европы» в 1912 г. М. Р. описано то революционизирующее влияние, которое на него оказали окружающие его в детстве сцены крепостничества. В 1861 г. М. Р. отвезли в школу в Ростов-на-Дону, по окончании которой он поступил в духовное училище в Мариуполе. Уже там преподаватели определили, что М. Попов «не будет гоняться за кнышами» [18], не будет стремиться к личному обогащению. «Миша это не кнышеват» — говорил один из учителей. По окончании духовного училища М. Р. перешёл в Екатеринославскую духовную семинарию, которую окончил в 1872 г. В семинарии от учителей М. Р. много слышал о смутном времени, о С. Разине и Пугачеве, об украинском казачестве, об общественных движениях в Западной Европе. В 1872 г. он поступил в Медико-Хирургическую (впоследствии Военно-Медицинскую) Академию в Петербурге. С 1875 г. он вёл усиленную пропаганду среди рабочих в Колпине, знакомя их с 1 т. «Капитала» К. Маркса. Затем он вместе с Г. В. Плехановым, В. Осинским, Л. Гартманом, Тищенко и Хотинским устраивал революционные ячейки на юге России. К этому времени и относятся печатаемые ниже воспоминания. 6-го декабря 1876 г. во время знаменитой демонстрации на Казанской площади в Петербурге бил арестован брат М. Р. — студент Академии Художеств — Илья. М. Р. пришлось отправиться на север. В Петербурге М. Р. с Г. В. Плехановым и Н. Лопатиным организовал забастовку на фабрике Торнтона. М. Р. созывал известный Воронежский Съезд партии «Земля и Воля» и после раскола ее вместе с Г. В. Плехановым перешёл в «Чёрный Передел». Свою деятельность он продолжал в Киеве и в Ростове на Дону.

Около Азова на хуторе брата М. Р. — Алексея Родионовича Попова была «штаб квартира» пропагандистов.

22 февраля 1880 г. М. Р. был арестован на Крещатике в Киеве и был присуждён военным судом к повешению. Но наступила эпоха «диктатуры сердца» гр. Лорис-Меликова [19] и М. Р., несмотря на отказ подать прошение о помиловании, смертная казнь была заменена пожизненной каторгой. М. Р. был отправлен на Кару. Там он принимал деятельное участие в устройстве побега И. Н. Мышкина и других, за что его перевели сперва в Петропавловскую, а затем в Шлиссельбургскую крепость в одиночное заключение. Директор департамента полиции Фон-Валь предлагал М. Р. подать прошение о помиловании, но М. Р. отказался и только революционная волна 1905 г. вынесла его на волю. Он поселился в Ростове-на-Дону и писал воспоминания о своей революционной деятельности и о Шлиссельбурге.

Им были опубликованы следующие работы [20]:

  1. Земля и Воля накануне Воронежского Съезда // Былое. — 1906. — Кн. VIII.
  2. И. Н. Мышкин // Былое. — 1906. — Кн. 11; То же и в отдельном издании Парамонова «Донская речь» (Ростов н/Д, 1906).
  3. Из моего революционного прошлого // Былое. — 1907. — Кн. V и VII.
  4. Номер пятый // Русское богатство. — 1906. — Кн. VII. Тоже // Голос минувшего. — 1917. — Кн.VIII.
  5. Мечты о свободе: Из Шлиссельбургских воспоминаний // Парус. — 1906. — №№ 82, 86, 91. То же // Голос минувшего. — 1917. — № 7-8.
  6. Н. П. Щедрин // Былое. — 1906. — Кн. XII.
  7. По поводу заметки Н. А. Морозова « Отголосок давних дней» // Былое. — 1907. — Кн. X. То же //Наша старина. — 1907. — Кн. I (декабрь).
  8. Из моего прошлого // Минувшие годы. — 1908. — Кн. 11. После его смерти впервые были опубликованы.
  9. Военный Суд в Киеве в 1880 г. // Исторический сборник. — 1909.
  10. Люба // Вестник Европы. — 1912. — №2.
  11. Л. А. Волкенштейн // Голос минувшего. — 1918. — №№4-6.
  12. К истории рабочего движения в конце 70-х годов // Голос минувшего. — 1920-1921.
  13. К биографии Д. Буцинского // Каторга и ссылка. — 1923. — № 5.
  14. Революционная роль Петербургских рабочих // Каторга и ссылка. — 1923. — № 6.
  15. Из деревни // Ростовская речь. — 1917. — № 84.
  16. Из истории революционного движения в Ростове на Дону // Русское богатство. — 1918. — Кн. последняя.
  17. Отрывок из автобиографии и библиография // Былое. — 1925. — Кн. 1.
  18. Политические размышления // Из эпохи борьбы с царизмом. — 1925. — Кн. 4.

Все эти воспоминания, представляющие по отзывам специалистов — П. Е. Щёголева, Д. Б. Рязанова и др. исключительный интерес для истории революционного движения по своей точности и выпуклости, были написаны покойным революционером в течение трёх лет. Недолго довелось М. Р. жить среди своих на воле. 17-го января 1909 г. он умер от рака печени.

О М. Р. Попове существует большая литература. Библиография его занимает четыре страницы убористого шрифта [21].

Наиболее значительные работы о нём следующие:

  1. Фроленко М. Ф. Михаил Родионович Попов // Голос минувшего. — 1917. — № 7—8; То же // Попов М. Р. Записки землевольца. — М., 1933. — С. 7-17.
  2. Подревский Н. И. Из воспоминаний о М. Р. Попове // Ростовская речь. — 1917. — 20 апр.; То же // Попов М. Р. Записки землевольца. — М., 1933. — С. 35-38.
  3. Ладыженский А. М. Один из стаи славных. // Ростовская речь. — 1917; То же — Советский Юг. — 1922. — 17 янв.
  4. Ладыженский А. М. Памяти шлиссельбуржца Михаила Родионовича Попова // Попов М. Р. Записки землевольца. — М., 1933. — С. 18-34.

Учитывая значение М. Р. Попова, как одного из виднейших основоположников революционного движения на юге, Донисполком постановил назвать именем покойного землевольца народную школу, а Донское отделение О-ва политкаторжан устроило 17 января 1925 г. торжественное заседание, посвященное его памяти.

ПРИМЕЧАНИЯ
  1. Осинский Валерьян Андреевич (1853-1879), революционер-народник 1870-х годов, член «Земли и Воли». В 1878 г. организовал на юге России ряд террористических актов. В 1879 г. арестован и Киевским военно-окружным судом приговорён к смертной казни.
  2. Гартман Лев Николаевич (1850-1913), революционер-народник, вёл пропаганду среди крестьян; в 1879 г. примкнул к «Народной Воле» и участвовал в подготовке покушения на Александра II под Москвой, после чего эмигрировал. Состоял заграничным представителем «Народной Воли».
  3. Васильево-Петровское — село Азовского района Ростовской области.
  4. Оловенникова Мария Николаевна (1853-1898), по мужу Ошанина, революционерка 1870 — 1880-х годов, член якобинского кружка, организованного в Орле П. Г. Зайчневским; в 1878 г. участвовала в Воронежском землевольческом поселении. В 1879 г. вошла в Исполнительный Комитет «Народной Воли», представляя в нём якобинское крыло. В 1882 г. эмигрировала.
  5. Тихомиров Лев Александрович (1852-1922), революционер 1870-х годов, член кружка чайковцев, «Земли и Воли» и Исполнительного Комитета «Народной Воли» и редактор её органа. В 1882 г. эмигрировал.
  6. Плеханов Георгий Валентинович (1856-1918). Революционная кличка «Оратор». Дополнительные сведения о нём см. в разделе «Памятные даты года». — С. 36.
  7. Дмитриевская улица — ныне ул. Шаумяна.
  8. Богомаз Александра Андреевна, участница революционного движения 1870-х годов; в 1879 г. арестована и сослана в Вологодскую губернию. Умерла в начале 80-х годов.
  9. Товбич Александра Дмитриевна, по мужу Попова, жена Ильи Родионовича Попова, и Товбич Софья Дмитриевна — участницы революционного движения 1870-х годов.
  10. Никонов Аким Гаврилович, рабочий в Ростове-на-Дону, предатель. 2 февраля 1878 г. убит.
  11. Хотинский Александр Абрамович, революционер 1870-х годов, участник хождения в народ, член «Земли и Воли»; в 1877 г. был привлечён по делу саратовского землевольческого поселения и подлежал высылке в отдалённые губернии, но перешёл на нелегальное положение и не был разыскан. После раскола «Земли и Воли» примкнул к «Чёрному Переделу», но вскоре эмигрировал; умер за границей в 1883 г..
  12. Гостинцев Мартын Герасимович, участник революционного движения 1870-х годов, член кружка, примыкавшей к «Земле и Воле».
  13. Дрентельн Александр Романович (1820-1888), генерал-адъютант, в 1878-1880 гг. — шеф жандармов.
  14. Мирский Леонид Филиппович (умер в 1919 г.), революционер-народник; в 1879 г. покушался на шефов жандармов Дрентельна; в том же году арестован и приговорён к смертной казни, которая была заменена ему каторжными работами без срока. Находясь в Петропавловской крепости, выдал правительству подготовляемый С. Г. Нечаевым побег. Каторгу отбывал на Каре. В 1895 г. освобождён на поселение. Принимал деятельное участие в революции 1905 г. в Верхнеудинске и карательной экспедицией Ронненкампфа приговорён к смертной казни, заменённой каторжными работами, которые отбывал в Акатуе.
  15. Попов Алексей Родионович, участник революционного движения 1870-х годов, брат известного революционера Михаила Родионовича Попова.
  16. Тищенко Георгий Макарович (1850-1922), революционер 1870-х годов, участник хождения в народ, член «Земли и Воли» и «Чёрного Передела». В 1883 г. был арестован и выслан в Акмолинскую область. В 1886 г. возвратился в Европейскую Россию. От революционного движения отошёл. Работал в Баку в совете съезда нефтепромышленников. Революционное прозвище — «Титыч».
  17. Самарское — село Азовского района. Что представляет собой в настоящее время хутор Попов-Гостинцев выяснить пока не удалось.
  18. Кныш — лепёшка с маслом, или — круглый пирожок. (Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. — М.: Русский язык, 1989. — Т. 2. — С. 125).
  19. Лорис-Меликов Михаил Тариелович (1825-1888), генерал, в 1880-1881 гг. начальник Верховной распорядительной комиссии, созданной для борьбы с революционным движением.
  20. Библиографические ссылки в тексте А. М. Ладыженского даны в современной редакции. Перечень работ М. Р. Попова и литературу о нём см. также в сборнике М. Р. Попов «Записки землевольца» (М., 1933).
  21. Указанная в тексте А. М. Ладыженского литература о М. Р. Попове содержит неточные и неполные сведения, а также опечатки, искажающие смысл. Например: автор воспоминаний Н. Н. Подревский назван Н. П. Надеревским и др. В связи с этим библиография уточнена и доработана редакцией «Донского временника» по ссылкам из книги М. Р. Попова «Записки землевольца» (М., 1933).


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Июнь 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
28293031123
45678910
11121314151617
18192021222324
2526272829301
2345678

45 лет Ростовской государственной консерватории имени С.В.Рахманинова (1967).

35 лет Ростовской государственной консерватории им. С.В.Рахманинова. 1967—2002. [Ростов н/Д, 2002]. 60 с.;
Селицкий А. ВУЗ, похожий на самого себя // Астероид Б—612. 2010. N° 2. С. 40—43;
Ростовский государственный музыкально-педагогический институт — Ростовская государственная консерватория имени С. В. Рахманинова: 1967—1992 / под ред. А. П. Никанорова. Ростов н/Д : Изд-во Рост. гос. пед. ин-та, [1992]. [24] с.;
Данилов А. С. У Ростовской консерватории — новый статус / беседу с ректором консерватории вела О. Твердохлебова // Академия. 2004. 19 марта. С. 2;
Зограбян Н. Охранная зона музыки... // Ростов офиц. 2002. 11 июня. С. 15.


Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"