Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

История власти, управления на Дону

См. также: Щепкин Г. Круг Спасения Дона. 1918 г. Ч. 1

Галина Владимировна Савчук

КРУГ СПАСЕНИЯ ДОНА

По материалам ГАРО

В конце апреля 1918 года, после ликвидации Донской советской республики, вся административная власть сосредоточилась в руках сформированного казаками Временного донского правительства, а военная власть перешла в ведение походного атамана генерал-майора П. Х. Попова [1; 2; 3].

28 апреля 1918 года общее собрание членов донского правительства и делегатов от станиц и войсковых частей, проходившее в Новочеркасске, объявило себя Кругом спасения Дона. Работа Круга продолжалась с 28 апреля по 5 мая [4. — Л. 1; 5]. В первый же день работы этого представительного органа был избран президиум в составе председателя — полковника Георгия Петровича Янова [6. — Л. 17] и товарищей председателя В. Н. Светозарова и Ф. И. Бабкина. В работе президиума Круга спасения Дона участвовали члены президиума Временного донского правительства. Депутатам Войскового круга прошлых созывов предоставлялось право совещательного голоса — так же, как и представителю Войска на Украине подъесаулу В. В. Шапкину [4. — Л. 1 об.-2; 7].

Перед началом работы Круга отслужили молебен и панихиду по «безвременно погибшим войсковым атаманам А. М. Каледину, А. М. Назарову, Е. А. Волошинову» и по товарищу войскового атамана М. П. Богаевскому, а также по воинам, павшим в борьбе с советскими войсками. На могилы атаманов возложили цветы [4. — Л. 1 об.].

Деятельность Круга отражают приказы и принятые с 29 апреля по 4 мая 1918 года постановления.

Наряду с внутриполитическими проблемами, уже 29 апреля Круг занялся решением внешнеполитических вопросов. В Киев отправилось полномочное посольство в составе М. А. Горчукова, И. Т. Семёнова, полковника Гущина и генерал-майора Сидорина «для выяснения отношений к Дону самой Украины и осведомления о целях вступления германских войск на территорию Донской области, а также твёрдо отстаивать существующие ныне границы области, её независимость и самобытность казачества». Занятые немецкими и австрийскими войсками Ростов и Нахичевань-на-Дону также находились в поле зрения казачьих властей; донское правительство вело «неоднократные переговоры с германским комендантом в г. Ростове-на-Дону об образовании на Дону новой власти». Газета «Приазовский край» от 6 мая сообщала: «Отношения между немецким командным составом и донской властью не заставляют желать лучшего. Немецкое командование в лице генерала фон Арнима категорически заверило, что… не намерено вмешиваться в действия местной власти и не будет посягать на её прерогативы…» Немцы поставили перед собой только одну задачу — бороться с большевизмом. В своём первом приказе от 4 мая 1918 года войсковой атаман предписал: «Смотреть на германские войска как на свои части в целях борьбы с большевиками» [8; 9; 10].

29 апреля обсуждались возможности организации на Дону постоянной армии, упорядочения казачьих сил, «поднявшихся для борьбы с большевиками», установления законов «об организации армии и установлении в ней дисциплины» (к проблемам дисциплины Круг возвращался неоднократно). Были одобрены данные ранее Временным донским правительством ответы командованию Добровольческой армии по поводу донских воинских частей. В постановлении Круга говорилось: «Верховное командование всеми без исключения военными силами, оперирующими на территории Донского войска, должно принадлежать войсковому атаману или походному атаману».

30 апреля были приняты постановления об образовании трёх комиссий для обследования разорённых станиц, «где красногвардейцы выжгли поселения», с целью оказания помощи пострадавшим в 1 м и 2 м Донских округах и в других районах и об учреждении в Ростове градоначальства во главе с генерал-майором П. Т. Семёновым «в интересах восстановления нормальной жизни и охраны войскового имущества... после ухода большевиков». Органы городского самоуправления Ростова и Нахичевани-на-Дону послали своих представителей на заседания Круга спасения Дона [4. — Л. 2-2 об., 3 об.; 7; 11].

«После ограбления большевиками Новочеркасского отделения Государственного банка и Новочеркасского казначейства» необходимо было разработать условия займа у «местных капиталистов без процентов» и выпустить квитанции, заменяющие векселя Войска, для расчёта при покупке хлеба и скота. «Вследствие чрезвычайной нужды в деньгах» постановление от 30 апреля 1918 года предполагало «позаимствовать на надобности Войска частные вклады…». 2 мая Круг принял более пространную программу действий в денежно-финансовой сфере. Интересная деталь: всё захваченное большевиками и отобранное затем у них имущество объявлялось достоянием Войска [4. — Л. 2 об.-3, 5-6].

1 мая Круг спасения Дона принял постановление о созыве в кратчайший срок Большого войскового круга. Принятая в 1917 году система выборов сохранялась; она сводилась к 4 членной формуле всеобщего, равного избирательного права, прямого и тайного голосования. Право активного голосования предоставлялось казакам и казачкам, достигшим ко дню выборов 21 года, и участникам борьбы с большевиками. Выборы должны были проводиться в станицах и полках, сражающихся с Красной Армией [6. — Л. 7; 12; 13; 14]. В постановлении говорилось: «Всех лиц невойскового сословия, фактически участвующих в защите Дона от большевистских банд, теперь же принять в войсковое сословие». Таким образом, избирательные права получала лишь казачья часть населения Дона.

В тот же день, 1 мая, вышло постановление об учреждении военных наград и о форме одежды военных чинов и чиновников. Были учреждены «знак военного ордена — Георгиевский крест с гербом Донского войска — для награждения за боевые отличия в борьбе с большевиками» и «особый знак-жетон в память исторических дней заседаний Круга спасения Дона для членов Круга и всех, кто принимал участие в работах по защите родного края». В отношении формы говорилось: «В отличие от большевистских банд, которые никаких внешних знаков отличия не носят, всем частям, участвующим в защите Дона, немедленно принять свой воинский вид и одеть, кому положено, погоны и прочие знаки отличия; ношение погон и др. знаков отличия вменить в обязанность всем военным чиновникам». В очередном первомайском постановлении говорилось о формировании 1 го Донского казачьего полка из казаков служилого возраста от всех станиц — «полка Круга спасения Дона».

С докладом «О положении на Дону и перспективах будущего устройства края» выступил на заседании Круга 1 мая 1918 года П. Н. Краснов. Будущий войсковой атаман утверждал: «…силою исторических событий Дон оторвался от России… Путь спасения Дона лежит в окончательном его отделении от матушки России… Дону теперь же необходимо образовать самостоятельное государство-республику, назвав его так, как в старину: «Всевеликое войско Донское». Краснов настаивал на единоличной власти атамана, «который бы работал совместно с традиционным войсковым кругом» [4. — Л. 4-5; 11].

2 мая Круг спасения Дона рассмотрел проблемы организации власти на местах. В связи с этим была восстановлена власть окружных, станичных и хуторских атаманов. Восстановили окружную, станичную, рудничную милицию, станичные суды. В тот же день вышли постановления о возврате к «старому» юлианскому летосчислению и о сохранении на службе «певческого и музыкального хоров».

3 мая Круг определил специфику «организации областной власти» на время до созыва Большого войскового круга. В новом постановлении говорилось: «впредь до созыва Большого войскового круга, каковой должен быть созван в ближайшее время и во всяком случае не позже 2 месяцев по окончании настоящей сессии Круга спасения Дона, вся полнота верховной власти в Области принадлежит Кругу спасения Дона. На время прекращения работ Круга спасения Дона вся полнота власти по управлению областью и ведению борьбы с большевизмом принадлежит избранному войсковому атаману». В тот же день войсковым атаманом избрали генерал-майора Петра Николаевича Краснова («107 голосами, против 13 при 10 воздержавшихся»), которому до созыва Большого войскового круга вручили всю полноту власти, а походного атамана генерал-майора Петра Харитоновича Попова произвели в чин генерал-лейтенанта.

«Для борьбы с красной гвардией и для ограждения границ Донской области от всяких посягательств на неё извне» 3 мая приняли постановление о проведении мобилизации во всех округах казаков «переписей с 1916 по 1912 г. включительно... Уклоняющиеся от мобилизации дезертиры, а равно все, ведущие преступную агитацию против борьбы за свободу Дона, будут считаться изменниками Родины, предаваться суду «Защиты Дона» и караться со всею строгостью законов военного времени».

4 мая были приняты «Основные законы Всевеликого войска Донского», заложившие основы государственности и принципы организации системы государственных органов. 15 сентября Большой войсковой круг принял значительно доработанные «Основные законы Войска», по которым оное определялось как «самостоятельное государство, основанное на началах народоправства» [4. — Л. 4 об.; 6. — Л. 10, 32-34; 15]. Что касается «Основных законов», принятых Кругом, то, согласно им, декреты и «иные законы, разновременно издававшиеся Временным правительством… и Советом Народных Комиссаров», отменялись. Согласно «Основным законам», власть войскового атамана (законодательная, исполнительная и военная) была огромной. Фактически он обладал и судебной властью, поскольку сам назначал войсковых судей и председателя Войскового суда. Эти же законы определили права и обязанности казаков и граждан Всевеликого войска Донского, обязанных защищать государство, платить налоги и пошлины. Особо оговаривался пункт о неприкосновенности собственности. Казаки и граждане получали право устраивать собрания «в целях, не противных законам, мирно и без оружия», «в пределах, установленных законом» выражать и распространять свои мысли и «в целях, не противных законам» образовывать общества и союзы.

4 мая 1918 года можно считать датой возникновения правительства Всевеликого войска Донского, или Совета управляющих отделами: «Направление и объединение действий отдельных ведомств по предметам как законодательства, так и высшего государственного управления возлагается на Совет управляющих; управление делами Совета управляющих возлагается на войскового секретаря и подчинённую ему канцелярию; председатель Совета управляющих и управляющие ответствуют перед атаманом, а потом по созыве Большого круга перед ним за общий ход войскового управления. Каждый из них в отдельности ответствует за свои действия и распоряжения» [4. — Л. 8-9 об.; 16].

Председателем Совета стал генерал-лейтенант А. П. Богаевский, впоследствии — генерал-лейтенант П. Х. Попов [17; 18].

«Основные законы» коснулись и донского флага, герба и гимна. Флаг должен был состоять из трёх продольных разноцветных полос равной ширины: «Три народности издревле живут на Донской земле и составляют коренных граждан Донской области — донские казаки, калмыки и русские крестьяне. Национальными цветами у донских казаков были синий, васильковый (цвет воды Дона и Чёрного моря), у калмыков — жёлтый (содружество калмыков с казаками), у русских (донское крестьянство) — алый (красный)». Восстанавливались старинные печать и герб Донского войска: нагой казак в папахе «при шашке, ружье и амуниции», верхом на бочке. Народным гимном объявлялась известная казачья песня «Всколыхнулся, взволновался православный тихий Дон». Уже 1 июня приказом войскового атамана за № 160 были утверждены новые слова донского гимна «Всколыхнулся Дон свободный…».

На заседании Круга спасения Дона 4 мая от Добровольческой армии генерал А. П. Богаевский отметил: «…к великому позору казачества Добровольческая армия вынуждена была покупать у него же снаряды и пушки. Плохо была армия принята на Дону, ещё хуже на Кубани…»

По окончании заседаний Круга 4 мая войсковому атаману вручили пернач, после чего члены круга во главе с председателем и атаманом отправились в Войсковой кафедральный собор для благодарственного молебна [4. — Л. 9 об.-10 об.; 9; 11; 19].

5 мая на вечернем заседании с заключительным словом выступил войсковой атаман Краснов, особое внимание уделив своим впечатлениям от смотра конных дружин, освобождавших Дон от большевиков. На этом же заседании Г. П. Янова произвели в войсковые старшины [20].

Из сказанного выше очевидно, что Круг спасения как временный властный орган пытался решить сложнейшие государственные дела. Общий дух его постановлений носил явный антибольшевистский и проказачий характер, закладывал основу политической и военной нестабильности на Дону.

В передовой статье в газете «Дон» от 20 июня 1918 года говорится: «От некоторых «иногородних» приходится слышать заявления, что для устроения Донского края следовало бы созвать представителей не только казачества, но и всего населения области. Чтобы таким образом достичь полного объединения казаков и неказаков…

Но в том-то и беда, что получать права все готовы, а об обязанностях, сопряжённых с этими правами, никто не думает. Равенство прав должно сопровождаться равенством обязанностей, а где это последнее равенство у казачьего и неказачьего населения?

Казачье население одно несёт всю тяготу войны с большевистскими бандами, и лишь небольшая часть «иногородних» примкнула к казачьим отрядам… Остальные «иногородние» либо никакого участия в героической борьбе казаков с ленинцами не принимают, либо стали на сторону врагов тихого Дона и пополнили ряды красных разбойников…

…Нельзя предположить, что, попав в члены законодательного собрания, они (иногородние. — Г. С.) стали бы вдруг на казачью, государственную точку зрения… Напротив, они создали бы лишь тормоз для работы Круга и помешали бы хозяевам области — казакам наладить жизнь Дона, расстроенную большевистским наскоком. Хозяева Дона оказывают «иногородним», состоящим в громадном большинстве (за исключением коренных донских крестьян) из пришлых людей, самое широкое гостеприимство… Но казачество не может посадить себе на шею таких «гостей», которые хотели бы, не неся никакой тяготы по защите Дона, завести свой устав в чужом монастыре… Что же касается коренных донских крестьян, то для них путь к участию в донском народоправстве не закрыт. Надо только взять на себя равные с казаками обязанности. Доказать на деле, в бою с большевиками, готовность защищать казачий уклад государственной жизни Дона» [21].

Слабые возражения донских граждан-неказаков во внимание власть предержащими не принимались. Так, в резолюции, принятой 6 мая 1918 года на заседании Ростовской и Нахичеванской городских дум, говорилось: «По-прежнему продолжая считать, что областная власть Донской области должна принадлежать представительству от всех слоёв и групп населения, ростовское и нахичеванское городские самоуправления заявляют о необходимости немедленного созыва учредительного съезда области на основе всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права, что было уже решено (в 1917 году. — Г. С.), войсковым правительством и объединённым войсковым правительством Донской области, свергнутыми большевиками…» [20].

Источники и примечания
  1. ГАРО. Ф. 865. Оп. 1. Д. 72. Л. 5.
  2. Там же. Д. 4. Л. 1.
  3. Приаз. край. 1918. 28 апреля.
  4. ГАРО. Ф. 861. Оп. 1. Д. 46.
  5. Приаз. край. 1918. 9 мая.
  6. ГАРО. Ф. 861. Оп. 1. Д. 1. Л. 17; Г. П. Янов, полковник, депутат и «гражданин Старочеркасской станицы Черкасского округа», окончил Московский кадетский корпус и Павловское военное училище, депутат всех кругов, литератор, военнослужащий, 39 лет, православный.
  7. ГАРО. Ф. 861. Оп. 1. Д. 68. Л. 67.
  8. Приаз. край 1918. 1 мая.
  9. Там же. 6 мая.
  10. Там же. 8 мая.
  11. Там же. 4 мая.
  12. ГАРО. Ф. 861. Оп. 1. Д. 78. Л. 2-10.
  13. Там же. Д. 60. Л. 2.
  14. Там же. Д. 61. Л. 3.
  15. Там же. Д. 42. Л. 19.
  16. Там же. Ф. 865. Оп. 1. Д. 1. Л. 61-63.
  17. Там же. Д. 64. Л. 272.
  18. Там же. Д. 55. Л. 1.
  19. Дон. 1918. 7 июня
  20. Приаз. край. 1918. 9 мая.
  21. Дон. 1918. 20 июня.
  22. Ф. 865. Оп. 1. Д. 55. Л. 1.
  23. Дон, 7 июня 1918.
  24. Приазовский край. 1918. 9 мая.
  25. Дон. 1918. 20 июня.


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Май 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
30123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
45678910

120 лет со дня pождения Константина Геоpгиевича ПАУСТОВСКОГО (1892-1968), писателя. В 1916 году pаботал на котельном (ныне АО «Кpасный котельщик) и маслобойном заводах в Таганpоге. Чеpез много лет Паустовский писал: «... я долгое вpемя боялся попасть в Таганpог в зpелые годы, чтобы не pазочаpовываться и не застать его совеpшенно не похожим на тот гоpод, каким он впеpвые явился пеpедо мной...». Таганрогские впечатления отражены в произведениях «Повесть о жизни», «Блистающие облака» и других. Вновь посетил Таганpог в 1952 году.

Краткая литературная энциклопедия. Т. 5. Стб. 629-630;
Таганрог. С. 548;
Паустовский К. Повесть о жизни // Собр. соч. М., 1957. Т. 3. С. 519-544;
Кукушин В. С. Литературное краеведение : хрестоматия для шк. Таганрог. региона / В. С. Кукушин, С. В. Ерохин. Ростов н/Д : Гинго, 1997. С. 64-65;
Киpичек М. Таганpог глазами писателя // Таганpог. вестн. 1996. № 12. С. 6.

12

Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"