Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 
Рецензии на краеведческие книги
Ростовская область
Дора Константиновна Жак [1]

"...НЕСКОЛЬКО СЛОВ ПО ПОВОДУ КНИЖКИ О БИБЛИОТЕКЕ ИМ. К. МАРКСА"

Дорогая Мирочка!

Это, собственно, еще не письмо Вам. Письмо я напишу, когда получу Ваше, а сейчас несколько слов по поводу книжки о библиотеке им. К. Маркса [2], которую Вы мне прислали. Может быть, кому-нибудь когда-нибудь и пригодятся эти заметки, хотя я убедилась, что используются обычно только "заказные" письма, рецензии и т.п. Но все же, не надеясь, что напишите Вы и что остался кто-нибудь еще, кто может это сделать, хочу выполнить свой долг, выражаясь высоким стилем.

Итак, с моей точки зрения, книжка плохая. А почему — тому следуют пункты.

Конечно, не вина, а беда авторов, что она была написана задолго до того, как вышла. (Последняя заметка, на которую они ссылаются в обширном библиографическом списке это "Вечерний Ростов" № 73 за 1989 г., т.е. как я понимаю, 1-й квартал 89 г.). Поэтому такой уклон в описании фондов и деятельности библиотеки в революционно-марксистко-ленинском духе, который сейчас звучит крайне несовременно и даже юмористически. Конечно, Вы и всякий другой может мне сказать: "А у самой вся первая глава диссертации — сплошь цитаты из "классиков" марксизма-ленинизма". Но ведь тогда без такой "молитвы" не то, что диссертацию, ни одной брошюры, ни одной статьи нельзя было опубликовать. Сейчас же это звучит совсем "наоборот".

Но это, повторяю, не вина, а беда. Плохая же она, по-моему, потому, что сделана крайне непрофессионально и с журналистской, и с библиотечной точки зрения. Пять человек писали, плюс доктор филологических наук редактировал, плюс еще два члена редколлегии — это меньше десяти страниц на каждого. И что же? Использовано большое количество письменного и печатного материала: отчеты, газеты, журналы, но как мало живых встреч, воспоминаний. Ведь живы же, наверно, еще многие из тех, кто работал в библиотеке в военные и первые послевоенные годы. Как было не обратиться к Вам, не воспользоваться воспоминаниями человека, который знает работу библиотек Ростова с 1920 года по нынешний день; со многими связана самой близкой дружбой. Тогда не было бы путаницы с супругами Рабинович, когда директором библиотеки назван Моисей Вульфович (на самом деле Мария Львовна), а Мария Львовна оказалась заведующей библиотечным сектором Ростовского областного отдела культпросветработы перед войной (на самом деле в конце войны, после призывав армию Моисея Абрамовича Штейна). Да я и не уверена в том, что отдел именно так назывался; во всяком случае, в него входили детские дома. Я помню это, потому что вновь назначенный заведующий отделом (? кажется отделом) был директором детдома, и очень уговаривал меня идти работать не в библиотеку, а в детдом, обещая пристроить и Вольку. Работники-то везде были крайне нужны. Не стала бы Зима Живова "заведующей факультетом" вместо декана.

Вообще путаницы много. Но больше всего огорчает, что за цифрами и перечислениями нет живых людей и их роли в становлении библиотечного дета в Ростове. А уж мы-то с Вами знаем, на каком высоком уровне оно было и чьими делами. И совсем не при чем тут Шагинян, хотя она может быть и работала (говорили, что она оформлялась на работу в библиотеку одновременно с Вами).

Какой-то случайный подбор фамилий; очевидно, кто чаще встречался в отчетах или печатался. А ведь можно было сказать о Ростовской школе библиотечных работников, которую создавали В. Н. Кессених и З.С.Муратова. О Муратовой есть несколько живых слов, но опять же не о том. Я сильно сомневаюсь, чтоб она сама когда-нибудь устраивала детские утренники, но она воспитала целое поколение библиотечных работников с детьми. Конечно, она была талантлива во всем, в том числе, и в организации всяческих "капустников" и выступала на них блестяще (Вы помните, как она "ходила по проволоке" еще в библиотеке в Думском проезде и как Женя Безбородое, который был в числе зрителей сказал: "Ведь мы же понимали, что она не пойдет, но каждый думал — черт знает, а вдруг пойдет"). Но все же не в этом главное, а в ее совершенно беззаветной беспредельной верности делу.

Я не помню, в какой должности числился Моисей Вульфович [Рабинович] в библиотеке им. Маркса, но его "должность" с 20-х годов была одна — защитник библиотек. Вы бы, наверно, могли бы порассказать, как в годы НЭПа, когда стали закрывать библиотеки, он давал телеграммы Крупской, как отдавал свою зарплату уволенным библиотекарям. Уже при мне, когда какое-то районное (или городское) начальство хотело отобрать у библиотеки им. Величкиной пианино, которое им подарили еще до революции, как детскому очагу на рабочей окраине — к кому бросились за защитой величкинцы? К Моисею Вульфовичу! И он куда-то бежал, и кричал, и топал ногами и отстоял.

Столько слов о строительстве нового здания библиотеки и ни разу не упомянуть Моисея Вульфовича!

Слава богу, назвали имя Вейцмана (кстати, жив ли он?), но не сказать, что при нем библиотека была одной из лучших областных библиотек страны и как стремительно покатилась вниз после его увольнения, уступив первенство на Северном Кавказе Краснодарской краевой библиотеке.

Уж если сказали о Лидии Яковлевне Горцевой, то не в том ее заслуга, что она якобы прятала книги "классиков" (целый контейнер!). Что-то я об этом за 3 года работы в библиотеке ничего не слышала, а в том, что она была великая труженица и великолепный профессионал. Такого алфавитного каталога, какой она создала и вела всю свою библиотечную жизнь я ни в одной другой областной библиотеке не видела. Кстати, и обо мне уж если упоминать, то не об этом дурацком докладе о книге Русинова, который я сделала по настоянию Вейцмана, а о том, как мне удалось наладить работу отдела обработки и прекратить воровство книг в нем; о том, как с подачи Моисея Вульфовича [а вовсе не Иноземцева. – ред.] и с его помощью мы провели инвентаризацию фонда и организацию отделов библиотеки. Вот, что помогло мне впоследствии создать "Технику работы областной библиотеки" — это действительно, скажу без ложной скромности, вклад в нашу библиотечную науку (а вернее практику). Кстати, инвентаризация показала, что не немцы разворовывали фонды, а свои же сотрудники - были и такие. Совсем не все оказались героями, как известно.

Юлия Эдуардовна Массальская — милейший человек и самоотверженный работник. Но при немцах, как мне говорила Евгения Исааковна Гинзбург, она в библиотеке не работала. Имени Варвары Наумовны Грушко я вообще ни разу не слыхала, как и о тайнике. Не слышала я и фамилию Рачунас; может у нее тогда была другая фамилия?

И, вообще, все так благостно. А почему бы не написать почему и как "ушли" Вейцмана из библиотеки? Почему, кстати, не рассказать, как он собирал библиотечные кадры, как он вызволил Муратову из эвакуации, послав за ней Антонину Дмитриевну Павлицкую — совсем даже не своего сотрудника.

Не знаю, был ли "известным библиографом" Бригадиров? Мне он рассказывал совсем другое. Он был специалистом социального страхования и работал там, когда оно было, может быть лучшим в мире. А потом, когда его испоганили (это с его слов), "я ушел", — сказал он, махнув рукой. А в библиотеку он попал, мне кажется, по партийной линии. Но в этом я уже не так уверена. Вот сейчас, просматривая книжку, увидела на странице 53, что библиотека "находилась в ведомстве Народного Комиссариата Просвещения" и "подчинялась Ростоблоно". Значит отдел, в который входило управление библиотек, был не культпросветработы, а облоно!

Ну, вот и все. А письмо Вам я напишу отдельно. Наверно, все перешлю Вам уже с Волей, который в конце ноября собирается в Ростов. А пока целую Вас. Не грустите!

ПРИМЕЧАНИЯ
  1. Из письма Доры Константиновны Жак (1911-2002) Марии Семеновне Жак (1901-1995; Москва, октябрь 1993 г.) Д. К. Жак — крупный специалист в области организации фондов и каталогов. В 1944-1947 годах работала в отделе обработки Ростовской научной библиотеки им. К. Маркса.
  2. История Ростовской областной научной библиотеки имени К. Маркса / И. Ю. Воронцова, Л. В. Куприянова, Т. В. Трофимова, О. А. Хазова, В. В. Шакитыш; Отв. ред. д-р филол. наук А. И. Станько. - Ростов н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 1992. - 74 с.


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Май 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
30123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
45678910

70 лет Александру Николаевичу БЕЗГРЕШНОВУ (1942), специалисту в области теплоэнергетики, почётному энергетику РФ. Профессор Южно-Российского государственного технического университета Безгрешнов создатель научного направления по исследованию тепловых схем паровых котлов. Результаты работы обобщены в монографии «Тепловые схемы котлов» и учебниках, внедрены на энергетических и машиностроительных предприятиях (ОАО ТКЗ «Красный котельщик», Новочеркасская ГРЭС, НесветайГРЭС, Каменская ТЭЦ).

Новочеркасск. С. 295;
Поздравляем юбиляра // Кадры индустрии. 2002. 15 мая. С. 2.


Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"