Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Население / Этнические группы на Дону
Немцы на Дону


Сокольский Э. Колонии стали хуторами... Путешествие в Ольгенфельд

Сокольский Э. Колонии стали хуторами... Надежды не осталось
Терещенко А. Г. Немецкие колонисты на землях Войска Донского

Александр Глебович Терещенко
Людмила Евдокимовна Омельянюк

ЭВАКУАЦИЯ ИЛИ ДЕПОРТАЦИЯ?

Немецкое население Ростовской области в годы Великой Отечественной войны

По материалам Таганрогского госархива

Указ Президиума Верховного Совета ССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья» появился в трудное для страны и ее армии время. На севере войска Вермахта вышли на подступы к Ленинграду, на центральном участке фронта разворачивалось грандиозное Смоленское сражение, исход которого мог решить и участь столицы государства Москвы. На юге немецкие войска, форсировав Днепр, рвались в Донбасс и к Ростову. Владея стратегической инициативой, немецкое командование не без оснований надеялось выполнить первоначальный план ведения войны на востоке и оккупировать Европейскую часть Советского Союза в ходе кампании 1941 года.

Разумеется, руководству страны были известны и планы немецких высших кругов по использованию в своих целях немецкого населения, особенно в местах его компактного проживания. Поэтому можно с большой долей достоверности утверждать, что на решение правительства и Государственного Комитета Обороны (о переселении немцев с Поволжья на восток страны) повлияло и общее положение на фронтах и политика Германии в отношении немецкого меньшинства в странах Европы.

Вместе с тем с этой акцией в какой-то мере решалась и проблема восполнения трудового контингента на Урале и в Западной Сибири в связи с массовой мобилизацией в армию значительной части рабочих с промышленных предприятий. Многие немцы, как мужчины, так и женщины были направлены в так называемую трудовую армию, в которой был введен комендантский режим.

Следует заметить, что это переселение юридически было несостоятельным, а по характеру проведения — антигуманным. И в современной исторической литературе выселение немцев с Европейской части Советского Союза определяется как депортация народа.

Указ Президиума Верховного Совета о «переселении» поволжских немцев на Восток имел свое продолжение, став базовым юридическим документом для применения его положений и в других регионах страны. На Юге Российской Федерации, в Северо-Кавказском и Донском регионах выселение немецкого населения началось осенью 1941 года и продолжалось вплоть до вступления в эти регионы немецких войск в июле-августе 1942 года.

На территории современного Южного округа и в одной из его составляющих Ростовской области, по переписи 1939 года, проживало 130 398 чел. немецкой национальности.

По территориям данные таковы: в Ростовской области всего — 32 968 чел., в том числе в городах — 4 977 и в сельской местности — 27 931. В Краснодарском крае — всего 34 287 чел., в том числе в городах — 5 972 и в сельской местности — 28 315. В Ставропольском крае — всего 45 689, в том числе в городах — 4 048 и в сельской местности — 41 641 чел. В Калмыцкой АССР всего — 4 150, в том числе в городе — 201 и в сельской местности — З 949 чел. В республиках Северного Кавказа, в Дагестане, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии и Чечено-Ингушетии — всего — 13 302 чел.

Этот контингент населения подлежал переселению в Сибирь и Казахстан. Однако оказалось, что на территории Северного Кавказа и Ростовской области имеется значительный, в несколько десятков тысяч человек, контингент из числа перемещенных лиц из Крыма и Донбасса. Ориентировочно, так как учет переселяемых был далек от идеального в условиях военного времени, только из Ростовской области было выселено — 38 288 чел.

Основная масса немецкого сельского населения проживала в районах так называемого Таганрогского куста, а также в местности бывшего Донецкого округа, в районах Миллерово-Донецк. В Ростове, по данным той же переписи, проживало свыше 2 000 чел. немецкой национальности.

Сохранившиеся данные Органов Внутренних дел, проводивших выселение немцев, показывали, что в Ростовской области не осталось последних. Однако с приходом сюда немецко-фашистских войск оказалось, что это далеко не так. В этом отношении у нас есть уникальная возможность узнать о численности немецкого населения, об отношении немецкой военной администрации к так называемым фольксдойче, о поведении последних в условиях оккупации и многом другом из документальных материалов Таганрогского государственного архива. Речь идет о документации немецкой военной администрации и гражданского городского управления города Таганрога и частично районов, примыкавших к городу.

... 17 октября 1941 года, после упорных боев в районе Марцево с несколькими советскими бронепоездами, команды которых в течение двух суток сдерживали рвавшихся к городу войска генерала Клейста, Таганрог оказался под контролем немецких войск. В город вступил известный своей жестокостью и вероломством батальон «Нахтигаль» с пресловутым доктором Оберлендером. Для местного населения это означало, что в городе устанавливался военно-административный режим, отступление от условий которого каралось расстрелом.

В сентябре 1941 года при выселении немцев из Ростовской области эта акция, считалось, была проведена и в Таганроге, и в районах, примыкающих к городу. На деле оказалось, что высланы были не все. Относительно небольшая часть населения, какие-то одиночки сумели избежать общей участи и остались в местах прежнего жительства. В Таганроге оставались и те из фольксдойче, которые, эвакуируясь с Украины, смогли избежать общей участи Советских немцев и попасть в списки для принудительной эвакуации.

В документации немецких военных властей и местных гражданских учреждений часть документов касается районов. В городе обосновался и назначенный немецкими военными властями атаман Таганрогского (Миусского) округа, возглавивший донское казачье движение на этой территории. Это марионеточное движение фактически обеспечивало «кадрами» местную полицейскую систему.

Таганрогский (Миусский) округ занимал около 13 тыс. кв. км. Эта площадь равнялась примерно территории Эльзаса и Лотарингии. Округ был образован в 1887 году при административном разукрупнении Екатеринославской губернии. В то время на территории округа уже имелись небольшие немецкие поселения, жители которых переселились сюда в основном из колонистских массивов Таврической и Екатеринославской губерний.

В дальнейшем, в ходе развития этих колоний и миграции немецкого населения здесь образовался наиболее мощный в Донской области немецкий колонистский анклав, состоявший из 87 колоний, сел и хуторов, названия которых были изменены в 1915 году. В советское время Таганрогский округ был административно поделен на несколько районов, часть из которых в 1924 году была передана Украине и вошла в состав Донецкой области. По данным переписи 1939 года, в Таганроге и в районах бывшего округа проживало около 20 000 человек немецкого происхождения.

С 17 октября 1941 года по 30 августа 1943 года, т.е., во время немецкой оккупации Таганрогского минирегиона, по нашей приблизительной оценке, основывающейся на документах Таганрогского архива и сообщениям прессы того времени, здесь проживало на менее 900-1000 человек из числа горожан и бывших колонистов. В Таганроге, где проводились неоднократные переписи лиц немецкой национальности, оказалось 634 немца, из них 429 взрослых и 205 детей, в Матвеево-Курганском районе — 137 чел., в колонии Анненталь только взрослых — 19 чел., в поселках, окружавших Таганрог также 19. По другим административным образованиям конкретных сведений нет, однако по нечисловым данным так называемые официально «фольксдойче» имелись и в других районах и населенных пунктах [1].

Вероятно у всех фольксдойче, оставшихся на местах прежнего жительства, или появившихся здесь в ходе эвакуации, был свой нелегкий и непростой сценарий. Часть таких лиц вынуждена была скрывать свою национальную принадлежность, заявив об этом в подходящее время. Часть другая в массе перемещавшегося населения уходила из-под демографического властного контроля. Другие меняли места своего проживания.

В этом отношении характерны биографии наиболее известных в Таганроге в период оккупации фольксдойче Готлоба Фелля и Иоганна Вальтера. Первый длительное время работал на заводах Украины и, переезжая на Восток, обосновался в Таганроге. Приказом Таганрогской немецкой ортскомендатуры [местная комендатура. – ред.] был назначен заместителем бургомистра города специально по делам немецкого населения с титулом «Старшина граждан немецкого происхождения».

Своеобразна биография видного советского инженера Иоганна Вальтера, награжденного в 1932 году орденом Ленина за проектирование и производственную наладку поточной линии производства на известном первенце пятилетки — Сталинградском тракторном заводе им. Ф. Э. Дзержинского. Он родился в Ямбурге в семье Фридриха и Маргарет Вальтер. Образование было получено в Ленинграде. Там же несколько лет Вальтер работал на предприятиях фирм «Сименс и Гальске», «Сименс и Шукерт» и др.

Война застала талантливого предприимчивого инженера в должности начальника производства минно-гранатной фабрики им. К. Маркса в Ленинграде. Он пережил с ленинградцами первую блокадную зиму, однако в апреле 1942 г. его, как немца, уволили. Ему удалось вскоре попасть в число вывозимых из города людей и он со своей второй женой Аленой Федоровой оказался на Юге, куда вскоре пришли войска Вермахта.

Некоторое количество фольксдойче оказалось в Таганроге и в местах бывших колоний в результате освобождения из лагеря военнопленных, куда они попали, находясь до этого в составе частей Красной Армии.

Отношение немецкой военной администрации к фольксдойче соответствовало правительственному предписанию «Задачи и цели военного управления», в котором в категорической форме предписывалось сохранять и поддерживать в «первозданном» виде «Дейчтум». В сущности, политика властей в отношении немецкого населения складывалась из различных мероприятий, направленных на поддержку этого национального контингента через организацию культурных и учебных учреждений, материальной помощи, путем привлечения в управленческие и хозяйственные структуры соответствующих требованиям работы лиц. Открыто не противопоставляя фольксдойче другим национальным контингентам, вся система мероприятий временных военных властей была направлена на обособление, отделение фольксдойче от других национальностей, от местного населения [2].

Временная военная администрация на третий день после установления ее власти объявила о регистрации граждан, «говорящих по-немецки». В дальнейшем были проведены переписи населения с выделением лиц немецкой национальности. В декабре 1941 года ортскомендатура Таганрога потребовала от бургомистерства города данные о регистрации фольксдойче с раздельными списками лиц, имевших немецких родителей, и лиц из смешанных семей. По этим двум спискам в Таганроге находилось 634 чел. немецкой национальности, Это значительно больше, чем проживало в городе до войны (470) [3].

Важным вопросом был земельный вопрос, проблема частной собственности на землю и судьба колхозов. Это непосредственно касалось немецких крестьян-колонистов, составлявших основную часть проживавших в этом регионе фольксдойче.

В местных газетах и в плакатном информационном варианте население могло ознакомиться с политикой германского правительства в земельном секторе экономики. В частности, речь шла о тех лицах, которые имели право на получение земельных участков. «Правом на землю пользуются все, обрабатывающие землю своим трудом. Наравне с крестьянами, проживающими в настоящее время в местах землепользования, землей будут наделены в полной мере и все имеющие на нее право, но временно отсутствующе крестьяне, как например: находящиеся в настоящее время в Германии на работах, на военной службе, военнопленные, военнослужащие Красной Армии, эвакуированные или сосланные Советской властью» [4].

В таганрогской газете «Новое слово» от 23 мая 1942 года с подачи властей была помещена перепечатка из «Любекер Фольксботе» с характеристикой колхозного производства в условиях, сложившихся в связи с установлением временной немецкой военной администрации. Речь идет о целесообразности сохранения коллективного производства в то время. «Колхозное хозяйство, — утверждалось в статье, — отныне не является только простым соединением крестьянских дворов, которое без особых затруднений можно было бы опять разделить. Скорое оно представляет собой большое производственное хозяйство и в рамках последнего на первых порах неизбежно пришлось продолжать работу»[5].

В этой газете появлялись и информационно-разъяснительные статьи о сельскохозяйственных товариществах. Можно сделать вывод о том, что население сельской округи Таганрога, разумеется и колонистам из фольксдойче, рекомендовалось в условиях военного времени сохранять производственную форму коллективного хозяйствования».

Переписи населения с выделение фольксдойче, специальные регистрации лиц немецкой национальности преследовали, судя по следующим мероприятиям властей, конкретные практические цели: во-первых, — выявить тех людей, которые могли бы быть использованы в административных и иных структурах и, во-вторых, — выявить материальные и иные потребности фольксдойче в условиях военного времени.

Вскоре следовали и практические решения: в штат бургомистерства был введен пост заместителя бургомистра по делам немецкого населения с титулом «Старшина граждан немецкого происхождения». Приказом ортскомендатуры на этот пост был назначен упоминавшийся ранее Готлоб Фелль, находившийся в этой должности до взятия города частями Советской Армии в конце августа 1943 года. Начальником Матвеево-Курганского района назначили бухгалтера Вильгельма Неймана, помощником бургомистра Анастасиевки Ивана Ткаченко — Григория Леткемана. В селении Гаевка бургомистром был Зак. В списках полицейских инспекторов и служащих оказалось всего два фольксдойче — Варман и Галле. В штат ортскомендатуры Таганрога были включены 11 немцев-фольксдойче, служивших в начале войны в Красной Армии и взятых в плен частями Вермахта.

В августе 1942 года бургомистром Таганрога был назначен местный учитель Рейнгольд Дитер, который вероятно успешно справлялся со своими обязанностями. Через год местные газеты сообщали, что в бургомистерстве с удовлетворением и шумно отмечали юбилей Дитера. Через две недели город был взят частями Советской Армии.

Немецкое население Таганрога пользовалось преимуществами при приеме на службу, в предоставлении квартир, в распределении бесхозного имущества, при выдаче продовольствия и одежды, в предоставлении ссуд и т.п. Для фольксдойче были введены нагрудные знаки отличия, которые выдавались и жителям других национальностей, активно сотрудничавших с администрацией и местными полицейскими органами.

В сентябре 1942 года в городе была открыта немецкая школа, закрытая в Советское время, в 1938 году. В ней был открыт детский сад. Местная газета «Новое слово» сообщала об организации при школе клуба, «который проводил политико-просветительную и культурно-воспитательную работу среди немецкого населения». Дети немецкого населения до 13 лет обязаны были посещать школу. Директором школы назначили бывшего учителя в советское время Майера [6].

В клубе были организованы для немецких детей и взрослых курсы по изучении русского языка. Были сформированы 6 групп детей дошкольного возраста для изучения русского языка.

В одном из дел ортскомендатуры имеется приказ коменданта об отправке из Таганрога фольксдойче, родившихся в сельской местности, в места их прежнего проживания. Приказ вышел в начале марта 1942 года и, возможно, его выход связан с началом сельскохозяйственных весенних работ и назначением окружного агронома от военной администрации [7].

Немецкое население Таганрога и округа не было единодушным в безоговорочной поддержке немецкой военной администрации и местного управления. Так, известно, что немцы участвовали в Таганрогском комсомольско-молодежном подполье. В делах Таганрогского архива имеются сведения о розыске Теодора Зиберта, Фридриха Яна, Конрада Литтау и других лиц, причастных к сопротивлению мероприятиям временных властей. Возможно, что не все фольксдойче в Таганрогском минирегионе указали свою национальную принадлежность.

Оказавшись в вихре противоборства мощных военных и идеологических сил, им, местным фольксдойче, предстояло сделать трудный выбор, который в практическом плане оказался для многих тупиковым в их дальнейшей судьбе. Они могли стать и, вероятно, многие стали жертвами обстоятельств военного и идеологического противостояния крупнейших империй ХХ века.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Таганрогский государственный архив. Ф. Р-619 с, оп. 1, д. 173, л. 2-8; д. 115, oп. 1, л. 25.
  2. Таганрогский государственный архив. Ф. Р-619 с, oп. 1, д. 4, л. 79.
  3. Таганрогский государственный архив. Ф. P-619 с, oп. 1, д. 178, л. 7.
  4. Таганрогский государственный архив. Ф. Р-513, оп. 1, д. 37, л. 21.
  5. Новое слово (Таганрог). — 1942. — 23 мая
  6. Там же. — 5 сент.
  7. Таганрогский государственный архив. Ф. Р-619, оп. 1, д. 140, л. 1, 2.


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Апрель 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

90 лет со дня рождения Александра Алексеевича ЗЕМЛЯЧЕНКО (1922–2001), историка и краеведа, научного сотрудника Таганрогского краеведческого музея. Сформировал фонды по истории Гражданской и Великой Отечественной войны (1960-1985). Создал музей истории Таганрогской милиции. Долгие годы был председателем Таганрогского отделения общества охраны памятников. Автор очерков, которые печатались в сборниках «Отважные сыны Дона» (1970), «Они прославили Родину» (1977), «На родине Чехова» (1984), и публикаций в газете «Таганрогская правда».

Крупницкая Г. Александр Алексеевич Земляченко // Вехи Таганрога. 2001. № 9. С. 72.


Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"