Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Население / Этнические группы на Дону
Евреи на донской земле

Евгений Вениаминович Мовшович

ХОЛОКОСТ В РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ: УНИЧТОЖЕНИЕ ЕВРЕЕВ НА НИЖНЕМ ДОНУ И В ВОСТОЧНОМ ПРИАЗОВЬЕ

Первая оккупация Ростова-на-Дону

Вторая оккупация Ростова-на-Дону

Уничтожение евреев в Змиевской балке

Память о трагедии холокоста в Ростове-на-Дону

В 1939 году население Ростовской области, по данным всесоюзной переписи, составляло 2 892 580 человек, включая 33 024 еврея (1,1 %), в Ростове-на-Дону — 27 039 евреев из 510 212 человек всего населения или 5,3 % [1] , в Таганроге свыше 3,1 тыс. евреев, летом и осенью 1941 к ним добавились многочисленные беженцы из западных районов СССР. Подавляющая часть не смогла эвакуироваться из Таганрога. В городах за пределами Ростова-на-Дону и Таганрога проживал 2 861 еврей и 912 евреев в станицах и селах [2]. Летом 1941 года количество евреев значительно увеличилось, возможно, до 50-60 тыс. человек за счет беженцев из западных областей СССР. В сентябре-октябре 1941 года была организована эвакуация на поездах и баржах 100-150 тыс. человек (неорганизованно уехало 50-100 тыс. человек), среди которых евреи составляли около 5-7 %, как и среди всего населения города, т.е. было эвакуировано 7-10 тыс. евреев. Примерно столько же евреев бежало неорганизованно.

Первая оккупация Ростова-на-Дону

21 ноября 1941 года немецкие войска на неделю захватили город, но из-за кратковременности этой первой оккупации они не успели организовать массовое уничтожение евреев. По имеющимся свидетельствам очевидцев, немецкие власти успели только издать приказ о регистрации евреев, но саму регистрацию не смогли осуществить. За неделю оккупации погибло относительно небольшое число евреев при случайных столкновениях [3].

В декабре 1941 года плановая эвакуация всех, кроме госпиталей, была закончена. После заявления маршала Буденного, командовавшего фронтом, о том, что он не допустит больше сдачи города, городской комендант Борщ отдал 14 февраля 1942 года приказ о запрете выезда из города жителей без пропуска комендатуры [4]. Последний выдавался только тем, кто отработал норму на строительстве оборонительных сооружений, независимо от возраста и состояния здоровья, наличия малолетних детей и требующих ухода иждивенцев.

Несмотря на такой запрет на выезд из города, много евреев, как коренных жителей, так и эвакуированных сюда, всеми правдами и неправдами покидало город. Но немало евреев не поверило сведениям о той смертельной опасности, какую несла с собой немецкая оккупация. Отчасти причиной было естественное недоверие к постоянно лживым сообщениям советского правительства, отчасти — воспоминания стариков об оккупации города немецкими войсками в 1918 года. Поэтому и по другим причинам в городе осталось большое число евреев, преимущественно старых, больных, женщин и детей. По оценке немецкого командования, к ноябрю 1941 года в Ростове-на-Дону находилось 200-300 тыс. жителей, среди которых было до 50 тыс. евреев [5]. Вероятно, к августу 1942 года число последних уменьшилось до 30-35 тыс.

Вторая оккупация Ростова-на-Дону

Второй раз немецкие войска захватили Ростов 24 июля 1942 года. Уже 4 августа 1942 года они приказали всем евреям зарегистрироваться до 10 августа [6, 7]. Однако по данным немецкого командования, этот приказ выполнило всего 2 тыс. евреев [5]. 5-6 августа 1942 года были посланы пленные красноармейцы рыть большие ямы (размером 5 х 7 м и глубиной 3 м) и рвы близ пос. 2-я Змиевка на северо-западной окраине города, в балке Змиевской на правом берегу реки Темерник, за Зоопарком и Ботаническим садом. После этого к 8 августа 300 военнопленных было расстреляно в вырытых ими рвах и ямах [6; 7. — Д. 6, л. 1-3; д. 30, л. 7-10].

В издававшейся управлением бургомистра города Тикерпу газете «Голос Ростова» 9 августа было опубликованно воззвание некоего совета еврейских старейшин во главе с доктором Лурье от имени шефа зондеркоманды СС 10-а д-ра Герца к еврейскому населению города. В нем требовалось явиться к 8 часам утра 11 августа на 6 сборных пунктов для организованного их переселения в особый район. Там они якобы будут находиться под защитой немецких властей, которые не могут в противном случае гарантировать предотвращение случаев нападения неевреев на еврейское население, имевших место в последнее время.

Предписывалось иметь при себе документы, деньги и ценности, ключи с биркой и адресом (подлежали сдаче на сборных пунктах), ручной багаж. Сообщалось, что о доставке остального имущества будут даны дополнительные указания. Это воззвание было также расклеено на заборах и домах. Были указаны следующие адреса сборных пунктов: Пушкинская, 137-139; Социалистическая, 90 — школа № 42; Энгельса, 60 — бывшая гостиница «Европа»; Просвещенская, 23/73, угол Семашко; 20-я линия, 14, угол Мурлычевской; Станиславского, 188 [7. — Л. 2 об.; д. 19, л. 1].

Видимо, чтобы не вызывать преждевременных подозрений у евреев в истинных целях акции регистрация велась по трем спискам: в один записывали трудоспособных евреев, особо отмечая врачей и ученых; в другой — нетрудоспособных; в третий — имеющих в составе семьи неевреев или крещеных евреев.

Уничтожение евреев в Змиевской балке

С утра 11 августа толпы евреев пошли на сборные пункты. Оттуда их на машинах вывозили и пригоняли колоннами по 200 человек к поселку 2-я Змиевка, жителей которого обязали покинуть на время свои дома (но некоторые спрятались и стали свидетелями казни евреев). Здесь полицейские — бывшие советские граждане в качестве подручных немецких руководителей расстреливали взрослых (часть была уничтожена в душегубках, вмещавших по 50 человек), которых предварительно заставляли раздеться догола. Детей отравляли, смазывая им губы сильнодействующим ядом. В его применении участвовали и изобретший его д-р Г. Герц, исполнявший обязанности шефа зондеркоманды СС 10-а [8]. Свидетели впоследствии показали, что еще через 2-3 дня после расстрелов слышали стоны заживо погребенных людей в Змиевской балке.

Уничтожение евреев производилось в котлованах песчано-каменного карьера у северо-восточной окраины поселка, на окраине рощи питомника Ботанического сада восточнее поселка, а также на западной окраине рощи питомника южнее поселка [7. – Д. 30, л. 7-10]. В первый же день было уничтожено более 13 тысяч евреев. Остальные были расстреляны ночью и на следующий день. Некоторые евреи, поняв смысл проводившейся акции, кончали жизнь самоубийством. Вместе с евреями было уничтожено некоторое число членов их семей — неевреев, пожелавших разделить судьбу своих близких.

В последующие дни полицейские с помощью бывших соседей ловили евреев, не явившихся на верную гибель, и уничтожали их. Все же некоторым евреям удалось выбраться из города, но лишь очень немногие спаслись. В Змиевской балке во время оккупации расстреливали также подпольщиков, душевнобольных, частично военнопленных и др., среди которых были представители разных национальностей, но нет никаких сомнений, что среди погубленных здесь людей преобладали евреи.

Точное число уничтоженных в Ростове людей за время оккупации так и не было установлено. Неизвестно, сохранились ли книги регистрации евреев перед их уничтожением. Не найдены и окончательные донесения шефов зондеркоманды СС 10-а, гестапо и СД, либо эйнзацгруппы «Д» об акции в Ростове-на-Дону. Известно, что такие донесения после каждой акции аккуратно посылались в Берлин. По предварительным данным считается, что здесь было уничтожено более 27 тыс. человек, преимущественно евреев [7. — Л. 1-3; д. 6, л. 1-3; д. 30, л. 7-10; 9; 10]. Примерная численность захороненных трупов определялась с учетом размера ям и рвов, глубины и плотности заполнения их трупами, а также преобладания среди погибших стариков, женщин и детей.

Обращает на себя внимание явное стремление преуменьшить число жертв в Ростове-на-Дону, характерное для политики тоталитарного режима в освещении результатов Великой Отечественной войны вообще. Так, в первом акте Чрезвычайной государственной комиссии (ЧГК) Ростова-на-Дону по учету ущерба и злодеяний немецко-фашистских захватчиков, составленном 17 февраля 1943 года, число уничтоженных в песчано-каменном карьере оценивалось в 15-18 тыс. человек [7. — Д. 30, л. 2 об; д.441, л. 1-8; д. 450, л. 8-9], а в более подробном акте ЧГК при исполкоме Железнодорожного райсовета, но составленном 23 ноября 1943 года, принята уже минимальная оценка в 15 тыс. человек [7. — Д. 30, л. 7-10]. Поэтому можно полагать, что принятые в последнем акте оценки и других, впервые выявленных захоронений (о них говорилось выше), также минимальные. В связи с этим, возможно, следует говорить не о более 27 тыс. жертв, а о свыше 30-32 тыс. человек.

О таком стремлении преуменьшить число еврейских жертв свидетельствует и составленное в 1963 году обвинительное заключение по делу Вейха и других граждан СССР — эсэсовцах зондеркоманды СС 10-а, участвовавших в преступном уничтожении евреев Ростова-на-Дону и иных военных преступлениях. В нем говорится об уничтожении в Ростове только «нескольких тысяч советских граждан» [8. — С. 93-94], хотя сотрудники КГБ, составлявшие его, точно знали, что здесь были убиты многие тысячи людей [7. — Л. 1-9; Д. 6, л. 1-3].

Следует отметить, что и зарубежные исследователи истории Холокоста [11,12], не знавшие достоверно о количестве оставшихся в Ростове во время оккупации евреев, неверно оценили число жертв Холокоста 11-12 августа 1942 года. Они ошибочно приняли число евреев (2 000 человек), зарегистрировавшихся на 1 августа 1942 года, за количество жертв Холокоста. Между тем, военнопленные, посланные копать могильные ямы в Змиевской балке 4-5 августа, вырыли по приказу эсесовцев ямы и рвы, которые могли вместить намного большее число трупов, чем две тысячи.

К сожалению, ставшее известным донесение шефа секретной полиции и СД из оккупированных восточных территорий № 16 от 14 августа 1942 года было лишь предварительным. Об этом свидетельствует то, что после фразы о том, что на 1 августа пока зарегистрировано 2000 евреев, следует фраза о том, что «далее необходимо определить число евреев для их последующего уничтожения» [5]. Кроме того, в этом донесении отсутствует обычное для таких сообщений указание на то, что Ростов «свободен от евреев».

Только в последней капитальной сводке о числе еврейских жертв национал-социализма в СССР Р. Герт [13] указывает, что в Ростове в июле 1942 года (путает время оккупации города с временем уничтожения евреев в августе) 18 тыс. евреев стали жертвой зондеркоманды 10-а. Эта цифра соответствует сведениям, опубликованным в газете «Правда» 17 февраля 1943 года. Однако его предположение о том, что руководитель СС и полиции на оккупированной территории юга СССР в своих донесениях Гиммлеру не сообщил об уничтожении евреев Ростова, вряд ли обосновано. Просто это донесение пока не обнаружено.

Виновниками преступного уничтожения евреев в Ростове являлись ген.-майор Киттель — комендант города, оберштурмфюрер СС д-р Г. Герц — исполнявший обязанности шефа зондеркоманды СС 10-а, начальник эйнзацгруппы «Д» генерал СС В. Биркамп; шефы тайной полиции «ГФП» Якобс и Шмидт, переводчик этой полиции А. Заславский; начальник Управления вспомогательной полиции В. А. Еремин, шеф гестапо Ростовской тюрьмы Швюэр, бургомистр города Тикерпу, начальник Ростовской тюрьмы Дахно, комендант тюрьмы оберштурмфюрер СС А. Линдер, его помощник Мирза, следователи городской вспомогательной полиции Иванов, С. П. Ильяшев, Леонов и др. [7, л. 14 об; д. 446, л. 8-9].

Память о трагедии холокоста в Ростове-на-Дону

Ростов-на-Дону был освобожден 14 февраля 1943 года. А уже 17 февраля Ростовская ЧГК по учету ущерба и злодеяний, нанесенных немецко-фашистскими оккупантами учреждениям, предприятиям и гражданам города, установила, что немецкий комендант города генерал-майор Киттель организовал массовое истребление евреев города [7. — Д. 30, л. 2 об.; д. 441, л. 1-8; д. 450, л. 8-9].

Однако при публикации этого акта в газете «Правда» 13 марта 1943 года в нем говорилось уже не об уничтожении евреев (в остальном текст не был изменен), а о «массовом истреблении» неких мирных жителей города [14]. Следовательно, уже в начале 1943 года руководство СССР проводило политику умолчания о еврейских жертвах Холокоста в СССР. В дальнейшем опробованная на Ростове-на-Дону (первом, освобожденном от оккупантов городе СССР с относительно большой численностью евреев) практика подачи информации о погибших в Великой Отечественной войне евреях [15], использовалась и для других городов (Харькова, Днепропетровска, Киева, Минска и др.) [16].

Сразу после окончания войны на месте массового уничтожения евреев Ростова-на-Дону в Змиевской балке, находившейся тогда за северо-западной окраиной города, был установлен скромный стандартный памятник с фигурами двух солдат Советской Армии со знаменем [17]. Лишь 9 мая 1975 года здесь был открыт мемориальный комплекс «Памяти погибших в Змиевской балке», посвященный жертвам фашизма. Он создан архитекторами Н. В. Аведиковым (руководитель группы), Н. Н. Нерсесьянцем, Р. А. Мурадяном и скульпторами Б. К. и Е. Ф. Лапко [18, 19]. Мемориал производит сильное эмоциональное впечатление, но там до сих пор, даже спустя более полувека, нет надписи, свидетельствующей о том, что здесь 11-12 августа 1942 года были уничтожены многие тысячи евреев. Лишь в экспозиции маленького музея при мемориале (открыт по дням памяти несколько раз в году) можно увидеть копию уже упоминавшегося акта городской ЧГК, в котором говорится об уничтожении евреев Ростова-на-Дону. Только в Ростовской синагоге установлены памятные доски с именами некоторых из погибших тогда. Однако теперь спустя полвека после тех страшных событий имена большинства жертв уже невозможно восстановить.

Еврейская община Ростова-на-Дону, находившаяся по численности на 3-м месте после Москвы и Ленинграда в Российской Федерации, понесла огромные потери. Ни в одном другом городе России не было уничтожено такое большое количество евреев, сопоставимое с числом жертв Бабьего Яра, Дробицкого Яра и других печально знаменитых мест. Такой вывод особенно очевиден при сравнении с имеющимися данными по Смоленщине и Брянщине [20].

Созданный почти четверть века назад этот мемориальный комплекс находится в запущенном состоянии, требуя благоустройства, ремонтно-восстановительных работ и создания мемориального парка с установкой памятной стелы на территории бывшего песчано-каменного карьера, находящегося севернее существующего мемориального комплекса. Наверное, еврейским общинам России и, прежде всего, Ростова-на-Дону следует взять на себя ответственность за это.

Если во времена коммунистического господства создавались препятствия в организованном посещении евреями Змиевской балки, для чтения поминальной молитвы в день гибели евреев [21], то в последние годы благодаря усилиям ростовского раввина Эльяшива Каплуна созданы благоприятные условия для посещения в день памяти Катастрофы (27 нисана) и в день уничтожения ростовских евреев (11 августа) мемориального комплекса «Змиевская балка» и чтения поминальной молитвы.

К сожалению, и сейчас, спустя почти 60 лет после трагедии и 56 лет после окончания войны, приходиться признать, что непосредственные виновники уничтожения евреев в Ростове в своем большинстве смогли избежать судебной ответственности за свои преступления. Только немногие полицейские были найдены и осуждены [8. — С. 93].

Осенью 1941 года немецкие войска оккупировали западную часть Ростовской области, внезапно захватив город Таганрог 17 октября. Уже 26 октября 1941 года немецкие власти начали уничтожение евреев Таганрога на Петрушиной косе («Балка смерти») на западной окраине города, расстреляв в первый же день свыше 6 500 человек. Всего там было уничтожено свыше 10 тыс. человек, из них 6,5 тыс. евреев [7. — Д. 30, л. 35-47; д. 451, л. 2-6].

В августе 1942 года в городах Ростовской области Новочеркасске, Шахтах, Морозовске, Сальске, а так же в поселках Зерновом, Литвиновке, Пролетарском, станицах Мечетинской, Кагальницкой, селе Ремонтном и других погибло не менее 2 тыс. евреев [7. — Л. 11; д. 30, л. 48-52; д. 444, л. 13-15, 23, 32, 33; д. 448; 6. — С. 196-197; 3. — С. 83-85].

Хотя доля евреев среди населения области составляла до войны всего 1,1 %, среди погибших мирных жителей области в 1941-1943 года, число которых по современным данным составляет 46 тыс. человек [9], евреи составляют не менее 38,5 — 40 тыс. или около 85 %. Поэтому нельзя не вспомнить слова лауреата Нобелевской премии Эли Дизеля: «Не все жертвы нацизма были евреями, но все евреи были жертвами нацизма».

Постараемся же сохранить память об этих жертвах, чтобы они не оказались напрасными. Хотелось бы надеяться, что удастся добиться признания мемориального комплекса «Змиевская балка» памятником федерального значения, установления там памятной доски и стелы, благоустройства его территории.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Всесоюзная перепись населения 1939. Основные итоги. — М.: Наука, 1992. — С. 24, 64.
  2. Distribution of the jewish population of the USSR. 1939. — Jerusalem, 1993. — P. 32, 67.
  3. Документы обвиняют. Холокост: свидетельства Красной Армии. — М.: Роc. б-ка Холокост, 1996. — С. 81, 85-86.
  4. Вдовин М. А. Еще раз о «втором разрушении града» // Приазов. край. — 1997. — 30 окт. — С. 6
  5. The einsatzgruppen reports. Selection from the Dispatches of the Nazi Death Squads” Campaing Against the Jews July 1941 January 1943. — New York: Holocaust Library, 1989. — P. 358
  6. Черная книга: о злодейском повсеместном убийстве евреев немецко-фашистскими захватчиками во временно оккупированных районах Советского Союза и в лагерях Польши во время войны 1941-1945 гг. / Под ред. В. Гроссмана и И. Эренбурга. — Вильнюс: ЙАД, 1993. — С. 194-196.
  7. ГАРО. Ф. Р-3613, оп. 1, д. 2, л. 2.
  8. Гинзбург Л. В. Бездна: Повествование, основанное на документах. — М.: Советский писатель, 1985. — С. 89-91.
  9. Книга памяти. Павшим в Великой Отечественной войне: Российская Федерация, Ростовская область. — Ростов н/Д, 1996. — Т. 13. — С. 5.
  10. Борохова И. М. Документы обвиняют // Информационный сборник № 22. Военно-исторический. Ростов н/Д: СКВО, 1963. — С. 62-67;
  11. Encyclopedia of Holocaust / Ed. By I. Gilman. — New York-London: Collier Macmillan publ., 1990. — T. 3. — P. 1306;
  12. Enzyclopadia des Holocaust / Haupthrag.I.Gutman. — Berlin: Argon, 1993. — Bd. 2. — S. 1242-1243.
  13. Robel Gert. Sojetunion // Dimension des Volkermords: Die Zahl der judischeh Opfer des National-sozialismis / Hrsg. W. Benz. — Munchen: R. Oldenbourg Verlag, 1991. — S. 548.
  14. Зверства немецко-фашистских людоедов: Акт // Правда. — 1943. — 13 марта. — С. 3.
  15. Мовшович Е. В. Холокост в Ростове // Яхад (Ростов н/Д). — 1999. — № 3 (апр.). — С. 3.
  16. Безыменский Л. Информация по советски // Знамя. — 1998. — № 5. — С. 191-199.
  17. Яхад (Ростов н/Д). — 1997. — № 6 (авг.). — С. 2.
  18. Андрианов В. И. Памятники Дона. Рассказ о памятных местах Ростовской области / А. Г. Терещенко. — Ростов н/Д: Кн. изд-во, 1981. — С. 130-131
  19. Ростов-на-Дону. Мемориал в Змиевской балке / Фото В. Иванова // Ростов-на-Дону: 12 открыток. — М.: Планета, 1986.
  20. Уничтожение евреев Смоленщины и Брянщины / Публ. А. И. Круглова // Вестник еврейского университета в Москве. — 1994. — № 3/7. — С. 195, 201.
  21. ГАРО, Ф.Р-4173, оп. 3, д. 10, Л. 6.


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Апрель 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

110 лет со дня pождения Геоpгия Александpовича ИHОЗЕМЦЕВА (1902-1957), историка, Геpоя Советского Союза, уpоженца Батайска. С марта 1942 года сражался на Юго-Западном, Донском, Сталинградском, Воронежском, 1-м Прибалтийском и Ленинградском фронтах. 16 сентября 1943-го гвардии майор Иноземцев отличился в боях за освобождение Витебской области. После войны pаботал диpектоpом Ростовской областной научной библиотеки им. К. Маpкса (1952-1954), в аpхивах, в Донском областном музее, пpеподавал в Ростовском госудаpственном унивеpситете. Среди его книг «Ростов-на-Дону» (1949, в соавт.), «200 лет Ростову-на-Дону» (1949), «По городам Советского Дона» (1951, все – в Ростове). Имя Героя носят переулок в Ворошиловском районе Ростова и улица в Батайске.

Герои Советского Союза. Т. 1. С. 588;
Мягкова А. Улица имени... // Вперёд. 2004. 17 марта. С. 4;
Агафонов А. И. Документы об историке и археологе Герое Советского Союза Г. А. Иноземцеве // Археографический ежегодник за 1980 год. М., 1981. С. 256-259.


Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"