Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Литература Дона / Жизнь и творчество донских писателей

Любовь Феоктистовна Волошинова

«ЭТО НАДО ЖЕ ПРОСТО ПОЭТОМ РОДИТЬСЯ...»

Георгий Яковлевич Булатов, г. Ростов-на-Дону

В августе 2002 года Георгию Яковлевичу Булатову должно было исполниться 55 лет. Преждевременный уход его из жизни в конце января 2001 года потряс его друзей, коллег, читателей, знакомых. Наверно потому, что очень наполненной и общественно значимой была его жизнь в последние десятилетия.

Строки официальной биографии скупы: «Родился в 1947 году в Ленинграде, с начала 1950-х жил в Ростове-на-Дону, окончил филологический факультет Ростовского госуниверситета. Работал журналистом в Казахстане, в Курской области, в Зернограде, в Мясниковском районе Ростовской области, Ростове».

Когда в начале 1980-х он появился в литературно-творческом объединении «Дон» при Союзе писателей, то уже был сложившимся поэтом, четко определившим свое человеческое и поэтическое убеждение — хранить «любовь к озверевшим обманутым людям».

Его стихи высоко оценили на поэтическом семинаре издательства «Молодая гвардия»", проходившем в Ростове в 1982году. Однако благодаря идеологическим и бюрократическим препонам предперестроечных лет первая поэтическая книжка «Главный полустанок» вышла в Ростиздате только через 5 лет! Было в этой книжице, включившей 42 стихотворения, глубокое, пронзительное ощущение жизни чуждое официозу и псевдопатриотизму, переполнявшему тогда продукцию государственных издательств.

Через два года в том же Ростиздате вышла вторая книга «Имена». Она была значительно больше по объему (115 стихотворений). О годах, в которые книга создавалась, он писал с горечью:

Разгул фарисейства

цензура лютует,

корявые строчки мои не «литует».

Стихи происходили из его человеческого и журналистского опыта, притягивали остротой и взволнованностью. Он просто не мог не написать, как:

... продавал на базаре медали

одноногий седой фронтовик.

Он не мог не рассказать горькую правду о близком человеке:

Она не мечтала о пьедестале

и не решала за всю страну,

но это бабушка моя, а не Сталин,

в итоге выиграла войну!

Она восьмерых детей потеряла,

а бог все медлил её прибрать...

Бабушка моя хорошо умирала.

Ей было за что хорошо умирать.

Георгий Булатов не мог не думать о том

…Как ты, Русь советская устала,

от разных полуправд, полушажков,

от своих непрочных пьедесталов,

от своих придуманных божков!

Но познание горьких истин не убивало в нем лирика, одаренного чувствованием и умением запечатлеть в слове и:

Горький степной полумрак,

в котором не страшно теперь

заблудиться.

голубую проталину неба,

под которой так хочется жить.

и даже то как:

Женщина писала мой портрет,

кисть щеки растерянно касалась,

что неправды нет и смерти нет,

в те минуты женщине казалось.

Книга «Имена» была не просто настоящей, глубокой, личностной; она была пронизана исповедальной поэтической интонацией, которую тогда в Ростове редко кто из писателей себе мог позволить. Спокойно и уверенно звучали в конце слова:

Я служу по России

и бессменно готов

быть простой парусиной

для ее парусов...

В 1993 году Г. Булатов был принят в Союз российских писателей. Тогда это не давало никаких привилегий и льгот. А признание в официальных и неофициальных кругах он имел уже давно.

Третья книга «Торопись, моя память грешная...» вышла через четыре года. Но это уже было иное желанное... и жестокое время, в котором поэт продолжал быть верным себе, своим темам, своему призванию. В новых стихах поэзия и жизнь были для него одним дыханием.

Лейтмотив книги был созвучен лермонтовской строке: «Люблю отчизну я, но странною любовью...» Для Георгия Булатова понятие «отчизна» личностно, многомерно, свято. Оно воплощается в череде дорогих имен и образов — матери, первой учительницы, богомаза Феофана Грека, опального академика А. Д. Сахарова, любимой женщины, друзей, молодых поэтов и другие. Именно они — опора ему в новом безвременьи, о котором поэт с горечью восклицает:

Я сумрачный воздух свободы

ловлю перекошенным ртом.

В этом книге больше горечи, досады, разочарований в этом времени «крушения основ»; в том «как все же коротка разбитая дорога от высвеченной лжи до нового вранья».

И даже стихи о любви в этой книге словно просьба о прощении:

Ну зачем я тебе

со своими седыми стихами,

с неизбежной слезой

после каждого долгого вздоха?

Между нами такая лихая глухая эпоха...

Ну зачем: я тебе со своими

седыми стихами?

Покаянных стихов в книге много, они обращены к детям, к молодым поэтам, к читателям сегодняшним и завтрашним.

...Но если по совести, разве кто-нибудь верил,

что мы доживем - равнодушие лбами

тараня —

до самораспада последней из мрачных

империй,

и до низверженья, последних чугунных

тиранов.

В России поэты за все её слезы в ответе,

за все её враки, за драки её и печали...

и пусть меня судят мои повзрослевшие дети

и мне не прощают, что запросто

раньше прощали.

Думал ли поэт, что эта книга будет его последним прижизненным изданием? Некоторые строки позволяют предположить такое. По крайне мере, последняя строфа книги, обращенная к молодым поэтам звучит как завещание:

Я вас старше

на целую горькую муку,

я вас старше

на целую черную скуку,

я вас старше

на близкую с вами разлуку...

Умоляю вас, мальчики:

будьте смелы!

Сегодня, размышляя над стихами Г. Булатова, осознаешь глубинную духовную связь его творений с русской поэзией XIX и XX веков. Читая его строки, невольно улавливаешь призывность пушкинских строк, светлую печаль лермонтовских откровений, пронзительность некрасовских мотивов, долгое эхо серебряного века русской поэзии, и при всем этом Георгий Булатов остается поэтом своего неистового XX столетия.

Последняя книга вышла в издательстве «Булат», которое он основал в 1993 году. Этому предшествовал многолетний опыт работы в областных и городских периодических изданиях и выпуск газет «Глагол», «Голос исторический».

Издательство начало свою деятельность с выпуска первых поэтических книг начинающих авторов. Такое начало было возможно только на основе литературного авторитета и доброй репутации его основателя. В творческий коллектив издательства вошли его друзья-единомышленники Г. И. Лебедев, И. Елисеев, В. Г. Лебедев, В. И. Булатова и другие. Они помогали составлять и обрабатывать рукописи, редактировали и оформляли книжки. Вся работа строилась на основе уважения к начинающему автору. К слову сказать, в то время в городе многие новые издательства не обременяли себя даже корректурой издаваемых рукописей.

Со временем издательство «Булат» расширило свою деятельность. Оно выпускало книги и опытных литераторов, и членов союзов писателей, журналистов. Несомненной заслугой было издание книг ушедших из жизни ростовских поэтов Б. Габриловича «Опереди волну» и С. Королева «Небесное кочевье».

Мешала ли издательская деятельность поэтическому творчеству? Друзья и близкие говорят, что он стал писать меньше. А уровень последней книги свидетельствует, что поэт стал намного строже относиться к своим творениям. Как не вспомнить тут слова, которые он часто повторял уже став книгоиздателем: «Самое больше что мы можем в жизни сделать — это написать хорошие стихи.»



 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Март 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2728291234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311
2345678

140 лет со дня рождения Георгия Захаровича КУНЦЕВИЧА (1872-1925), историка русской литературы, исследователя литературных памятников. Лучшая его научная работа – «История о Казанском царстве, или Казанский летописец. Опыт историко-литературного исследования». Вместе с Варшавским университетом профессор Кунцевич переехал в Ростов, преподавал русский язык (история и диалектология) и историю русской литературы. В 1922-1925 годах – один из организаторов литературно-лингвистического отделения педагогического факультета Донского университета.

Русская интеллигенция. Т. 1. С. 560;
Панасюк О. Профессор Г. З. Кунцевич // Изв. Дон. гос. ун-та. 1925. Т.6. Ростов н/Д, 1925. С. 5-8.


Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"