Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Культура / Библиотеки Ростовской области

Мария Семёновна Жак

АРКАДИЙ ГАЙДАР В РОСТОВЕ

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ РОСТОВСКОГО БИБЛИОТЕКАРЯ

Осенью, в ноябре 1934-го года в жизни Ростова и моей произошло событие, оставившее яркий след в моей памяти и имевшее отклики и в дальнейшие годы. Это была первая встреча и знакомство с «живым» Гайдаром. К этому времени читатели и мы, библиотекари, знали и ценили первые книги Гайдара — «РВС», «Дальние страны» (о «Графских развалинах» говорить не хочется: я всегда считала эту книгу ошибкой молодости автора и сам Гайдар говорил мне «Это было еще до «Школы») и особенно, конечно, «Школу». Я и сейчас считаю эту книгу одной из лучших детских и даже взрослых книг. Даже при теперешней переоценке ценностей, зачастую слишком решительной, книга прекрасно изображает время и настроение того времени. А тогда она открывала новую эпоху детской литературы — ведь до тех пор у ребят громадным успехом пользовались книги Ауслендера «Много впереди», Остроумова «Макар-следопыт», Бляхина «Красные дьяволята», где юные герои совершали лёгкие и неправдоподобные победы... А у Гайдара зазвучала жизненная правда — когда Борис даже гранату бросить не сумел и по мальчишескому легкомыслию подвёл Чубука под расстрел.

Мы, библиотекари Ростова, настойчиво приглашали Гайдара к нам. Один раз нам было даже обещано, что в мае 1934-го он приедет вместе с редактором «Пионера» Борисом Ивантером отметить 10-летие журнала. Но Гайдар заболел, и Ивантер приехал один. И вот, наконец, в ноябре мы дождались приезда Гайдара вместе с литератором Иваном Игнатьевичем Халтуриным на совещание (кажется, областное) работников детских библиотек. Совещание проводилось в помещении клуба работников искусств — во дворе школы № 53, на улице Энгельса, рядом со зданием, в котором позже разместили Дворец пионеров. Теперь этого дома нет — там построено новое здание Дворца пионеров. В этот клуб он пришёл, как мне помнится, ещё вечером, накануне открытия совещания, когда мы готовили выставки. Пришёл — такой большой, мощный и в то же время такой приветливый и как-то по-детски доверчивый... И хотя для нас он был знаменитостью, почётным гостем, но с ним сразу стало легко и просто общаться. Он был на совещании, выступал и побывал в трёх детских библиотеках — им. Сталина (она до революции называлась им. Кольцова, а потом была переименована в библиотеку им. Чкалова), им. Величкиной и Дворца культуры Ростсельмаша. Когда 17 ноября, в субботу, на первый или второй день совещания, заведующая детской библиотекой им. Сталина — наша Доня Жак [1] — поднялась после окончания заседания на сцену и сказала с отчаянной решимостью: «Аркадий Петрович, Вы должны к нам прийти!» — он ответил с улыбкой: «Ну что же, если должен, значит приду». Она начала ему объяснять адрес, и тут он якобы (я сама этого не помню, но это утверждает Доня, у которой точная память) сказал, указывая на меня: «Вот она меня проводит». На встречах с ребятами он рассказывал о повести «Военная тайна», которая была уже готова, но ещё не опубликована, читал отрывки — обычно разговор Владика с Толей о возможности стать невидимым и о рабочей солидарности, отвечал на вопросы ребят. Мне запомнился вопрос, придумывает ли он своих героев или описывает знакомых ребят, и он рассказал, что наблюдает многих ребят и берёт у них живые чёрточки... На прощание была организована встреча с читателями всех библиотек — от каждой пришли особо активные. Прошла она очень живо и интересно. Гайдар не только серьёзно разговаривал, но и шутил, даже играл... А когда мы вышли оттуда, я рискнула позвать московских гостей к нам домой, посидеть, поговорить, выпить чаю. Времена были тогда простые, без пышных угощений, и я решилась на этот шаг, хотя не готовилась к приёму. Они согласились. Не помню, кто был с нами, наверно, Доня и Аня Аращук, может быть, 3. С. Муратова. Мы шли пешком с Будёновского — я жила тогда на Энгельса, 109. Кто-то, кажется, побежал вперёд предупредить маму о неожиданном посещении. А я шла с Гайдаром, мы разговаривали, и я имела нахальство сказать ему, что «Школа» — его лучшая вещь и что он вряд ли напишет что-либо лучше. Естественно, что он с этим не согласился... Впрочем, как можно знать, что бы он ещё написал, если бы не погиб в те же злосчастные 37 лет... Повторяю, для меня образ Гайдара, писателя и человека, остаётся светлым, несмотря на все перемены и «раскопки» Солоухина. Если и были у него необдуманные жестокие поступки (это ещё требует проверки), так надо же понимать, что он вступил в кровавую бойню ещё совсем мальчишкой.

Уезжая, он подарил нашему методкабинету книгу «Дальние страны» с надписью и рукопись «Военной тайны», отпечатанную на машинке, со своими поправками. Это всё погибло — здание сгорело в 42-м году от прямого попадания бомбы. Но рукопись давали детским библиотекам для коллективного чтения, после чего ребята послали свои отзывы Гайдару и получили ответное замечательное письмо, напечатанное с некоторыми сокращениями в комментариях к «Военной тайне» (Аркадий Гайдар. Собрание сочинений.— Детгиз, 1955.— Т. 2.— С. 418).

Оригинал письма не сохранился, но у меня была копия, и я после войны её послала, кажется, Халтурину, который передал её Тимуру Гайдару, и, хотя у меня не было никаких доказательств подлинности этого письма, оно было такое гайдаровское, что никто не усомнился. А у меня в последующие годы было много выступлений в школах, в библиотеках, во Дворце пионеров, переписка с клубами гайдаровцев (таких было много), знакомство с биографом Гайдара — Камовым.

После их отъезда (я даже провожала их) я получила весёлую открыточку с характерными гайдаровскими рожицами: «Это я, это Ванька». Она почти стёрлась, я отослала её в ЦГАЛИ и получила копию.

Была ещё одна встреча — через два года, в августе 1936-го года. Гайдар ехал с писателем Розановым, кажется, в Геленджик, и остановился в Ростове. Жак [2] встречал их как представитель детской газеты «Ленинские внучата». Гайдар передал мне привет и, узнав, что я больна (ангина), на другой день пришёл, чем, конечно, я очень гордилась. Был у меня долго, активно участвовал в сборах мамы (она в этот день уезжала в Крым к своему брату), разговаривал с мамой о воспитании и написал ей на клочке бумаги записку, где говорилось, между прочим, «голова — головой, а сердце — сердцем». И ушёл только тогда, когда его у меня разыскали — надо было выступить во Дворце пионеров. Звал к себе мою маму, сказав мне при этом: «А Вы не приезжайте, моя жена ревновать будет».

ПРИМЕЧАНИЯ
  1. Дора Константиновна Жак — известный библиотечный работник, специалист в области каталогов.
  2. Вениамин Константинович Жак (1905—1982), ростовский поэт.


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Март 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2728291234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311
2345678

Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"