Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Средства массовой информации на Дону / История газет и журналов Ростовской области

Наталья Николаевна Зайцева

РОСТОВСКОЕ-НА-ДОНУ ОБЩЕСТВО ЖУРНАЛИСТОВ

7 июня 1914 г. в редакции газеты «Приазовский край» г. Ростова состоялось первое общее собрание членов общества журналистов. После сообщения П. И. Марченко, главного редактора газеты «Утро Юга», о деятельности учредителей общества, собрание приступило к выборам членов правления и ревизионной комиссии. В Правление вошли: Петр Титович Герцо-Виноградский (председатель), Василий Владимирович Асмолов (товарищ председателя), П. И. Марченко, Н. Г. Мардарьев, М. М. Майзель, К. А. Народин, И. Я. Алексанов (казначей) [1].

Общество ставило перед собой задачу укрепления и объединения многочисленного, но разобщенного слоя журналистов с целью улучшения тяжелых условий в печати. Газета «Приазовский край» считала создание Ростовского общества журналистов серьезным шагом на пути подъема общественных интересов и роста общественной солидарности. «Ростов один из крупнейших центров России, является вместе с тем одним из наименее культурных наших городов, — писала газета. — Он сложился и развивался при очень односторонних условиях. Вся жизнь его сосредоточивалась на торгово-промышленных интересах. Высокие общественные и духовные задачи всегда стояли здесь на заднем плане, и организация интеллигенции до последнего времени носила характер случайных, неустойчивых и немногочисленных объединений...

...В настоящее время материальные, моральные, и, в особенности, правовые условия нашей печати крайне неудовлетворительны, а грозный призрак нового закона возбуждает очень серьезные тревоги и опасения за ее будущее. Сама жизнь призывает таким образом к объединению и борьбе. Эта борьба может приобрести внушительную силу и дать желательный результат только в том случае, если деятели печати будут опираться на активное сочувствие и поддержку общества, в лице, по крайней мере, культурных ее элементов» [2].

А ситуация и впрямь была критическая. Почти в каждом номере появлялись сообщения о штрафе или тюремном заключении в отношении редакторов и журналистов газет. Так, с 1 января текущего года штрафы были наложены в 113 случаях на 38950 рублей, а аресту было подвергнуто 17 редакторов [3].

Информация о конфронтации между властью и периодической печатью кочевала из номера в номер.

Вот несколько подобных сообщений:

«Оштрафование «Приазовского края». В вышедшем вчера вечером номере «Ведомостей Ростовского на Дону градоначальства» напечатан следующий приказ г. градоначальника. Постановлением моим от 8-го марта сего года за № 4833 редактор газеты «Приазовский край» Ф. С. Каллига за помещение в № 63 от 8 марта с. г. названной газеты статьи «Наконец-то», по содержанию нарушающей п. 1 и 3а обязательного постановления г. Войскового наказного атамана Войска Донского от 20 октября 1913 года, за № 12061, подвергнут мною штрафу в 300 руб., а при неуплате аресту при тюрьме на 2 месяца. О чем объявляется по градоначальству» [4].

Арест редактора. В том же номере «Ведомостей» напечатан следующий приказ: «Постановлением моим от 8-го марта с. г. за № 4866 редактор газеты «Утро юга» П. И. Марченко за помещение в № 57, от 8 сего марта названной газеты тенденциозного характера статьи под заглавием: «Ближайшая политика И. Л. Горемыкина», по содержанию нарушающей п. 1 обязательного постановления г. Войскового наказного атамана Войска Донского от 20 октября 1913 года за № 12061, подвергнут мною аресту при полиции на 1 месяц без замены штрафом. О чем объявляется по градоначальству» [4].

«Оштрафование «Приазовского края». В сегодняшнем номере «Вестника Ростовского градоначальства» напечатан следующий приказ: «Постановлением моим от 10 сего марта, за № 4912, редактор газеты «Приазовский край» Ф. С. Каллига, за помещение в № 64 названной газеты статьи под заглавием «Экзекуция», по содержанию нарушающей п. 3а обязательного постановления Войскового наказного атамана Войска Донского от 20 октября 1913 г. за № 12061, подвергнут мною штрафу в сумме 200 рублей, что и предлагаю ростово-нахичеванскому полицмейстеру привести в исполнение» [5] .

Общество журналистов сразу же приступило к завоеванию сочувствия и поддержки.

В сентябре 1914 г. ростовскими журналистами был устроен вечер в пользу раненых и больных воинов. В концерте принимали участие артисты Ростовского театра и театра «Миниатюр». Были задействованы художники Петтер и Воронецкий. Режиссерскую часть вечера взяли на себя режиссер Ростовского драматического театра К. А. Марджанов и режиссер французского театра «Миниатюр» Д. Г. Гутман. Специально было написано газетное обозрение «Шрапнель» — сценка в юмористических тонах из редакторской жизни. В обозрении представили все редакционные и типографские амплуа. Репетиции «Шрапнели» проходили под режиссерством К. А. Марджанова [6] .

Подобные мероприятия проходили еще не раз. Так, 9 ноября 1915 г. усилиями общества был проведен вечер памяти Л. Н. Толстого. Вечер открылся словом П. Т. Герцо-Виноградского «Памяти Л. Н. Толстого», которое прочла М. А. Юрьева. Профессор Варшавского университета И. А. Малиновский сделал доклад «Война в художественных произведениях Л. Н. Толстого». Второе отделение — литературные и сценические образы Толстого в репродукциях и воплощениях артистов ростовского драматического театра. В конце отделения был дан один акт из драмы «Живой труп». В музыкальную часть вечера были включены произведения, имеющие отношения к творчеству и самой личности Л. Н. Толстого[7].

Ростовское общество журналистов проводило вечер памяти Т. Г. Шевченко, польско-бельгийский вечер [8].

Новая организация не являлась профессиональной в прямом смысле слова, так как она допускала в свою среду и лиц, для которых журнальный и вообще литературный труд не составлял главного и постоянного занятия. Но решались и профессиональные вопросы.

Журналистами — членами общества поднимался вопрос об организации медицинской помощи членам общества, об урегулировании взаимоотношений между издателями и сотрудниками. 25 октября 1914 г. на очередном заседании общества журналистов была создана специальная комиссия по выработке проекта нормального договора между издателями и сотрудниками. Председателем комиссии избрали Г. А. Зеликмана, секретарем Н. Н. Абрамова. Было принято решение обратиться с просьбой о высылке материалов по этому вопросу в литературные организации Петрограда, Москвы, Киева, Одессы и Тифлиса. Была создана также комиссия по организации Бюро труда [9] .

8 декабря 1914 г. состоялось общее собрание членов общества, на котором рассмотрели и одобрили заявление группы журналистов о воскресном отдыхе работников газет. С этой целью избрали специальную комиссию для переговоров с издателями. В ее состав вошли: Н. Г. Мардарьев, А. Н. Воронецкий, А. А. Козлов, М. М. Мейзель, Г. П. Кечеджиев и Н. К. Евсеев. Это решение вызвало бурю эмоций, которые отразились в прессе. Все началось со статьи фельетониста «Приазовского края» Пессимиста «Демократические огарки», в которой он с пафосом взывал к обществу журналистов: «И как же нужно не уважать свою профессию, как надо не понимать своего призвания для того, чтобы теперь, именно сейчас, сегодня более чем всегда, задымить из старого демократического окурка: воскресный отдых для газет...». Пренебрежительный тон вызвал бурный отклик в прессе. Прежде всего своего коллегу отчитал председатель общества журналистов Герцо-Виноградский (Лоэнгрин). В статье «Спор о воскресном отдыхе» он писал: «Оне [профессиональные мечты журналистов] есть плод тяжелых дней и тяжелых мыслей маленького газетного работника и на весах справедливости несомненно должны иметь свое место. Можно не соглашаться с этим, но проходить с пренебрежением не следует...». Ряд других членов редакции газеты «Приазовский край» также осудили Пессимиста. Газета «Утро Юга» половину газетной полосы под рубрикой «О воскресном газетном отдыхе» посвятила обсуждению статьи Пессимиста и вопросу о необходимости воскресного отдыха.

«Ни одна местная газета не в состоянии посредством простой смены штатов, как то делается во Франции, предоставить своим работникам необходимый отдых... Единственный способ введения отдыха — это выпуск в понедельник утром только телеграмм, что вполне удовлетворит законное любопытство читателей к текущим событиям...», — писал Г. Зарицын в статье «Литературная непристойность». Эту мысль высказывал еще Н. Г. Мардарьев на заседании в обществе журналистов. Борис Спарский в статье «Мой протест» заявил: «... г. Пессимист не имел и не имеет права цинично осмеивать наши убеждения, наше постановление... грубо передергивая факты» [10].

Длительные прения вызвал доклад правления Общества о заявлении члена общества В. А. Краснушкина (В. Севского) по поводу увольнения его Донским акционерным обществом из состава сотрудников «Приазовского края» без достаточных на то оснований и согласия редакции. Собрание присоединилось к резолюции правления.

Рассматривались на заседаниях и другие конфликтные ситуации. Например, в октябре 1915 г. обсуждалась конфликтная ситуация между И. Я. Алексановым, редактором газеты «Южный телеграф», и бывшим сотрудником Г. П. Кечеджиевым по оплате последнему заработной платы [11]. Собрание осудило г. Алексанова за его отношение к г. Кечеджиеву и большинством голосов постановило: на следующем собрании поднять вопрос об исключении г. Алексанова из числа членов общества журналистов.

Общество стремилось поддерживать своих членов и экономически. Выдавались ссуды для особо нуждающихся журналистов, а 25 апреля 1916 г. на очередном общем собрании было принято решение выработать инструкцию по выдаче ссуд [12] .

В 1915-м состоялось объединенное заседание правления и художественной комиссии ростовского общества журналистов для обсуждения вопроса об устройстве в Ростове «Дня печати». Было решено в один из понедельников первой половины сентября выпустить газету, которая на один день должна была заменить местные газеты, сбор с которой поступил бы в пользу мирных жителей, пострадавших от военных действий. К участию в газете предполагалось привлечь, кроме местных журналистов, литераторов и журналистов Ростова, Новочеркасска, Таганрога, Екатеринодара, Новороссийска, Армавира, Ставрополя, Владикавказа, Пятигорска, Царицына и др., когда-либо работавших в краевой печати, уроженцев области, членов Государственной Думы и Государственного Совета от Донской области и местных общественных деятелей [13]. Правление и художественная комиссия избрали из своей среды редакционную комиссию в составе трех лиц: П. Г. Герцо-Виноградский, С. П. Черевков и М. М. Майзель и секретаря объединенных заседаний правления и художественной комиссии В. А. Краснушкина для подготовительных работ по устройству «Дня печати». Но, к сожалению, из-за недостатка средств День печати не состоялся, а газета не была напечатана.

19 октября 1915 года на общем собрании общества журналистов дебатировался вопрос о создании в Ростове литературно-артистического клуба. Идея клуба: «собрать разрозненные журнальные, актерские, музыкальные, художественные элементы Ростова в тесно связанную группу, создать единение между этими столь родственными профессиями... Создание литературно-артистического общества в городе содействовало бы живому обмену мнений по вопросам искусства не только между самими художниками, но и между художниками и критиками... Это должно быть единение всего города в области духовных запросов, среди которых запросы искусства играют одну из самых существенных ролей». Не замыкаться в рамках общества профессионального типа [14]. Общество должно было бы объединить журналистов, как между собой, так и имеющейся в городе интеллигенцией. Было решено собрать материалы об устройстве таких клубов в других городах и выработать условия, при которых он мог быть создан.

В ноябре 1916 г. в заседании правления местного общества журналистов обсуждался вопрос об отсрочках газетным работникам. Правление признало, что докладная записка, поданная всероссийским обществом редакторов в главный комитет по предоставлению отсрочек военнообязанным, составлена неправильно, доводы необоснованны. Общество редакторов ходатайствует о признании работающими на оборону газет с 25 000 ежедневным тиражом. По мнению правления общества журналистов, признание такого принципа поставило бы в ужасное положение почти всю провинциальную печать, так как газет с таким тиражом в провинции не много. Правление решило составить особую докладную записку в главный комитет по отсрочкам и просить, чтобы норма тиража была уменьшена. Эту докладную записку решено разослать всем провинциальным и краевым газетам [15].

Еще в 1914 г. председатель общества Герцо-Виноградский отмечал трения в обществе: «В молодом и глубоко симпатичном ростовском обществе журналистов, к крайнему сожалению, чувствуется уже на первых порах какая-то трещинка, мало пока заметная, но несомненная...» [16]. Уже в декабре было заявлено о выходе из состава общества действительных его членов и об отказе от участия в комиссиях [17] .

Первая мировая война и иные негативные обстоятельства времени привели к тому, что деятельность общества постепенно стала замирать.

ПРИМЕЧАНИЯ
  1. Ростовское общество журналистов // Утро Юга. — 1914. — 7 июня. — С. 2; Собрание журналистов // Приазовский край. — 1914. — 8 июня. — С. 6; В Обществе журналистов // Приазовский край. — 1914. — 9 июня. — С. 2.
  2. Печать и общество // Приазовский край. — 1914. — 7 июня. — С. 2.
  3. А. С. Газетная ложь // Приазовский край. —1914. — 17 марта. — С. 2.
  4. Местная жизнь // Приазовский край. — 1914. — 11 марта. — С. 4.
  5. Местная жизнь // Приазовский край. — 1914. — 12 марта.
  6. Хроника // Утро Юга. — 1914. — 13 сент. — С. 3; Вечер Общества журналистов // Утро Юга. — 1914. — 20 сент. — С. 3; Вечер ростовского Общества журналистов «Шрапнель» // Приазовский край. — 1914. — 23 сент. — С. 3; Вечер ростовского Общества журналистов // Приазовский край. 1914. — 24 сент. — С. 3; 25 сент. — С. 3; 26 сент. — С. 3; 27 сент. — С. 3; 28 сент. — С. 3; 29 сент. — С. 3; Вечер ростовского общества журналистов // Утро Юга. — 1914. — 24 сент. — С. 3; 26 сент. — С. 3; 27 сент. — С. 3; 28 сент. — С. 5; Вечер ростовского общества журналистов в пользу раненых // Приазовский край. — 1914. — 3 окт. — С. 4; Большое спасибо // Утро Юга. — 1914. — 4 окт. — С. 3.
  7. Sandro. Вечер памяти Л. Н. Толстого // Приазовский край. — 1915. — 11 нояб. — С. 3.
  8. Отчет по устройству ростовским обществом журналистов польско-бельгийского вечера в Ростовском театре 15 ноября 1914 года // Утро Юга. — 1914. — 18 дек. — С. 4.
  9. В обществе журналистов // Утро Юга. — 1914. — 16 окт. — С. 4; В обществе журналистов // Утро Юга. — 1914. — 26 окт. — С. 5.
  10. В ростовском обществе журналистов // Утро Юга. — 1914. — 2 дек. — С. 4; 10 дек. — С. 3; В обществе журналистов // Приазовский край. — 1914. — 10 дек. — С. 3; О газетном воскресном отдыхе : [Зарицын Г. Литературная непристойность; Козлов A. Pro domo sua; Муха Ол. Балалайкин (Посвящается г. Пессимисту); Спарский Б. Мой протест] // Утро Юга. — 14 дек. — С. 4
  11. Ростовское общество журналистов: Хроника // Приазовский край. — 1915. — 1 окт.; В обществе журналистов // Приазовский край. 1915. — 7 окт. — С. 4; Письма в редакцию // Приазовский край. — 1915. — 18 окт. — С. 6.
  12. В обществе журналистов : хроника // Приазовский край. — 1916. — 28 апр. — С. 3.
  13. В обществе журналистов : хроника // Приазовский край. — 1915. — 15 мая. — С. 3; 31 мая. — С. 5.
  14. Лоэнгрин. Литературно-артистичеcкий клуб; В обществе журналистов // Приазовский край. — 1915. — 21 окт. — С. 2, 3.
  15. В обществе журналистов // Приазовский край. — 1916. — 15 нояб. — С. 3.
  16. Лоэнгрин. В ростовском обществе журналистов // Приазовский край. — 1914. — 2 дек.
  17. В обществе журналистов : хроника // Приазовский край. — 1914. — 18 дек. — С. 4.


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Май 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
30123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
45678910

90 лет со дня pождения Геоpгия Семеновича ГЛУЩЕHКО (1922-1994), музыковеда, доктора искусствоведения, уpоженца Ростова. С 1957 года – в Белорусской Консерватории, где прошёл путь от преподавателя до заведующего кафедрами композиции (1957-1963), истории и теории музыки (1963-1969), истории музыки (1969-1991). Автор статей в сборниках «Из истории музыкознания в Беларуси» (Минск, 2002), «Музыкальная культура Белорусской ССР» (М., 1977) и учебнике «Советская музыкальная литература» (М., 1979).

Бернандт Г. Б. Кто писал о музыке. Т. 1. С. 218-219.


Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"