Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Средства массовой информации на Дону / История газет и журналов Ростовской области

И. Алексанов

К ИСТОРИИ ЦЕНЗУРЫ В РОСТОВЕ-НА-ДОНУ

В Ростове ожидается приезд начальника главного управления по делам печати князя Н. В. Шаховского. По газетным сведениям приезд князя сопряжен с ожидаемыми переменами в постановке в Ростове цензуры, вызываемыми значительным развитием здесь в течение последнего десятилетия печатного и, в частности, издательского дела.

Ростов до сих пор интересовавший высшие правительственные сферы только с точки зрения компетенции министерства финансов, как торговый и промышленный центр, должен, конечно, гордиться визитом князя Н. В. Шаховского, так как этот визит — ни что иное, как формальное признание зрелости Ростова не только в сфере экономических успехов, но и в высшей области умственного труда и интеллектуальных интересов. Успехи и развитие печати всегда являлись верным показателем культурного роста общества и его зрелости в этом отношении.

Посещение Ростова князем Н. В. Шаховским является для ростовцев тем более важным, что со стороны представителя высшего управления Империи по делам печати посещение это является для Ростова первым и потому бесспорно имеющим крупное значение.

Я нахожу поэтому небезынтересным привести здесь несколько исторических справок о цензуре произведений печати в г. Ростове-на-Дону.

Впервые в Ростове слово «цензура» было официально произнесено в 1863 году, т.е. почти сорок лет назад, когда в Ростове не только не имели представления о печати, но и не знали значения более простых понятий, как, например, водопровод, освещение улиц, мостовые...

А. М. Байков, этот могучий ростовский преобразователь, тогдашний городской голова, обнаруживая наряду со всевозможными реформами и нововведениями по городскому благоустройству, также и просветительную деятельность, возбудил ходатайство о разрешении издавать в Ростове газету «Ростовский вестник», в которой помещались бы не только официальные сведения о действиях городской управы, но и статьи по разным общественным вопросам, корреспонденции и пр. Словом, проектировалось общественно-литературное периодическое издание.

Ходатайство это, однако, не имело успеха и было отклонено на том основании, что в Ростове не оказалось лица, которому можно было бы поручить цензирование статей, предназначенных для «Ростовского вестника».

Не смутившись отказом, неутомимый Байков сделал на официальном отзыве по поводу издания газеты надпись: «Возбудить ходатайство о цензуре».

«Возбудить» это ходатайство Байкову не удалось, так как в скором времени ему пришлось уступить свой пост другим лицам, которые были очень далеки и от цензуры, и от всего, что сопряжено с нею.

Так с тех пор о «цензуре» никто и не помышлял вплоть до 1877 года, когда разрешены были присяжному поверенному Тер-Манукову и потомственному почетному гражданину Холеву первые в Ростове газеты «Донская пчела» и «Листок объявлений».

Вопрос о цензуре, таким образом, возник сам собой по частной инициативе и разрешился весьма просто.

Цензором обоих изданий назначен был ростовский полицмейстер С-ов. Крохотные размеры «Донской пчелы» и «Листка объявлений», выходивших от двух до трех раз в неделю, и незатейливый материал, поставляемый ими, не представляли для С-ва особых затруднений и отнимали у него немного времени, хотя этого почетного цензора немало смущали статьи политического содержания: нет ли, мол, тут подвоха? Со статьями местного обличительного характера С-в поступал самым решительным образом: зачеркивал все.

Заместитель его, полицмейстер Н-берг смотрел на цензируемые им газеты еще проще: он не только зачеркивал, но и делал выговоры редактору и сотрудникам. Так, по поводу заметки в местной хронике о том, что в городскому саду был ограблен какой-то посетитель, Н-берг вызвал издателя и репортера Р-ва и объявил им, что сообщенное — ложь, и если в будущем газета будет преподносить ему такие огорчения, то он распорядится посадить авторов в клоповник впредь до выяснения истины путем полицейского дознания.

Заметка, конечно, была зачеркнута.

Получив в гранках статью о взрыве на одной из местных мукомольных мельниц, во время которого убито было несколько человек (взрыв произошел вследствие несоблюдения администрацией мельницы технических требований), Н-берг вызвал издателя газеты к себе на квартиру, где уже находился владелец мельницы.

Статья не пошла... За отсутствием полицмейстера газеты цензировал его помощник; за отсутствием последнего цензировал кто-либо из участковых приставов.

Был случай, когда обе газеты цензировались одним из помощников пристава...

Но были такие случаи, когда полицейские чины по служебным обязанностям были заняты и газета печаталась днем позже.

С присоединением Ростова к Донской области начальнику Ростовского округа поручена была должность «исполняющего обязанность цензора местных периодических изданий», но цензировал он только одну газету «Ростовские известия» (реформированный «Ростовский листок»). Цензура «Приазовского края» и «Донской пчелы», переименованной впоследствии новыми издателями в «Юг», была перенесена в Новочеркасск, а с закрытием «Ростовских известий» должность «и. о. цензора ростовских периодических изданий» фактически была упразднена. Разрешенные затем «Южный телеграф» и «Листок объявлений», не содержащие никакого текста, кроме объявлений и телеграмм, цензируются полицмейстером.

Неоднократно возбуждавшиеся затем ходатайства о разрешении нового издания в Ростове отклонялись главным образом потому, что областная администрация затруднялась в подыскании лиц с соответственной подготовкой для цензирования новых изданий.

Не следует забывать, что цензоры местных изданий, а труд этот при нынешних условиях огромен, в то же время заняты своими непосредственными служебными обязанностями и особого вознаграждения за цензирование двух больших ежедневных газет не получают.

В 1880 году издатель «Донской пчелы» возбудил перед главным управлением по делам печати ходатайство о разрешении издавать газету ежедневно. Главное управление по делам печати обратилось тогда через Екатеринославского губернатора к директору местного реального училища с предложением принять на себя цензуру ежедневной газеты. Труд этот согласились принять преподаватели училища гг. Ширяев и Башинский при вознаграждении 1200 рублей в год. Расход этот предполагалось разложить между обоими издателями ростовских газет; последние, однако, расходы на содержание цензора не приняли вследствие чего и разрешение на ежедневное издание «Донской пчелы» не последовало.

С развитием печатного дела в Ростове увеличилось также и число типографий, выпускающих не только объявления, счета, накладные и различные бланки, но и другие произведения, требующие по законам о печати просмотра общей цензуры. Таковы, не говоря о произведениях чисто литературных, отчеты банков и учреждений, уставы обществ и пр. Отчеты, например, местных банков — работа срочная и ростовским типографиям пришлось бы отказаться от печатания их, если бы полиция не давала разрешения. Само собой разумеется учреждения, обязанные отчетностью, поставленны были бы в затруднительное положение, если бы отчеты их не были изготовлены к сроку. Полиция, конечно, давала разрешение только потому, что осознала затруднительность положения для местных банков и других учреждений. Ростовский полицмейстер как-то говорил мне, что он намерен, несмотря на все это, разрешать только то, что предоставлено полиции, с целью вызвать ходатайство о назначении цензора со стороны самих заинтересованных учреждений и обществ.

Необходимость назначения в Ростове цензора осознавалась и областной администрацией: года три назад опрошены были все местные издатели и содержатели типографий касательно этого вопроса и все они изъявили готовность принять на себя по разверстке расход по содержанию цензора. Материал этот, кажется, направлен был в главное управление по делам печати, но дальнейшая судьба поднятого областной администрацией вопроса о цензуре мне неизвестна.

Очевидно, с посещением Ростова новым начальником главного управления по делам печати князя Н. В. Шаховского связаны события, которые положат начало «новой истории» местной печати и ее цензуры.

Источник: Приазовский край. 1901. 16 июля. С. 2



 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Май 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
30123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031123
45678910

80 лет сельскохозяйственному предприятию «Луговое» Октябрьского района (1932).

Литвинов Ю. От истоков в будущее / Юрий Литвинов. [Каменоломни], 2008. С. 76-80;
Литвинов Ю. У хорошего хозяина всё по уму // Молот. 2003. 11 февр. С. 2.

12

Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"