Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Наука. Образование / История учебных заведений Донского края

Галина Владимировна Савчук

ИСТОРИЯ МАРИИНСКОГО ДОНСКОГО ИНСТИТУТА

по документам ГАРО

Во второй половине XIX века Российская империя оказалась на таком уровне развития, когда потребность в просвещении общества стала особенно актуальной. В этих условиях расширение сети учебных заведений и совершенствование методик в образовательной сфере стало созвучно времени. Процесс формирования стройной структуры образовательных учреждений активизировался и затронул учебные заведения Министерства народного просвещения, Синода, Четвертого отделения Собственной Его Императорского Величества [Далее СЕИВ. – ред.] канцелярии, других министерств.

Система учреждений Четвертого отделения начала складываться в конце XVIII века во время правления императора Павла I и при деятельном участии его жены Марии Федоровны. Деятельность Четвертого отделения была посвящена благотворительным учреждениям и женским учебным заведениям [1; 2. — С. 152, 203].

Расширение сети «мариинских» учебных заведений привело к тому, что 22 июля 1853 г. в городе Новочеркасске был открыт Мариинский Донской институт благородных девиц, как первое женское среднее учебное заведение на Дону [3. — Л. 4; 4].

Интенсивная подготовка к открытию института началась в 1852 г. и продолжалась вплоть до дня его открытия. В частности, 22 марта 1852 г. были «высочайше» утверждены устав и штат этого учебного заведения. Сенат и Военный Совет также приняли участие в создании нормативно-правовой базы деятельности института, а «войсковое начальство» и местное дворянство обеспечили его основными денежными средствами.

Источники финансирования складывались из поступлений от Войсковой казны, из субсидий Четвертого отделения СЕИВ канцелярии, а также из пошлины с отводимых в потомственное владение донским дворянам земель, процентов с жертвуемой местными дворянами суммы и неприкосновенного капитала, завещанного генералом от кавалерии М. Г. Власовым, и, наконец, из платы за обучение в размере 150 рублей в год серебром, вносимой своекоштными пансионерками (ученицами, платившими за свое обучение) [5. — С. 40; 6. — С. 45-48, 169, 173; 7. — Л. 2-2 об., 3, 5, 6; 8; 9. — Л. 5-6, 8].

Доступ в институт был открыт, конечно, на определенных условиях, и детям недворянских сословий, но на дворянский статус института постоянно делался акцент, а донские дворянки обладали существенными привилегиями [7. — Л. 2-3, 10-11 об.; 9. — Л. 7].

Институт находился «под покровительством государыни императрицы и попечением государыни цесаревны». Это проявлялось в непосредственном подчинении этого учебного заведения Главному совету женских учебных заведений Четвертого отделения, а с октября 1854 г. — Ведомству учреждений Императрицы Марии того же Четвертого отделения [1].

Институт временно располагался в новоотстроенном здании войскового госпиталя. Предполагалось, что впоследствии здания института будут сооружены на войсковые средства [6. — С. 381].

Коллегиальный орган управления институтом — Совет был сформирован в январе 1853 г. Председателем Совета был назначен наказной атаман войска Донского, а членами: вдова генерал-майора Буюрова, которая одновременно была и начальницей института; депутат войскового дворянства; директор Новочеркасской гимназии И. Я. Золотарев и заведующий управлением хозяйственной частью [5. — С. 19].

Совет разрешал проблемы административно-финансового и хозяйственного порядка, учебный процесс регулировался директором Новочеркасской гимназии. В компетенции начальницы находились вопросы нравственного и физического воспитания учениц [6. — С. 170].

Первоначально учебный курс института был разделен на три постепенных класса, срок обучения в которых составлял 2 года. Сверх того в институте имелся приготовительный класс для воспитанниц, не прошедших домашнего обучения [6. — С. 172].

Число учениц было определено в 120 человек, из них 36 находились на казенном иждивении и назывались войсковыми воспитанницами, а 84 — своекоштными пансионерками [6. — С. 173].

В институт принимались своекоштными воспитанницами девочки 8 лет, а казенными или войсковыми — 9 лет. Для поступления в приготовительный класс требовалось умение читать и писать по-русски [9. — Л. 1].

В институте преподавались следующие «предметы и искусства»: Закон Божий, русская и французская словесность, арифметика и «понятия об измерениях, нужнейшие сведения из естественной истории и физики», география и история всеобщая и России, рисование, чистописание, церковное пение, танцевание, рукоделие, домашнее хозяйство. Музыкальное образование давалось за дополнительную плату [9. — Л. 8].

Выпускницы получали звание домашних учительниц, некоторым из них за «благонравное» поведение и успехи в учебе при выпуске жаловалось золотое вензельное изображение имени царицы, которое должно было носиться на левом плече на голубой ленте. Также некоторым выпускницам жаловалась одна золотая и две серебряных медали [9. — Л. 8].

В 1863 г. четырехклассное обучение было заменено семиклассным [3. — Л. 4], причем нумерация классов имела обратный характер: от большего к меньшему.

К 70-м гг. XIX в. плата за обучение существенно выросла. Так, донские своекоштные пансионерки платили 260 рублей в год, а иногородние, если они допускались в институт, 320 рублей в год [7. — Л. 10]. Как и прежде, дети недворянского сословия допускались в институт только за плату и при наличии вакансий. Только дворянки имели право на бесплатные стипендии [7. — Л. 10-11].

Эти стипендии создавались из пожертвований благотворителей. Так, в 1867 г. в память об умершем муже графиня Орлова-Денисова учредила одну из стипендий [10].

Впоследствии не только частные лица, но и «власти предержащие» были привлечены к этой деятельности. Так появились войсковые стипендии [11; 12. — Л. 42].

Помимо денежных средств, поступавших в фонд института, ему жертвовалось и недвижимое имущество. В 1853 г. гвардии ротмистр П. Г. Луковкин пожертвовал дачу с домом, садом, лесом и другими угодьями, находившимися в окрестностях г. Новочеркасска под Аксайскими горами [13].

12 августа 1880 г. Четвертое отделение СЕИВ канцелярии было преобразовано в Собственную Его Императорского Величества Канцелярию по учреждениям императрицы Марии» [2. — С. 203]. Естественно, что институт перешел в ведение этого высшего органа государственной власти.

Успешная деятельность института привела к тому, что к 1900 г. при ограниченном числе вакансий наплыв желающих учиться был очень велик [12. — Л. 42].

К этому времени помещения института перестали соответствовать санитарно-гигиеническим требованиям: классы, лазарет и спальные комнаты были очень малы, освещение оставалось керосиновым. Лишь в конце 1908 г. помещения стали освещаться электричеством [12. — Л. 42; 14].

В 1900 г. число учащихся достигло 296 человек, из них 227 были донскими дворянками. 191 ученица были интернатными и 105 —экстернатными [12. — Л. 40 об.; 42].

В начале XX века был увеличен возрастной ценз учениц института. В 1909 году возраст воспитанниц был окончательно определен в 9-10 лет [12. — Л. 16 об.].

Первая мировая война и последующие государственные потрясения вызвали большую миграцию населения и перемещение учреждений, в том числе учебных. Это способствовало притоку учащихся в институт.

Свержение самодержавия в марте 1917 г. и приход к власти Временного правительства повлекли за собой упразднение собственных императорских канцелярий [2. — С. 315]. Как следствие, институт перешел в ведение Министерства государственного призрения [15. — Л. 20 об., 23; 16. — Л. 4].

Результатом общественной эйфории 1917 г. стало возникновение разнообразных общественных организаций, как общегосударственного, так и отраслевого свойства. Одной из организаций такого рода стала Донская группа Всероссийского союза педагогов учреждений Мариинского ведомства, которая должна была содействовать преобразованию [15. — Л. 6]. Членами этой группы стали преподаватели и воспитатели, врачи учебных заведений мариинского ведомства [15. — Л. 6].

Естественно, что процесс демократизации коснулся и органов управления институтом. Так, были сформированы учебная и воспитательная конференции, родительский комитет, представители которых вошли в Совет института [15. — Л. 2, 8, 10]. Ведению Совета подлежали не только административно-хозяйственные вопросы, но и учебно-воспитательные [15. — Л. 19 об., 23, 24].

После Октябрьской революции на Дону стали формироваться собственные государственные органы. Вероятно, институт перешел в ведение образовательных структур Объединенного Войскового правительства, а позднее Донской Советской республики.

Как известно, в ноябре 1917 г. в России были отменены сословия, поэтому уместно предположить, что весной 1918 г. это повлекло за собой изменение названия института. Он стал именоваться — Мариинский Донской институт [15. — Л. 17; 16. — Л. 3].

С установлением на Дону в мае 1918 г. власти правительства Всевеликого войска Донского, или Совета управляющих отделами Всевеликого войска Донского [Далее ВВД], положение института, находившегося в непосредственном подчинении Отдела Народного Просвещения ВВД, несколько стабилизировалось [15. — Л. 2; 17].

Повсеместная демократизация управления учреждениями не могла обойти стороной институт. В течение нескольких месяцев обсуждался на разных уровнях вопрос об автономии института. В завершение этого процесса в мае 1918 г. была проведена учебно-воспитательная конференция, на которой было принято решение об отказе от автономии с сохранением прежних коллегиальных органов управления: Совета, воспитательной и учебной конференций [15. — Л. 2].

В 1918-1919 учебном году, как и в предыдущие несколько лет, число воспитанниц превышало норму в связи с приемом в институт эвакуированных детей. Вероятно, в начале 1919 г. в Новочеркасск был переведен Смольный институт, который расположился в здании института. Все смолянки и часть учениц Мариинского Донского института жили в интернате-пансионе, другая часть была «приходящей» [18. — Л. 13 об.].

Традиционно программа обучения отличалась от гимназической [19. — Л. 4 об.; 15. — Л. 10, 3. — 4].

Среди преподавательского состава института были как мужчины, так и женщины в количестве 26 человек. Короткое время 1918 г. рисование в институте преподавал знаменитый художник М. Б. Греков [15. — Л. 15].

К 1919 г. институт располагался в собственном здании, где помимо классных помещений имелись: актовый и гимнастический залы, физический кабинет, церковь, лазарет, спальни, квартиры служащих, библиотека, кухни и другие помещения. Как и прежде, институт владел загородной дачей [3. — Л. 6 об., 16].

Несмотря на тяготы военного времени, в январе 1919 г. при институте было открыто «малолетнее» отделение на 20 воспитанниц войскового сословия [20. — Л. 19].

При институте существовало братство Марии Магдалины, куда входили ученицы 1-3 классов [3. — Л. 5].

Естественно, что обилие донских и иногородних учениц негативно сказывалось не только на учебном процессе, но и на санитарно-гигиеническом состоянии помещений института [20. — Л. 19, 87 об., 155; 3. — Л. 6 об.]. Положение усугублялось и тем, что порой часть институтской территории занималась военным госпиталем [20. — Л. 155].

Как персонал института, так и учащиеся оказывали помощь Добровольческой и Донской армиям. Порой эта помощь оказывалась в принудительном порядке. Так, один из циркуляров правительства ВВД за 1919 г. предписывал делать вычеты из «содержания» институтских сотрудников.

Вместе с тем на нужды армии делались и добровольные пожертвования [3. — Л. 5].

В 1919 г. при институте были открыты курсы сестер милосердия, кроме того, была сформирована техническая дружина, куда приглашались «бывшие и нынешние» воспитанницы для шитья одежды партизанскому отряду генерала Э. Ф. Семилетова и для изготовления бинтов на нужды лазаретов [20. — Л. 50-52, 65 об.]. Также была сформирована сельскохозяйственная дружина [20. — Л. 25, 29, 35, 39, 50-52 об., 65].

25 октября 1919 г. донским атаманом генерал-лейтенантом А. П. Богаевским был утвержден «Устав женских институтов, находящихся на Земле Всевеликого войска Донского» [19. — Л. 8, 46]. В уставе говорилось, что «институты существуют... для более полного и совершенного усвоения новых языков, для распространения женского воспитания и образования. Институты являются всесословными полуоткрытыми учебными заведениями; в них принимаются девицы не только на полное содержание но и полупансионерками и приходящими ученицами. Воспитанницы состоят в институтах или на бесплатном содержании или за установленную плату. Общий комплект воспитанниц определяется штатом».

Согласно новому уставу система организации и функционирования института мало менялась. По-прежнему учебное заведение возглавлялось начальницей. Прежний Совет был ликвидирован, и на базе учебной конференции сформирован педагогический Совет, в компетенции которого находились воспитательные и учебные вопросы. Также был сформирован хозяйственный комитет, название которого говорит само за себя. Новые органы управления начали действовать в декабре 1919 г. [19. — Л. 8-8 об.; 21; 18. — Л. 5].

С введением нового устава был установлен традиционный, или «нормальный счет классов» — от меньшего к большему. [19. — Л. 8-8 об.].

К январю 1920 г. обучение велось в восьми классах. Были открыты три параллельных и два дополнительных класса. С начала 1920 г. в институт наряду с девочками стали принимать и мальчиков. К этому времени численность учеников была более трехсот человек. Находился институт на Почтовой улице города Новочеркасска [22].

С установлением Советской власти была проведена реорганизация средних учебных заведений.

В марте-апреле 1920 г. Мариинский Донской институт был преобразован в Донской интернат Трудовой Единой Школы [19. — Л. 8-8 об.; 21; 18. — Л. 5].

ПРИМЕЧАНИЯ
  1. Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. Т. 30а. — С. 656.
  2. Ерошкин Н. П. История государственных учреждений дореволюционной России. — М., 1983.
  3. ГАРО. Ф. 363. Оп. 1. Д. 9.
  4. История Дона с древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции — Ростов-на-Дону, 1965. — С. 480-483.
  5. ПСЗ. Собр. 2-е. Т. 28.
  6. ПСЗ. Собр. 2-е. Т. 27.
  7. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 1373.
  8. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 499. — Л. 152-153.
  9. ГАРО. Ф. 55. Оп. 1. Д. 1403-а.
  10. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 868. Л. 1-3.
  11. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1731. Л. 32.
  12. ГАРО. Ф. 162. Оп. 1. Д. 58.
  13. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 1082. Л. 1, 13, 14, 22.
  14. ГАРО. Ф. 162. Оп. 1. Д. 60. Л. 17.
  15. ГАРО. Ф. 363. Оп. 1. Д. 2.
  16. ГАРО. Ф. 363. Оп. 2. Д. 9.
  17. ГАРО. Ф. 363. Оп. 1. Д. 23. Л. 4.
  18. ГАРО. Ф. 363. Оп. 1. Д. 7.
  19. ГАРО. Ф. 363. Оп. 1. Д. 3.
  20. ГАРО. Ф. 363. Оп. 1. Д. 5.
  21. ГАРО. Ф. 363. Оп. 1. Д. 31. Л. 1-1 об., 2.
  22. ГАРО. Ф. 363. Оп. 1. Д. 11. Л. 27; Д. 6, Л. 1, 11.
  23. ГАРО. Ф. 363. Оп. 2. Д. 40. Л. 55-57, 64, 69, 111-114, 130, 177, 178.


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Март 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2728291234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311
2345678

80 лет со дня рождения Павла Александpовича ШЕСТАКОВА (1932-2000), писателя. Его романы и повести «Три дня в Дагезане» (1971), «Рапорт инспектора» (1975), «Взрыв» (1979), «Омут» (1986), «Клад» (1994), «Вертеп» (1995) критики относили к лучшим образцам современной детективной литературы. Повесть «Страх высоты» (1969) экранизирована студией «Мосфильм». Автор историко-литературных исследований «Самозванец» (о событиях начала ХVII в. на Руси), «Между днем и ночью» (о Гоголе), «Иуда из Кариота». Главы из незавершённого романа «Неизбежность» печатались в журналах «Дон», «Ковчег», «Донское слово». Жил и работал в Ростове. На доме № 181 по Пушкинской улице мемориальная доска.

Чупринин С. И. Новая Россия… Т. 2. С. 655-656;
Голубничий А. Чтобы память жила / фото А. Ковтуна // Наше время. 2002. 26 марта. С. 1;
Джичоева Е. Многогранность таланта // Молот. 2002. 19 марта. С. 3;
Скрёбов Н. Он был прав // Дон. временник. Год 2002-й. С. 25-26;
Памяти П. А. Шестакова // Лит. газ. 2000. 2-8 авг. (Юг России. С. 13);
Писатели Дона. С. 382-386.

12

Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"