Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Предпринимательство и благотворительность в донском крае

Фёдор Иванович Поташев

ЗАВЕЩАНО МАКСИМОВЫМ

ростовский городской голова Пётр Романович Максимов

30 марта 1896 г. Николай II утвердил «Устав попечительства о Доме трудолюбия имени Петра Романовича Максимова и о других домах трудолюбия и связанных с ними благотворительных учреждений в г. Ростове на Дону» [1. — Л. 168 об.]. Попечительство находилось под покровительством императрицы Александры Фёдоровны. Канцелярия комитета попечительства размещалась в столичном Зимнем дворце. Ростовский Дом трудолюбия был первым и единственным в России благотворительным Учреждением, названным именем местного купца.

Весной 1896 г. попечительство объединяло более 150 действительных членов и членов-соревнователей из числа степенных граждан Ростова и Нахичевани на Дону. Своей целью оно ставило оказывать недолговременную помощь предоставлением работы, ночлега и пищи беднякам, которые по разным обстоятельствам оказались без заработка, средств к существованию и постоянного приюта.

Представитель промышленно-торговой династии, потомственный почётный гражданин, купец 1-й гильдии П. Р. Максимов завещал 200 тысяч рублей на создание и содержание благотворительного учреждения [1. — Л. 169]. Несколько слов об этом примечательном человеке. Гласный Ростовской-на-Дону городской Думы 1863-1895 гг., Пётр Романович Максимов дважды избирался на пост городского головы (1866-1869, 1871-1873). Максимов был почётным мировым судьёй, председателем Ростовского отделения Российского коммерческого совета, Ростовского комитета торговли и мануфактур, почётным попечителем Петровского реального училища, членом попечительских советов ряда общественных учреждений, благотворительных обществ, правлений ряда коммерческих банков.

На средства Максимова были построены звонница при церкви Казанской Божией матери, четырёхъярусная колокольня высотой более 70 метров при городском соборе (1886). Пётр Романович завещал: «...7 тысяч рублей на учреждение с их процентов пяти стипендий имени завещателя по 50 рублей каждая учащимся Петровского реального училища, средства на постройку в этом училище церкви во имя Петра Афонского, на её приличную утварь и все служебные принадлежности, 9 тысяч рублей Рождество-Богородичной, Казанской Божьей Матери, Кладбищенской церквам, богадельне, Александровскому благотворительному обществу, выдавать ежегодно по 4 тысячи рублей на окончание постройки Александро-Невского собора» [1. — Л. 59, 59 об., 119].

Исполнители духовного завещания брат Владимир и муж племянницы Иван Степанович Леванидов организовали попечительство о Доме трудолюбия имени завещателя. Избранный 23 апреля 1896 г. Совет попечительства возглавил Леванидов, его товарищем (заместителем) был избран владелец табачной фабрики Яков Семёнович Кушнарёв, казначеем — заводовладелец Пётр Иванович Ильин, делопроизводителем — барон Николай Егорович Врангель. В состав Совета входили представители деловой и политической элиты, голова города Ростова, Ростово-Нахичеванский полицмейстер, инспектор народных училищ, настоятель Соборной Рождество-Богородичной церкви, гласные городской думы, члены купеческого, мещанского, ремесленного обществ Ростова.

Городская Дума отказала попечительству в просьбе выделить безвозмездно участок земли на выгоне по нынешней Филимоновской улице, требуя изменить Устав и исключить из названия имя П. Р. Максимова. Попечительство отвергло условия Думы и купило за 26 тысяч рублей имение Бориса Абрамовича Каменки площадью 1260 кв. саженей на углу Нахичеванского переулка и Малой Садовой (ныне Суворова) улицы напротив корпусов городской больницы [2. — С. 3, 15]. По проектам академика архитектуры Г. А. Эмерика и инженера Ф. К. Шимкевича здесь было построено двухэтажное здание из трёх связанных воедино корпусов, фасадом на Нахичеванский переулок. Провели водяное калориферное отопление, замостили камнем двор, тротуары залили асфальтом.

В корпусах оборудовали мастерские: пенькощипную, столярную, мочальную, пакеточную, сетевязальную, мешочную, корзиночную, дранкощипную, пуховую, белошвейную. Приобрели мебель, инструменты, посуду, постельное, мужское и женское бельё, обувь и др. Устроили бани, дезинфекционные помещения, библиотеку, детские ясли. 5 октября 1897 г. освящение здания совершил приглашённый И. С. Леванидовым из Кронштадта его земляк, уроженец Архангельской губернии протоиерей Иоанн Ильич Сергеев, более известный как о. Иоанн Кронштадтский.

Он пользовался авторитетом в церковных и светских кругах как всероссийский батюшка-молитвенник, заступник-чудотворец. Протоиерей Иоанн известен и тем, что более полувека служил в храме апостола Андрея Первозванного, являлся почётным членом Комитета попечительства о домах трудолюбия и работных домах в Санкт-Петербурге, крестил в 1904 г. наследника российского престола Алексея Николаевича. О. Иоанн произнёс прочувственное слово о пользе труда, любви к ближнему и важности подаяния неимущему. На освящении присутствовали наказной атаман войска Донского Н. И. Святополк-Мирский с супругой, его помощники, областные, окружные, городские военные и гражданские чины, городские головы Ростова и Нахичевани, члены ростовских попечительств, благотворительных учреждений, масса горожан.

Внимание высоких лиц привлекли простота, оригинальность архитектуры, рациональная планировка здания, оборудованность рабочих, подсобных, ночлежных и других помещений, их освещённость и уютность. На стене второго этажа фасадного корпуса располагались большие красочные портреты Николая II и Александры Фёдоровны в золотых рамах, с резными коронами. Везде были расставлены подаренные меценатами святые иконы (более сорока). Императрица Александра Фёдоровна прислала) приветственную телеграмму [3, 4].

Открывшийся 27 октября 1897 г. Дом трудолюбия в первую неделю принимал в среднем по 12 человек, во вторую — по сто, в третью — по двести и более человек в день. Желающих трудиться было значительно больше, чем могло вместить помещение. Люди ощутили пользу благотворительного учреждения нового типа, качественно отличавшегося от богаделен и ночлежек. До 1 января 1898 г. в мастерских трудились 8302 человека, в том числе мужчин 6974, 1240 женщин) 88 детей не моложе 10 лет. Их сословная принадлежность согласно предоставленным документам такова: 4769 крестьян, 2916 мещан, 228 казаков, 140 дворян, 188 почётных обывателей, 16 цеховых и других лиц. В документах попечительства они назывались рабочими, а в простом обиходе трудолюбцами.

Прибывших записывали, их осматривали врач и фельдшер. Пьяные и «имеющие прилипчивую или заразительную болезнь» не принимались. На время пребывания в Доме трудолюбия выдавался ярлык, куда ежедневно записывались заработанные суммы, стоимость питания и ночлега. Рабочие распределялись в мастерских соответственно общей пригодности к труду, знанию конкретного мастерства. Некоторые обучались первоначальным приёмам и навыкам под руководством мастеров и мастериц, и в это время получали пищу и ночлег бесплатно. Усвоив за неделю технику работы, дальше трудились самостоятельно и зарабатывали в день по 20 и более копеек, чем были вполне довольны. Платили сдельно, поштучно или по весу сделанного, суммы записывали ежедневно в табель конторы и в ярлык рабочего. Зарплату выдавали по субботам за вычетом стоимости питания и ночлега. Лекарства внезапно заболевшим выдавали бесплатно, в случае необходимости пострадавших помещали в больницу.

Трудовые занятия в мастерских длились с 7 часов утра до 6 вечера, летом — до 7 часов вечера. Дети 10-14 лет работали не более 8 часов. Был предусмотрен и 2-часовой перерыв на обед и отдых. Перед двунадесятыми праздниками занятия заканчивались на час раньше, сокращался на полчаса обеденный перерыв.

Под началом мастеров рабочие щипали птичье перо и пух, а также паклю из старых канатов, шили мешки, изготавливали изделия из мочалы, клеили бумажные пакеты, из деревянных брусов делали дранку для штукатурных работ, плели корзины, вязали сети и др. При этом учитывалась конъюнктура рынка. Таким образом конкуренции ремесленникам и торговым учреждениям не создавалось. Рацион питания был прост. Утром трудолюбцы получали кружку чая с сахаром и полфунта (200 г.) белого хлеба, на обед в скоромные дни — борщ из солонины или свежего мяса с куском ржаного хлеба в полтора фунта, один фунт пшённой или гречневой каши. В постные дни — борщ из зелени или суп с капустой и каша на растительном масле. Ужин состоял из щей или кулеша с хлебом, чаще — из каши и хлеба с чаем.

Распорядок Дома трудолюбия, ночлежного приюта, столовой определялся сгруппированными в 46 параграфов и четыре раздела правилами, утверждёнными советом попечительства. Правилами предусматривались ежедневные утренние, предобеденные, послеобеденные, вечерние молитвы, чтение книг в свободное время после обеда и ужина, подъём в 5 часов утра (зимой в 6), отбой в 10 вечера. Параграфами десятым и двадцать седьмым предписано: «Находящиеся в Доме трудолюбия должны беспрепятственно исполнять все правила и распоряжения, следить за общим порядком, чистотою и опрятностью, вести себя чинно, вежливо, трезво, не сквернословить, ссор с товарищами не заводить и табака не курить. С имуществом, материалами, инструментами обращаться бережно». Курение разрешалось в определённых комнатах. Не дозволялись отлучки из мастерской без ведома смотрителя. Не допускались громкие разговоры в спальнях, где за порядком наблюдали старшины, назначенные смотрителями из ночлежников. Никому не разрешалось выходить до утра из ночлежного приюта.

За повреждение имущества взыскивалась плата по стоимости повреждённого. Лиц, виновных в невыполнении правил, прасчитывали и увольняли.

И. С. Леванидов попечительствовал со знанием дела, целеустремлённо объединял и настойчиво направлял усилия большого коллектива благотворителей-подвижников, наёмных служащих, бережливо расходовал денежные средства. Общие собрания попечителей отмечали особенный его вклад в становление и многолетнее функционирование попечительства и Дома трудолюбия, ходатайствовали о почётных наградах ему и его брату В. Р. Максимову [5].

Слава Дома трудолюбии росла. Земляк Леванидова, крестьянин и торговец Архангельского Заостровья П. П. Амосов завещал 20 тысяч рублей на сооружение Дома трудолюбия в Архангельске и 80 тысяч рублей неприкосновенного капитала, на проценты с которого должен был этот дом содержаться. По ростовскому образцу в Архангельске были учреждены Попечительское общество о Доме трудолюбия и Устав [6].

И. С. Леванидов неоднократно приглашался на освящение домов трудолюбия в Санкт-Петербург, где к началу XX в. открылось более десятка домов трудолюбия, в том числе отдельные для взрослых, подростков, мужчин и женщин [7].

Капитал Дома трудолюбия увеличивался. К первоначальным ста тысячам рублей, завещанным П. Р. Максимовым, его брат Владимир добавил столько же, жена Владимира Мария Дорофеевна (урождённая Буршина) внесла ещё три тысячи, Евланий Иванович Данильченко — 10325 рублей, виноторговец Даниил Иванович Унанов — 10 тысяч рублей. На 1 января 1914 и 1916 гг. общая сумма неприкосновенного капитала составляла 225412 рублей 50 копеек. Поступившие в этот капитал средства хранились в Конторе государственного банка под именами жертвователей [8. — С. 11].

Сын В. Р. Максимова Михаил и вдова И. С. Леванидова Татьяна Семёновна стали исполнителями их духовного завещания. М. В. Максимов был избран председателем попечительского совета; позднее его сменил брат Пётр. В состав совета входили также братья Петра Иван и Владимир, сестра Мария (в замужестве Курлюкова) и жена Петра Зинаида Николаевна Максимова [9, 10]. Они унаследовали промышленно-торговую фирму, которая получила название «Наследники Максимов;!», — заводы, фабрики, речные суда, железная дорога, лесные угодья и угольные рудники, нефтяные промыслы в Ростове, Царицыне, в областях Донского, Кубанского и Терского войск, в Екатеринославской, Пермской, Ставропольской, Костромской, Нижегородской и других губерниях [1. — Л. 224—237; 11; 12].

Наследники Максимова сохранили и умножили благотворительные традиции, привлекли к попечительству именитых ростовских меценатов, усовершенствовали деятельность Дома трудолюбия. После П. В. Максимова совет попечительства возглавил Иван Иванович Панченко, который вместе с братом Леонидом продолжил дело и благотворительные традиции своего отца.

За энергичную и полезную деятельность Николай II 25 мая 1913 г. пожаловал И. И. Панченко орден святой Анны III степени; члену-соревнователю попечительства, заведующему Домом трудолюбия, Почётному гражданину Андрею Петровичу Тарутину — Золотую медаль с Александровской лентой для ношения на шее. Комитет попечительства о Доме трудолюбия и работных домах удостоил руководителей ростовского попечительства именными золочёными знаками.

Попечительство открыло приют для девочек-сироток, начальное женское училище под патронажем З. Н. Максимовой, где в 1913 г. содержались и обучались бесплатно грамоте, рукоделию, домоводству 37 сирот, в том числе 21 крестьянка, 12 мещанок, две дворянки и казачка [8. — С. 3 — 7, 11, 23, 42, 53,55-56].

В годы Первой мировой войны Дом трудолюбия не в состоянии был вместить всех желающих, и время пребывания в нём сократилось. Больше внимания уделялось нравственному, патриотическому, религиозному воспитанию трудолюбцев. Активно работал причт Владимирской церкви под руководством церковного старосты А. П. Торутина (Тарутина).

По приказу из военного министерства главное здание занял 69-й эвакуационный госпиталь для лечения раненых и больных воинов. Дом трудолюбия свернул традиционную деятельность. Продолжали функционировать лишь училище и приют для девочек-сироток, разместившиеся в подсобных помещениях [13].

Лишь в июле 1916 г. госпиталь освободил здания, но Дом трудолюбия не мог возобновить деятельность, поскольку требовалось провести серьёзные ремонтные работы. В ответ на просьбу попечительства помочь восстановить разрушенное городская Управа в августе 1916 г. предложила ему предоставить здание под лазарет Ростовского-на-Дону комитета союза городов на время войны за плату по 1000 рублей в месяц. С предложением согласились председатель попечительского совета П. В. Максимов и находившийся тогда в Ростове член комитета попечительства о трудовой помощи сенатор М. В. Арцимов.

Попечительство о Доме трудолюбия имени П. Р. Максимова тяжело переносило разрушительное воздействие империалистической войны, сократились диапазон его деятельности, количество членов, финансовые поступления.

Реальной становилась угроза катастрофы попечительства, которая и произошла в 1917 г.

В начале марта 1917 г. состоялось последнее общее собрание членов попечительства, рассмотревшее последний годовой отчёт совета и доклад членов ревизионной комиссии, составленный 28 февраля 1917 г. Характерная деталь: в опубликованном отчёте попечительства за 1916 г. отсутствуют употреблявшиеся неизменно 20 лет «Высочайше утверждённое...» и «... под августейшим покровительством Ея Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Фёдоровны» [14]. Ростовское-на-Дону попечительство о Доме трудолюбия имени П. Р. Максимова прекратим существование на 21 году своей благотворительной деятельности при Временном буржуазном правительстве.

Комитет попечительства о домах трудолюбия в Петрограде лишился высокого покровительства бывшей императрицы, отправленной Временным правительством вместе с семьёй в Сибирь. Ликвидировано было и ростовское попечительство о Доме трудолюбия имени П. Р. Максимова. После Октябрьской революции потребность общества в подобных благотворительных учреждениях отпала, ибо ушли в прошлое безработица, детская беспризорность, нищенство, бродяжничество и другие социальные пороки дооктябрьского времени. Новое государство взяло на себя заботы о повышении благосостояния трудового народа. Труд превращался в право и обязанность. Все дети бесплатно учились в школе. Комплекс зданий попечительства о Доме трудолюбия перешёл к медицинскому факультету Варшавского университета. Ныне в фасадном корпусе здания Дома трудолюбия — администрация ректората и другие структуры Ростовского государственного медицинского университета.

ПРИМЕЧАНИЯ
  1. ГАРО. Ф. 218. Оп. 1. Д. 727.
  2. Отчёт о деятельности высочайше утверждённого попечительства о Доме трудолюбия имени Петра Романовича Максимова и о других домах трудолюбия, а также связанных с ними благотворительных учреждений в г. Ростове-на-Дону за 1896 год. — Б. м., 1897. — 127 с.
  3. Дом трудолюбия им. П. Р. Максимова // Приазов. край. — 1897. — 6 окт. — С. 1-2.
  4. Освящение Дома трудолюбия им. П. Р. Максимова // Приазов. край. —1897. — 7 окт. — С. 2.
  5. Отчёт о деятельности высочайше утверждённого попечительства о Доме трудолюбия имени Петра Романовича Максимова и о других домах трудолюбия, а также связанных с ними благотворительных учреждений в г. Ростове-на-Дону за 1897 год. — Б. м., Б. г. — 108 с.
  6. Овсянкин Е. И. Архангельск купеческий. — Архангельск: Архконсалт, 2002. — С. 392-393, 517.
  7. Весь Петербург на 1900 год. Адресная и справочная книга. — СПб.: Изд. А. С. Суворина, 1900. — С. 943.
  8. Отчёт о деятельности высочайше утверждённого попечительства о Доме трудолюбия имени Петра Романовича Максимова и о других домах трудолюбия, а также связанных с ними благотворительных учреждений в г. Ростове-на-Дону за 1913 год. — Ростов н/Д: Электропеч. А. И. Тер-Абрамиана, 1914. — С. 11.
  9. Вся Донская область и Северный Кавказ на 1905 год. — Ростов н/Д: Электропеч. А. И. Тер-Абрамиана, 1905. — С. 281.
  10. Весь Ростов и Нахичевань на Дону. Год 1913. — Харьков: Изд. Ф. С. Элькина и П. М. Кулькеса, 1913. — С. 405.
  11. Отчёт Ростовского-на-Дону комитета торговли и мануфактуры за 1899 год. — Ростов н/Д: Тип. Донского АО печат. и изд. дела в Ростове н/Д, 1902. — С. 10-12.
  12. Краснянский М. Б. Донские уроженцы: Материалы к составлению словаря местных деятелей, собранные в Ростове-на-Дону за время 1915 — 1925 годов. — Т. 1, — С. 77. — (Рукопись).
  13. Отчёт о действиях высочайше утверждённого попечительства о Доме трудолюбия имени Петра Романовича Максимова и о других домах трудолюбия, а также связанных с ними благотворительных учреждений в г. Ростове-на-Дону за 1915 год. — Ростов н/Д: Электропеч. А. И. Тер-Абрамиана, 1916. — С. 4, 10; 47.
  14. Отчёт о деятельности попечительства о Доме трудолюбия имени П. Р. Максимова и о других домах трудолюбия, а также связанных с ними благотворительных учреждений в г. Ростове-на-Дону за 1916 г. — Ростов н/Д: Тип. А. И. Тер-Абрамиана, 1917. — С. 8.


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Март 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2728291234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311
2345678

75 лет Николаю Ивановичу ЧЕБОТАРЁВУ (1937), журналисту, заслуженному работнику культуры РФ, академику Академии российского телевидения. Основатель и генеральный директор телерадиокомпании «Дон-ТР» (1992). Автор документальных фильмов «Блеск антрацита», «Трудный пласт», «Без отстающих», «Генеральный директор», «Виталий Закруткин», «Море Азовское», передач на Всесоюзном радио и Центральном телевидении.

Культура Дона в лицах. С. 340;
Профи // Наше время. 2006. 26 сент. С. 1;
Волошинова В. Ф. «Вердикт журналистского сообщества России: ГТРК «Дон-ТР» - лучшая региональная компания страны / фото авт. // Молот. 2002. 29 янв. С. 3;
Чеботарёв Н. Я горжусь своей компанией // Наше время. 2002. 22 янв. С. 1, 6;
Чеботарёв Н. И. «Наш самый строгий судья и критик – зритель» / беседу вела Н. Нарсеева; фото Л. Смоленского // Крестьянин. 2002. 31 янв. С. 3;
Чеботарёв Н. И. «Я хочу, чтоб всегда глаза горели» / беседу вёл Г. Белоцерковский // Парламент. газ. 2002. 25-31 янв. См. прил.: Парламент. газ. на Юге России. С. 12.

12

Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"