Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Донской край в целом
История города Таганрога

Ольга Игоревна Галушко

Антон Павлович Чехов: «Я СЧАСТЛИВ, ЧТО МОГУ ХОТЯ ЧЕМ-НИБУДЬ БЫТЬ ПОЛЕЗЕН РОДНОМУ ГОРОДУ...»

К юбилею великого земляка О. И. Галушко, библиограф Таганрогской центральной библиотеки им. А. П. Чехова подготовила информационный сборник «Таганрог в эпистолярном наследии А. П. Чехова». Выдержки из писем писателя с комментариями составителя приведены по изданию: Чехов А. П. Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Письма: в 12 т. / Редкол. Н. Ф. Бельчиков (гл. ред.) и др. — М.: Наука, 1974-1983.

М. В. Чехову, 31 января 1885 года, Москва

Куда бы я ни поехал — за границу ли, в Крым или на Кавказ, — Таганрога я не миную.

Радуюсь Вашему избранию в гласные. Чем больше у Таганрога будет таких честных и бескорыстных хозяев, как Вы, тем он счастливее... Жалею, что не могу послужить купно с Вами родному Таганрогу... Я уверен, что, служа в Таганроге, я был бы покойнее, веселее, здоровее, но такова уж моя «планида», чтобы навсегда остаться в Москве...

(Т. 1. — С. 141)

Н. А. Лейкину, 7 апреля 1887 года, Таганрог

Совсем Азия! Такая кругом Азия, что я просто глазам не верю. 60000 жителей занимаются только тем, что едят, пьют, плодятся, а других интересов — никаких... Куда ни явишься, всюду куличи, яйца, сантуринское, грудные ребята, но нигде ни газет, ни книг... Местоположение города прекрасное во всех отношениях, климат великолепный, плодов земных тьма, но жители инертны до чертиков... Все музыкальны, одарены фантазией и остроумием, нервны, чувствительны, но все это пропадает даром... Нет ни патриотов, ни дельцов, ни поэтов, ни даже приличных булочников.

(Т. 2. — С. 54)

Чеховым, 7 апреля 1887 года, Таганрог

5-й час. Видно море. Вот она, ростовская линия, красиво поворачивающаяся, вот острог, богадельня, дришпаки, товарные вагоны... гостиница Белова, Михайловская церковь с топорной архитектурой... Я в Таганроге... Впечатление Геркуланума и Помпеи: людей нет, а вместо мумий — сонные дришпаки и головы дынькой. Все дома приплюснуты, давно не штукатурены, крыши не крашены, ставни затворены... С Полицейской улицы начинается засыхающая, а потому вязкая и бугристая, грязь, по к<ото>рой можно ехать шагом, да и то с опаской.

Не люблю таганрогских вкусов, не выношу и, кажется, бежал бы от них за тридевять земель.

Напиваюсь чаю и иду с Егором на Большую улицу. Вечереет. Улица прилична, мостовые лучше московских. Пахнет Европой. Налево гуляют аристократы, направо — демократы. Барышень чертова пропасть: белобрысые, черноморденькие, гречанки, русские, польки... Мода: платья оливкового цвета и кофточки. Не только аристократия (т.е. паршивые греки), но даже вся Новостроенка носит этот оливковый цвет. Турнюры не велики. Только одни гречанки решаются носить большие турнюры, а у остальных не хватает на это смелости.

Идем в Михайловскую церковь. Темно. Извозчиков нет. По улицам мелькают силуэты дришпаков и драгилей, шатающихся по церквям. У многих фонарики. Митрофаньевская церковь освещена очень эффектно, снизу до верхушки креста. Дом Лободы резко выделяется в потемках своими освещенными окнами.

Приходим в церковь. Серо, мелко и скучно. На окнах торчат свечечки — это иллюминация; дядино лицо залито блаженнейшей улыбкой — это заменяет электрическое солнце. Убранство церкви не ахтительное, напоминающее воскресенскую церковь.

Еду к Еремееву, не застаю и оставляю записку. Отсюда к m-me Зембулатовой. Пробираясь к ней через Новый базар, я мог убедиться, как грязен, пуст, ленив, безграмотен и скучен Таганрог. Нет ни одной грамотной вывески, и есть даже «Трактир Расия»; улицы пустынны; рожи драгилей довольны; франты в длинных пальто и картузах, Новостроенка в оливковых платьях, кавалеры, баришни, облупившаяся штукатурка, всеобщая лень, уменье довольствоваться грошами и неопределенным будущим — все это тут воочию так противно, что мне Москва со своею грязью и сыпным тифом кажется симпатичной...

Жду соборного звона и иду к поздней обедне. В соборе очень мило, прилично и не скучно. Певчие поют хорошо, не по мещански, а публика всплошную состоит из баришень в оливковых платьях и шоколатных кофточках. Хорошеньких много, так много, что я жалею, что я не Мишка, которому так нужны хорошенькие... Большинство здешних девиц сложено хорошо, имеет прекрасные профили и не прочь поамурничать. Кавалеров здесь нет вовсе, если не считать греков-маклеров и подмоченных камбурят, а потому офицерам и пришельцам здесь раздолье.

Несмотря на холодный ветер, после обеда едем в Карантин. Тут, в Карантине, много дач дешевых и удобных; нанять к будущему году можно, но меня смущает изобилие дач; где изобилие, там многолюдство и шум. Есть дачи во дворе Компанейской мельницы, но мне не нравится место. Многие советуют съездить за 7 верст от Таганрога к Миусу, где тоже есть дачи. Когда съезжу, напишу. На Миусе продаются дачи очень дешево. Можно купить сносную дачу с садиком и с берегом за 500-1000 рублей. Дешевле грибов.

(Т. 2. — С. 57-63)

Чеховым, 10-11 апреля 1887 года, Таганрог

Ночью чистое мучение: потемки, ветер, трудно отворяемые скрипучие двери, блуждание по темному двору, подозрительная тишина, отсутствие газетной бумаги... Купил гуниади, но здешний гуниади — бессовестная подделка, с полынной горечью. Каждую ночь приходилось жалеть и бранить себя за добровольное принятие мук, за выезд из Москвы в страну поддельного гуниади, потемок и подзаборных ватеров.

Был в саду. Играла музыка. Сад великолепный. Пахнет дамами, а не самоварным дымом, как в Сокольниках. Круг битком набит.

Кладбище красиво, но обокрадено. Памятник Котопули варварски ощипан.

(Т. 2. — С. 63-64)

Ф. О. Шехтелю, 11 апреля 1887 года, Таганрог

Таганрог очень хороший город. Если бы я был таким талантливым архитектором, как Вы, то сломал бы его.

(Т. 2. — С. 66)

Чеховым, 14-19 апреля 1887 года, Таганрог

Как ни скучна и ни томительна таганрогская жизнь, но она заметно втягивает; привыкнуть к ней не трудно. За все время пребывания в Т<аганро>ге я мог отдать справедливость только следующим предметам: замечательно вкусным базарным бубликам, сантуринскому, зернистой икре, прекрасным извозчикам и неподдельному радушию дяди. Остальное все плохо и незавидно. Барышни здесь, правда, недурны, но к ним нужно привыкнуть. Они резки в движениях, легкомысленны в отношениях к мужчинам, бегают от родителей с актерами, громко хохочут, влюбчивы, собак зовут свистом, пьют вино и проч.

Что отвратительно в Т<аганро>ге, так это вечно запираемые ставни. Впрочем, утром, когда открывается ставня и в комнату врывается масса света, на душе делается празднично.

(Т. 2. — С. 68-69)

Чеховым, 11 мая 1887 года, Таганрог

Теперь я в Таганроге. Опять «ета...ета...ета...», опять короткий диванчик, Коатс, вонючая вода в рукомойнике... Езжу в Дубки, в Карантин и гуляю в садах. Много оркестров и миллион девиц. Изучаю местную жизнь. Был на почте, в купальнях, на Касперовке... Открытие: в Таганроге есть Мясницкая улица. На Большой улице есть вывеска: «Продажа искусминных фруктовых вод». Значит, слыхал, стерва, слово «искусственный», но не расслышал как следует и написал «искусминных»

(Т. 2. — С. 83)

Г. М. Чехову, 23 июня 1887 года, Бабкино

Поздравляю с «присоединением» [1]. Думаю, что Таганрогу от этого не будет ни лучше, ни хуже. Впрочем, быть может, будет больше внешнего порядка, будет едина власть вместо градоначальника, который решительно был бесполезен и для Таганрога не нужен.

(Т. 2. — С. 98)

Н. А. Лейкину, 23 апреля 1888 года, Москва

На книгах должны быть автографы — это необходимо. (После своей смерти, т. е. лет через 70-80, я жертвую свою библиотеку Таганрогу, где родился и учился; с автографом книга, особливо в провинции, ценится в 100 раз дороже).

(Т. 2. — С. 254-255)

Г. М. Чехову, 10 сентября 1888 года, Москва

Всей душой хотел я повидаться с вами, пожить в Таганроге, погулять по саду, мечтал об этом еще зимою, но беда в том, что когда я проезжал через Таганрог и с вокзала глядел на Михайловскую церковь (это было 6 августа, в день Преображения), то чувствовал себя не в своей тарелке и решительно не был в состоянии исполнить свое и твое желание, т. е. остаться в Таганроге.

(Т. 2. — С. 325)

К. Г. Фоти, 3 мая 1890 года, Тюмень

Мой дядя Митрофан Георгиевич писал мне, что в разговоре с ним Вам угодно было выразить желание, чтобы я прислал свои книги в Таганрогскую городскую библиотеку. Такое Ваше внимание ко мне, мною не заслуженное, слишком лестно для моего авторского самолюбия, и я не нахожу слов, чтобы благодарить Вас. Я счастлив, что могу хотя чем-нибудь быть полезен родному городу, которому я многим обязан и к которому продолжаю питать теплое чувство.

Уезжая из Москвы, я поручил выслать на Ваше имя три своих книги. Четвертая моя книга — «Пестрые рассказы» — вся распродана и будет напечатана следующим изданием по моем возвращении, т. е. не раньше начала будущего года. Между прочим, я поручил послать Вам экземпляр «Власти тьмы» Л. Толстого с собственноручною авторскою подписью; я прошу городскую библиотеку принять от меня все те книги с авторскими факсимиле, какие у меня теперь имеются и какие я собираю и сохраняю специально для библиотеки моего родного города. [2]

(Т. 4. — С. 74)

П. А. Сергеенко, 7 марта 1893 года, Мелихово

Получаю «Таганрогский вестник».

(Т. 5. — С. 182)

В. Г. Черткову, 19 сентября 1893 года, Мелихово

В «Таганрогском вестнике» напечатан рассказ некоего г. Дарова [3] «Хорошая книжка». Рассказ не обладает особенными художественными тонкостями, но сделан не без искусства. Посылаю его на Ваше усмотрение.

Даров — вероятно, псевдоним. Я думаю, что он таганрожец и стоит близко к редакции «Таганрогского вестника».

(Т. 5. — С. 234)

А. С. Суворину, 11 июля 1894 года, Мелихово

20-22 июля я поеду в Таганрог лечить дядю, который серьезно заболел и хочет непременно моей помощи. Это отличнейший человек, и отказать ему было бы неловко, хотя, я знаю, помощь моя бесполезна. В Таганроге пробуду 1-2-3 дня, выкупаюсь в море, побываю на здешнем кладбище - и назад в Москву...

Если поедете со мной в Таганрог — очень милый город, то поедемте.

Приглашаю Вас в сей город на основании Вашего заявления, что Вам будто бы все равно куда ни ехать, лишь бы не за границу. А я стал мечтать о том, чтобы опять проехаться по степи и пожить там под открытым небом хотя одни сутки.

(Т. 5. — С. 304-306)

В. А. Гольцеву, 4 сентября 1894 года, Феодосия

Если у тебя есть оттиск твоей лекции обо мне, то пошли его по адресу: г. Таганрог, в Таганрогскую городскую библиотеку. Если напишешь «от автора В. Гольцева», то мои почтенные сограждане будут весьма польщены и тронуты.

(Т. 5. — С. 311-312)

Н. М. Линтваревой, 6 сентября 1894 года, Феодосия

В Таганроге я застал солнце, но все-таки температура была понижена, с моря веяло холодом и по вечерам приходилось надевать теплое пальто. В Таганроге прожил я 6 дней. В последние 2-3 дня шел дождь и дул ветер, пришлось отказаться от удовольствия — плыть по Азовскому морю на пароходе.

(Т. 5. — С. 313-314)

М. П. Чеховой, 13 или 14 сентября 1894 года, Одесса

В Таганроге открыты ремесленные курсы, в которых девочки-подростки в возрасте 15-20 лет обучаются искусству шить по последней моде (modes et robes). [4]

(Т. 5. — С. 316)

И. Я. Павловскому [5], 10 (22) октября 1894 года, Берлин

Я написал городскому голове, чтобы Вас привлекли к участию в сборе на памятник Петру Вел<икому>.

(Т. 5. — С. 326)

А. С. Суворину, 2 ноября 1894 года, Мелихово

Книги свои отправляю в Таганрог. В ящики попала нечаянно Ваша книга — «Искра Божия» Салиаса. Распаковывать не хочется; лучше напишу, чтобы прислали Вам ее из Таганрога.

(Т. 5. — С. 332)

П. А. Сергеенко [6], 3 декабря 1894 года, Мелихово

Таганрогский городской голова прислал мне несколько подписных листов для раздачи лицам, желающим заняться сбором пожертвований на сооружение памятника Петру Великому в Таганроге. Если хочешь, чтобы я прислал тебе один из таких листов, то напиши.

(Т. 5. — С. 341)

Г. М. Чехову, начало января, не позднее 5, 1895 года, Мелихово

Я кашляю. Если серьезно заболею, то придется 1/2-1 год прожить на родине, т. е. в Таганроге, ибо воздух родины — самый здоровый воздух. Если бы я был богат, то непременно купил бы тот дом, где жил Ипполит Чайковский.

(Т. 6. — С. 8)

К. Г. Фоти, 7 марта 1895 года, Мелихово

Посылаю для городской библиотеки книги, в большинстве полученные мною от авторов, переводчиков или издателей. Многие их них, именно те, которые снабжены автографами, имеют для меня особенную ценность, и это обстоятельство объясняет, почему я решаюсь предлагать книги, которые, быть может, уже имеются в нашей библиотеке и не обогатят собою ее каталога. Прошу Вас принять их и разрешить мне и впредь присылать книги, причем в следующие разы я буду направлять свои посылки непосредственно в библиотеку.

Подписным листам [7] давно уж дал ход. Один из них я оставил у себя, а прочие раздал следующим лицам, учившимся в Таганрогской гимназии: А. П. Коломнину, артисту А. М. Яковлеву, П. А. Сергеенко и своему брату.

(Т. 6. — С. 34)

Г. М. Чехову, 21 марта 1895 года, Мелихово

Вот если захочется отдохнуть, то приеду в Таганрог, пожуирую с тобой. Воздух родины самый здоровый воздух. Жаль, что я небогатый человек и живу только на заработок, а то бы я непременно купил себе в Таганроге домишко поближе к морю, чтобы было где погреться в старости.

(Т. 6. — С. 39)

П. Ф. Иорданову, 15 марта 1896 года, Мелихово

Многоуважаемый Павел Федорович, приношу Вам мою сердечную благодарность за Ваше любезное письмо и за список. Я знаю Вас уже давно, очень давно и рад случаю познакомиться с Вами.

В списке я не нашел следующих книг:

1. Щеглов Ив. Гордиев узел.

2. Яковлев Э. Элегия Эрнста.

3. Бреддон. Соблазны мира.

4. Чехов Ан. Повести и рассказы. Изд. Сытина (послана почтой в 1894 г.)

5. Путь-дорога. Сборник, изд. в пользу переселенцев, иллюстрированное издание.

6. Дедлов В. Сашенька.

7. Горбунов-Посадов Ив. Ив. Ясная звездочка.

8. Его же. Милосердные звери.

9. Риваль. Купленный муж.

10. Лейкин Н. Неунывающие россияне.

11. Пирлинг Павел. Россия и Восток.

12. Гауптман. Гаммеле.

13. Седой. Святочные рассказы. Изд. 1-е.

14. Плещеев А. Н. Стихотворения (мною послано два издания: одно старое, потом новое, роскошное).

15.Острогорский В. А. В. Кольцов.

А из последнего присыла:

16. Гиляровский В. Забытая тетрадь. Изд. 2-е.

17. Бальмонт К. Сочинения Шелли. Вып. 2-й.

18. Додэ. Порт Тараскон.

19. Legra Jules. Au pays Russe.

20.Gedichte von graf Alexei Tolstoi (пер. Фидлера).

21. Гиппиус 3. Новые люди.

22. Немирович-Данченко Вас. Забытая крепость.

23. Его же. Сластеновские миллионы.

24. Гнедич П. Через Черное море и Босфор.

25. Потапенко И. Не герой.

26. Мережковский Д. Отверженный.

В списке «Театральный воробей» стоит под моей фирмой, между тем как это водевиль Щеглова. Показана «Географическая карта Петербурга и Москвы», которой я не присылал.

«1894 год в сельскохозяйственном отношении» попал в ящик с книгами случайно, и потому благоволите изъять его и в каталог не вносить — это макулатура. Справочное издание «Вся Россия» и вообще все справочные издания (календари, словари, каталоги и т. п.), которые случится мне присылать, не заносите в списки и не храните, а отдавайте на потребу всем желающим, отведя им угол в той комнате, где читаются газеты.

Словарь Березина (библиографическая редкость) я уже приобрел для библиотеки и скоро пришлю. А со временем пришлю и словари Брокгауза и Граната, а также некоторые справочные издания по сельскому хозяйству. Знакомьте Ваших садоводов с книгой Гоше, которую я уже прислал, — это прекрасное издание.

Читаю «Таганрогский вестник», изредка приходится разговаривать с актерами и певцами, побывавшими в Таганроге, — радуюсь за родной город, делающий в последние годы такие крупные культурные успехи.

Не найдете ли Вы возможным прислать мне полный каталог библиотеки? Тогда бы я знал, чего у Вас нет.

(Т. 6. — С. 131-132)

П. Ф. Иорданову, 10 июня 1896 года, Мелихово

Посылаю для городской библиотеки два ящика с книгами. Между прочим посылаю Энциклопедический словарь Граната-Гарбеля, за исключением IV и V томов, которые пришлю, когда получу их сам.

За пересылку книг уплачено.

(Т. 6. — С. 153)

П. Ф. Иорданову, 16 июля 1896 года, Мелихово

В словаре Березина все цело, но не все на своем месте; пользующихся им нужно предупредить, что переплетчик немножко напутал и часть А поместил, кажется, около Ж. Недостающие томы Гарбеля пришлю, когда они выйдут вторым изданием. Что же касается пропавших книг, то их можно вновь добыть, кроме, впрочем, роскошного издания Плещеева. Жаль, что исчезла эта книга. Я послал ее прошлым летом с кузиной, которая гостила у меня.

Каталог получил, благодарю Вас. В августе я, должно быть, поеду на Кавказ и тогда попутно заеду в Таганрог дня на два. Ваша мысль об устройстве особого здания для библиотеки чрезвычайно симпатична, и я могу заранее пообещать Вам свое участие в ее осуществлении, участие по мере сил, но самое горячее.

(Т. 6. – С. 164)

А. С. Суворину, 13 августа 1896 года, Мелихово

По пути на один день остановлюсь в Таганроге, чтобы осмотреть свою библиотеку... [8]

(Т. 6. — С. 174)

Ал. П. Чехову, 23 сентября 1896 года, Мелихово

Был я в Таганроге — тоска смертная.

(Т. 6. — С. 182)

П. Ф. Иорданову, 13 октября 1896 года, Петербург

1. Мережковский. Отверженный.

2. Оржешко. Над Неманом.

3. Громека. О Толстом.

Эти три книги, показанные в Вашем списке, Вы найдете в городской библиотеке. Они уже были посланы мной раньше. Первая книга снабжена факсимиле автора, вторая переводчика. Итак, значит, эти три книги я исключу из списка, а остальные буду высылать Вам исподволь. Насчет денег пока не беспокойтесь.

Павловскому напишу нынче же. Сиротин живет, кажется, у своей матери Александры Федоровны (сестра поэта Щербины) на Полицейской улице. Недавно я заказал сделать снимок с памятника Щербины — и когда он будет готов, пришлю. Недавно Т. И. Филиппов, госуд<арственный> контролер, выпустил «Сборник» со статьей о Щербине. Добуду «Сборник» и тоже пришлю. [9]

(Т. 6. — С. 192-193)

И. Я. Павловскому, 13 октября 1896 года, Петербург

Я был в Таганроге. Там хотят устроить при городской библиотеке маленькое подобие музея. Когда шел разговор об этом, я вспомнил, как Вы в Мелихове говорили, что у Вас есть интересные письма, которые Вы были бы не прочь пожертвовать в Таганрогскую библиотеку. Вспомнил я об этом и сообщил местным великим мира сего, сии последние пришли в восторг. Теперь они пишут мне, а я пишу Вам. Не найдется ли у Вас чего-нибудь подходящего, с чем не жалко было бы Вам расстаться? Нет ли писем Тургенева, Золя, Додэ? Мопассана? Нет ли фотографий с факсимиле? Нет ли рисунков и проч. и проч.? Если есть и если Вы не прочь доставить громадное удовольствие обывателям нашего Таганрога, то адресуйтесь с Вашей жертвой в Таганрог Павлу Федоровичу Иорданову, члену городской управы.

В Таганроге Вас знают и весьма чтут.

(Т. 6. — С. 193-194)

П. Ф. Иорданову. 19 октября 1896 года, Мелихово

Из присланного Вами списка я вычеркнул также и «Проблески», так как этот сборник есть уже у Вас в библиотеке. По крайней мере, он значится в каталоге посланных мною книг.

Позвольте мне вычеркнуть и романы Боборыкина, так как полное собрание сочинений этого автора Вы получите в 1897 году при «Ниве», в виде бесплатного приложения. Остальные книги, повторяю, буду высылать Вам исподволь. Некоторые уже приобретены мною — gratis.

Полное собрание сочинений Мопассана почти все состоит из чрезвычайно плохих переводов, принадлежащих большею частью переводчицам. Не лучше ли приобрести этого автора по частям, лишь избранные переводы, и в подлиннике, на французском языке? Жду ответа на сей вопрос.

(Т. 6. — С. 198)

П. Ф. Иорданову, 23 октября 1896 года, Мелихово

Я исполнил Ваш заказ, но кроме того не устроить ли нам при библиотеке «справочный отдел» en grand? Этот отдел мог бы привлечь в библиотеку деловую, серьезную публику (ведь таковая есть в Таганроге?) и всех нуждающихся в разного рода справках и практических указаниях. В этот отдел вошли бы: календари общие и специальные; словари по языкознанию, энциклопедические, сельскохозяйственные, медицинские, технические; уставы воинский, морской, устав о наказаниях, о наход<ящихся> под стражей, таможенный, вексельный и проч. и проч.; казенные издания, относящиеся к личному составу всех ведомств; уставы известнейших благотворительных и ученых обществ; отчеты этих обществ; библиографические указатели; программы всех учебных заведений, спутники и путеводители «Вся Россия»; сведения по финансовой и торговой части, тиражи и проч.; поваренные книги; модные журналы; спорт и игры; каталоги, прейскуранты и объявления известных торговых и хозяйственных фирм. Всего не перечислишь. К декабрю мы могли бы устроить этот отдел, а в декабре Вы опубликовали бы в «Таганрогском> вестнике», что вот-де публика приглашается получать бесплатно сведения и справки и что в библиотеке имеются такие-то и такие-то справочные издания и что библиотека намерена пополнять этот отдел непрерывно новейшими изданиями. Если пожелаете, чтобы библиотека принимала подписку на журналы и газеты и принимала бы на себя всякие поручения по выписке книг, нот, пиес и т. п., — то я к Вашим услугам, я устрою Вам бесплатно агентуру. Конечно, на выписке изданий библиотека заработала! бы немного, но важно не это, а то, что библиотека с течением времени приохотила бы к себе публику и стала бы для нее необходимой.

Только, пожалуйста, никому не говорите о моем участии в делах библиотеки

(Т. 6. — С. 202-203)

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. 31 (19) мая 1887 года Александр III подписал вердикт о передаче Таганрога из состава Екатеринославской губернии в Область войска Донского.
  2. С этого времени начинаются заботы Чехова о пополнении Таганрогской городской библиотеки. Чехов положил начало особому отделу библиотеки, утвержденному специальным постановлением городской Думы от 14.04.1895 года. Здесь собраны почти все книги, полученные Чеховым с дарственными авторскими надписями.
  3. Даров А. — псевдоним редактора «Таганрогского вестника» А. Б. Тараховского
  4. модные наряды и платья (фр.)
  5. Павловский И. Я. — товарищ Чехова по таганрогской гимназии, журналист, парижский корреспондент «Нового времени». Таганрогский городской голова К. Г. Фоти письменно поблагодарил Чехова за сочувствие к устройству памятника и сообщил об отправке подписного листа Павловскому.
  6. Сергеенко П. А. — соученик Чехова по таганрогской гимназии, беллетрист, публицист. Чехов послал ему один из 5 подписных листов, присланных К. В. Фоти. Сергеенко собрал по этому листу некоторые средства на памятник.
  7. Подписные листы для сбора средств на сооружение памятника Петру I.
  8. Чехов уехал на юг 20 августа. В Таганроге пробыл, очевидно, 2 дня. В его записной книжке имеется запись: «23 авг<уста> выехал из Таганрога...»
  9. Иорданов просил Чехова написать Павловскому о проекте устройства музея. Сиротин нужен был Иорданову для получения материалов о Щербине.
ДРУГИЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ О ДОНСКОМ КРАЕ

Яндекс.Метрика



 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Апрель 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"