Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Донской край в целом
История города Ростова-на-Дону

См. также: Аваков П. Новое о Гниловской станице

См. также: Часть 2

Ирина Андреевна Енина,
Государственный архив Ростовской области

СПРАВКА О СТАНИЦЕ ГНИЛОВСКОЙ

история станицы Гниловской Области войска Донского - ныне город Ростов-на-Дону

Часть 1

Еще в XVIII веке по берегам реки Дон начали группироваться целые поселения, получившие название казачьих станов. Одним из них был Гниловской стан [1]. По свидетельству старожилов стан назывался «Гнилым» от болотистых топей [2].

В разных источниках указывается, что в 1747 году уже упоминается поселение малороссиян на Гнилой рыбачьей тоне [3]. По сведениям краеведа X. И. Попова, стан был заселен приписными малороссиянами, а, - как пишет историк И. Сулин, - «до основания станицы здесь был рыбачий стан казаков верхне-, средне- и нижне-Рыковских станиц города Черкасска» [2]. П. С. Балуев в историческом очерке писал, что из-за «наилучших условий местности, занимаемой Гниловской в атаманство А. И. Иловайского (1775-1797), предполагалось перенести сюда город из Черкасска; но тогда это предположение ни осуществилось, а последующая судьба переселения совсем даже обошла молчанием такой дорогой пункт» [1. - С. 181].

До 1765 года в Гниловском стане не было церкви, но в этом же году жители построили небольшую часовню во имя Св. Троицы «с производством в ней священнодействия и снабдили ее утварью из Дмитриевской церкви г. Ростова». К 1781 году при этой часовне было 77 приходских дворов, 176 мужчин и 147 женщин.

Позже, в 1784 году, вместо часовни была заложена деревянная церковь без колокольни, освященная 27 июля 1785 года [2. - С. 711-712].

В 1797 году происходит значительное событие: стан по указу Войскового Гражданского Правительства переименовывается в станицу Гниловскую. [4]

Станица занимала в низовьях реки Дон одну из наивыгоднейших в торговом и промышленном отношениях местность. Располагалась она на правой стороне реки, при отделении от нее северного рукава, носящего название Мертвый Донец, в двадцати шести верстах (по прямому направлению) от залива Азовского моря.

В первой половине XIX века среди станиц Черкасского округа Гниловская своими строениями была немного лучше других [5] , имелись дом для станичного правления из соснового леса на каменном фундаменте; два ледника; конюшня для плодовых жеребцов; хлебный магазин из барочного леса с 12-ю закромами [6. - Л] . К середине века в станице было уже 4 гостиницы, принадлежащих ростовским купцам И. Ф. Тархову (в доме Желтоножкиной) и И. Жукову, казаку И. Матвееву и хорунжему X. Суржину [7] .

Но, как писал В. Сухоруков, «здесь не было ни улиц, ни правильного расположения домов. Почти при каждом дворе был устроен рыбоспетный завод, где рыба приготовлялась «спетьем». И то большое стечение народа, которое обогащало жителей Аксайской, ныне переходит в станицу Гниловскую». [5]

В станице на 1836 год было населения собственно казачьего происхождения 1060 мужчин и 1072 женщин, а также иногородние из Полтавской губернии, Екатеринославской, Киевской, Харьковской, Черниговской. 58 из них были женаты на казачьих дочерях. [8]

Станице принадлежало 3 хутора: Хоперский с 21 двором, Мокрочалтырский с 19 дворами, Кумженский с 18 дворами. В самой же станице на 1843 год было 456 дворов, зажиточных - 65 хозяев, среднезажиточных - 152, бедных - 294. [6. - Л. 3 об., 4 об.]

К наиболее значительным событиям первой половины XIX века можно отнести строительство Преполовенской церкви, которая была сооружена в 1829 году «по усердию и на средства прихожан. Церковь была каменная, с колокольней, покрыта листовым железом, и обнесена каменной оградой. Что же касается Троицкой церкви, о которой шла речь выше, то она к середине XIX века становится ветхой и в 1855 году вновь строится на средства прихожан и на «станичную сумму» каменная, с колокольней. В церкви «один холодный престол во имя живоначальной Троицы». Прокрыта церковь листовым железом, ограда вокруг нее каменная с деревянным частоколом. Церкви также принадлежал каменный караульный дом, на содержание церковнослужителей обществом станицы было определено жалование. [6. - Д. 427, л. 435]

Жители станицы занимались хлебопашеством, скотоводством, огородничеством, но главным был рыбный промысел, которым станица издавна промышляла, снабжая этим продуктом не только всю Область войска Донского, но и отправляя рыбный товар в другие местности России (в Московскую, Калужскую, Орловскую, Черниговскую губернии) и даже за границу. [7. - Д. 1568, л. 232]

Для ловли рыбы употреблялись нанятые рабочие и «товарищества пайщиков, в которые вступать могли только казаки». В 1843 году в станице было 36 рыбных заводов, кроме того, «в меньшем виде заведений для приготовления рыбы при домах - 60» [7. - Оп. 22, д. 21, л. 5 об., 11].

Сырцом в сложности рыба стоила от 14 до 20 руб. за пуд, а белая - от 6 до 80 руб. за пуд. Из красной рыбы икры готовили до 270 пудов. [8. - Л. 5 об., 6]

Важное значение станицы Гниловской в смысле развития торговли и промышленности было предусмотрено правительством еще в 1849 году. Тогда же на основании высочайше утвержденного 14 июня того же года положения Комитета Министров было разрешено учредить в ней торговую пристань («биржу») по обоим берегам реки Дон, начиная от устья Темерника.

Лицам казачьего сословия Войска Донского по их желанию положено было отводить на бирже место с разрешения Войскового Правления для постройки магазинов и других торговых заведений со взносом в доход Гниловской станицы пяти рублей серебром [9]. Всего мест было учреждено 83: на правом берегу - 39 и на левом - 44.

24 октября 1850 года Войсковым Правлением утверждены были правила пользования этими местами [10].

Войсковое Правление подчеркивало, что в числе главнейших оснований, «по коим войсковое начальство ходатайствовало об учреждении пристани, было желание сосредоточить на этом месте торговлю и предоставить войсковым жителям возможность иметь складские магазины на своей донской земле за выгодную цену, чтобы тем самым развить торговлю между людьми недостаточными». [9]

2 марта 1868 года утверждено было положение Войскового Совета об отведении на тех же основаниях четырех мест Волжско-Донскому обществу для устройства на них пристани, вскоре возник вопрос об отведении 25 мест под железную дорогу [10. - Д. 453, л. 24].

Чуть позже Областное Правление постановлением от 20 сентября 1871 года передало торговую пристань в станице в ведение станичного общества с тем, чтобы раздача биржевых мест производилась по усмотрению общества, торговые места разрешалось отдавать в аренду иностранным гостям на правах, равных с лицами казачьего происхождения.

Надо сказать, что на торговые места поступило много заявлений от купцов иностранного происхождения: Мариолаки, Скороман и другие, принадлежали главным торговым домам Ростова и Таганрога, вели непосредственную торговлю на заграничных рынках хлебом, салом, шерстью и располагали средствами для оживления торговой и промышленной деятельности Гниловской биржи [9. - Л. 28-29].

Передача биржевых мест Гниловской пристани в полное хозяйственное распоряжение станицы основывалась на Положении 13-25 мая 1870 года о станичном управлении в казачьих войсках, которым было даровано станицам полное самоуправление во всем, что относилось к приобретениям и расходованию общественных капиталов, распоряжению землею, лесами и прочими статьями станичного хозяйства. До этого станичные общества без разрешения Войскового Правления не имели права распоряжаться станичным капиталом, отдавать свободные участки своих юртовых земель, строить новые общественные здания, мосты, паромы и пр., производить ничтожные починки.

Кстати, то обстоятельство, что товарные рыбные грузы должны были подвозиться в Ростов колесными подводами, представляло для рыбопромышленности станицы «немало затруднений, особенно в осеннюю распутицу, но, тем не менее, обороты рыбной торговли достигали весьма значительной цифры, свыше 3-х миллионов рублей в год». [7. - Д. 1568, л. 232]

В станице к 80-м годам XIX столетия были мелочные бакалейные лавки, принадлежавшие мещанину А. Клачному, ростовскому мещанину Гриценкову, мелкая лавка при доме И. В. Праваторова, мануфактура и бакалея ростовского мещанина А. А. Шикунова. [11]

С проведением же линии Курско-Харьковской-Азовской железной дороги возникла необходимость в устройстве в Гниловской товарной станции для отгрузки и отправки товаров, но, к сожалению, станция эта не была своевременно устроена.

Важнейшим событием было завершение строительства линии железной дороги от Таганрога до станции Гниловская. Газета «Донской вестник» сообщала, что 12 ноября 1869 года в 2 часа поезд первый раз пришел из Таганрога в Гниловскую. [12]

Кстати, против строительства железной дороги были священнослужители Преполовенской церкви, высказывающие опасение, что строительство дороги может отрицательно сказаться на состоянии церкви. [7. - Оп. 15, д. 102, л. 1, 2]

Один из центральных вопросов - вопрос земли.

Юрт станицы Гниловской состоял из двух чересполосных участков, один из которых был расположен с правой стороны реки Дон и Мертвого Донца и назывался Нагорным, а другой - с левой стороны реки Дон и назывался Задонским.

По качеству почвы земля юрта Гниловской на 1/4 - чернозем (около 2 000 десятин), средняя земля составляла также около 2000 десятин, скудные земли - 4000 десятин. Луга же, «лежавшие на левой стороне Мертвого Донца, освобождались от воды в средине июня» [7. - Оп. 17, д. 14, л. 6 об., 7]. Пока же луга находились под водой жители занимали дворы под грядки, сеяли редис, снимая урожай 2-3 раза.

Пахотные и степные сенокосные угодья делились на паи. Распределение паев производилось на основании «Положения» 1831 года, но которому отвод паев «...малолеткам производится со времени вступления их в отправление станичных повинностей (с 17 лет), паи в общественных довольствиях даются лично служащим и отставным урядникам и казакам до смерти их; вдовы урядников и казаков, имеющие от одного до трех малолетних детей, получают по одному паю пока дети с возрастом не достигают права сами получать их. Вдовы же бездетные пользуются только половиною пая, но, выходя в замужество, лишаются паев, какие им по состоянию вдовства присвоены были». [13]

Жители станицы сдавали свои паи в аренду или спекулянтам, а, в редких случаях живущие в лучших экономических условиях - непосредственно иногородним хлеборобам. Сдаваемые в аренду паи при станице снимали под распашку станичники, так как по приговору сдавать крестьянам было запрещено. Ежегодно к осени шла лихорадочная перетасовка. Каждый гражданин, живущий посевом, стремился сдать дальние клочки хотя бы дешево, а для посева снять поближе, не останавливаясь перед переплатой.

До 90-х годов вспахивали землю 6 и 9 лет подряд, но вследствие засорения полей и понижения урожаев землю стали распахивать не более 4 лет подряд. Кроме этого для улучшения хозяйства ничего не применялось.

Судя по статистическим отчетам на 1907 год, условия для развития скотоводства были не лучшими, так как 2/3 земли были пахотной и выгонной. Толочная земля находилась за 40 верст, при станице же такой было недостаточно. Но, несмотря на это, число скота увеличивалось, понемногу начинали заводить более нежную немецкую породу коров, но большинство коров было серых, рано прекращающих доиться.

Из этого же отчета явствует, что садоводство в станице было мало развито: в поселении станицы место высокое на припеке, в хуторах местами лучше, хороший урожай давали вишни, черешни, жерделы, сливы, при хорошем уходе - виноград. Почти при каждом дворе были садики.

Огороды были значительным подспорьем для жителей. Только четвертая часть не имела огородов. Около половины жителей, особенно многодетные казаки, успевали справляться и с посевами, и с огородами.

Близость большого города способствовала развитию огородничества, а условия сбыта были исключительно благоприятными: близость Ростова, сообщение грунтовое, пароходом и, к этому времени, по железной дороге. [14]

Здесь уместно вспомнить и о природных и погодных условиях Гниловской. Вода в колодцах станицы - соленая, на глубине 17 сажен. Родники были только в нижней части балок. [14, с. 1-6]

В Гниловской во второй половине XIX века начинают строиться и промышленные предприятия. Поскольку был развит рыбный промысел, то совершенно очевидно, что здесь были рыбоспетные заводы, и к 1875 году их насчитывалось уже восемнадцать. На каждом заводе обычно работал один мастер под названием заводчик и 8 человек иногородних рабочих. [15]

Если судить по «Ведомости о кирпичных заводах, состоящих в Черкасском округе», в станице Гниловской на 1875 год показаны два кирпичных завода, принадлежащих хорунжему Крисанфу Сидоровичу Суржину и казаку Николаю Епифанову. Заводы производили изделий: первый на 5000, второй - на 10 000 рублей. На каждом из них работал один мастер и 21 рабочий (все иногороднего происхождения). [15. - Л. 29]

Из сведений, представленных коллежским асессором, инженером, владельцем механического завода Эрастом Михайловичем Зубовым, мы узнаем, что этот завод основан во второй половине 1873 года в станице Гниловской близ самого берега правой стороны реки Дон на приобретенном заводом усадебном месте и арендуемых землях. Завод размещался в деревянных помещениях: машинном сарае, слесарне, кузнице, кладовой и нескольких сараях для складов машин, угля и прочих материалов.

В 1875 году на заводе работало всего 276 человек. Оборудован он был постоянной паровой машиной, двумя локомобилями, двумя воздуходувными паровыми насосами и другими механизмами парового и ручного действия. Материалы (чугун, железо, сталь, медь, свинец, олово) завод приобретал преимущественно в Англии. Готовые изделия отправляли заводчикам, потому что, как почти все механические заводы, завод работал лишь по заказам.

Так, в 1875-1876 годы завод исполнял заказ правления общества Козлово-Ворошиловской-Ростовской железной дороги на сумму 53400 руб., а также произвел паровых котлов и разных земледельческих снарядов на 27500 руб.

Главную цель своего существования завод, не отказываясь от котельно-механических работ, видел в устройстве железных каботажных судов для Азовского и Черного морей.

В 1880 году в станице был основан крупнейший на Дону шерстомойный завод (или как его называли, заведение) Стукен, на котором работало 825 рабочих, почти все женщины. На заводе изготавливалось мытой шерсти на 450 тыс. руб. [16]. В 1894 году Областное Правление разрешило казаку Григорию Александровичу Власову построить на юртовой земле станицы кирпичный завод [7. - Д. 1488, л. 137]. А в марте 1895 года станичное правление утвердило приговор станичного сбора об отдаче в аренду 1 дес. удобной и 755 кв. сажен неудобной земли в юрте Гниловской казаку Григорию Попову и уряднику Петру Пономареву под строительство кирпичного завода на 9 лет. [7. - Оп. 17, д. 77, л. 4-4 об.]

В книге «Полное географическое описание нашего Отечества» на 1910 год в станице значатся 5 кирпичных заводов. [16. - С. 814]

В 1896 году, 26 ноября Областное Правление утвердило приговор Гниловского станичного сбора об отдаче в арендное содержание французскому инженеру, гражданину Французской республики Рене Людвиговичу Мишо (он окончил высший технологический институт в Париже и какое-то время, живя в России, был консулом в Ростове [17] сроком на 24 года пяти биржевых мест. Они отдавались в аренду Мишо под устройство известково-цементного завода за цену 1700 руб. в год [7. - Д. 1570, л. 239-240].

Построен завод был в 1897 году, и уже в октябре 1899 года поверенный этого завода, который стал называться «Союз», азовский мещанин Яков Маркович Заславский, заключил контракт на поставку портландского цемента для постройки соборного храма в Новочеркасске в «количестве до 2000 бочек». [18]

См. также: Аваков П. Новое о Гниловской станице

См. также: Часть 2



 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Апрель 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

100 лет со дня pождения Абpама Лазаpевича ХОДАКОВА (1912– 1962), физика. Профессор Ростовского государственного университета Ходаков руководил кафедрой экспериментальной и теоретической физики (1947-1962). Один из создателей научного направления в области физики сегнетоэлектриков. «Специальный практикум по сегнетоэлектрикам» (1957) под редакцией Н. С. Новосильцева и А. Л. Ходакова долгое время был незаменимым источником для научно-исследовательских лабораторий страны.

Путями познания. С. 241-246;
Гонтмахер М. Евреи на донской земле. С. 618.


Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"