Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Донской край в целом
История города Ростова-на-Дону
Станица Гниловская

См. также: Енина И. Справка о станице Гниловской

Пётр Ашотович Аваков

НОВОЕ О ГНИЛОВСКОЙ СТАНИЦЕ

ныне город Ростов-на-Дону

История станицы Гниловской достаточно хорошо освещена в краеведческой литературе [1; 2; 3]. Однако точная дата (число, месяц) образования станицы пока ещё не была введена в научный оборот, назывался лишь год — 1797-й. Недавно в материалах фонда «Атаманская канцелярия» Государственного архива Ростовской области мы обнаружили приказ Войскового Гражданского правительства Войска Донского от 5 мая 1797 года о переименовании Гниловского стана в Гниловскую станицу [4. Л. 2 об.]. Документ представляет собой подлинник (отпуск), скреплённый большой красносургучной печатью Войска Донского с изображением герба Российской империи.

В результате этого приказа рыболовецкий Гниловской стан не просто сменил название, но и получил новый статус, так как был преобразован в стационарное казачье поселение. Таким образом, дату выхода приказа можно считать датой официального образования станицы Гниловской.

К 1797 году станица уже имела более чем полувековую предысторию. Когда именно на её территории появился рыболовецкий стан, неизвестно. Первое упоминание о нём в источниках относится к 1747 году [5. С. 196]. Но, вероятно, Гниловской стан возник ещё в конце 30-х - начале 40-х годов. XVIII века. Его возникновение следует связывать со стабилизацией положения в Подонье-Приазовье после завершения русско-турецкой войны 1735-1739 годов. По условиям заключённого в 1739 году Белградского мирного договора на приазовском участке границы между Российской и Османской империями была образована буферная нейтральная зона («бариера»), что создало благоприятные условия для рыбопромыслового освоения региона. Интенсивный рыболовный промысел донских казаков в этот период оказал существенное влияние на заселение низовьев Дона и побережья Азовского моря [6. С. 115-118]. Для ряда донских станиц рыбная ловля сыграла поистине «градообразующую» роль. Отдельные рыболовецкие ватаги оседали в наиболее удобных для рыболовства местах и со временем группировались в станы. Так, 1741 и 1742 годами датируются первые упоминания о рыболовецких станах в урочище Полуденки и при устье реки Аксай [7. С. 40-41; 5. С. 188; 8. С. 69].

Гниловской стан обосновался на правом берегу Дона, близ его разделения на главное русло и Мёртвый Донец. Урочище это называлось Гнилой тоней. Географические карты низовьев Дона начала 60-х годов XVIII века свидетельствуют, что «строение называемое Гнилая Тоня» занимало узкую, но довольно длинную береговую полосу [9;10]. Недалеко от западной окраины стана, на правом берегу Мёртвого Донца, в 1738-1748 годах. находилась Донецкая (Усть-Донецкая) крепость — небольшой земляной редут. Возможно, стан возник под его защитой ещё до окончания русско-турецкой войны 1735-1739 годов. Стимулом для основания Гниловского стана вполне могла послужить грамота императрицы Анны Иоанновны от 5 марта 1738 года о закреплении рыбных ловель «в реках Дону и на Мёртвом Донце, и на гирлах, и в самом море» в исключительное пользование донских казаков [11. — Т.2. Ч. I. № 199. С. 190]. До начала войны с Турцией самые нижние казачьи рыбные ловли располагались «на порубежной реке Темерник».

Первоначально, в связи с постоянной угрозой нападения турок и татар, нижнедонские рыболовецкие станы носили временный характер. Так, по приказу войскового атамана Данилы Ефремова от 7 ноября 1746 года, живущие «на хуторах и на низу на рыбных заводах» казаки и базовые татары, для предосторожности от набегов кубанских татар должны были переселиться в Черкасск [12. Л. 81-81 об.]. Кроме того, время существования многих станов ограничивалось периодом путины. Но при благоприятных условиях некоторые станы из временных превращались в постоянные. Это позволяло их жителям заниматься рыболовством круглый год, не отрываясь от семьи, и облегчало набор работников из числа пришлых людей, скапливавших в этих местах. Так произошло и со станом на Гнилой тоне. Помимо рыболовства, на станах производилась продажа и переработка рыбы, которую солили и коптили на расположенных там же «рыбоспетных заводах».

Основателями Гниловского стана следует считать казаков из столицы Войска Донского — Черкасска. Составленная в 1759 году войсковым старшиной Афанасием Волошиновым и есаулом Никитою Мешковым опись «от Усть Оксая до Каланчей казачьим неводам и приволкам» свидетельствует, что тогда на Гнилой тоне имелось 27 неводов, каждый из которых принадлежал отдельному лицу и являлся самостоятельной хозяйственной единицей. Из них 25 неводов принадлежало старшинам и казакам разных станиц Черкасска, один невод — казаку Бессергеневской станицы, и ещё один — посадскому (вероятно, проживавшему в крепости Святой Анны). Среди владельцев неводов встречаются такие известные личности, как бригадир (впоследствии генерал-майор) Фёдор и полковник Андрей Краснощёковы — сыновья знаменитого донского героя бригадира И. М. Краснощёкова, а также казаки Прибылянской станицы Иван и Демьян Платовы — отец и дядя легендарного войскового атамана графа М. И. Платова. Каждым из этих 27 неводов управлял один или два, реже — три наёмных неводчика, возглавлявших рыболовецкие ватаги. Судя по именам и прозвищам, большинство гниловских неводчиков были украинцами [12. Л. 78-79]. Этой же национальности были и рядовые члены рыбацких ватаг – наёмные рабочие, тянувшие невод.

Украинские крестьяне, в большом количестве переселявшиеся в то время на Нижний Дон, изначально составляли подавляющую часть населения Гниловского стана. Поэтому в официальных документах тех лет его часто называли «Гниловской малороссийский стан» [11. — Т. 3. № 37. С. 71; № 66. C. 123]. Перепись донских украинцев 1763 года зафиксировала, что тогда в Гниловском стане их проживало 464 человека [13. Л. 118 об.]. Переселившиеся на Дон украинцы получили название приписных малороссиян (их приписали к населенным пунктам или к конкретным старшинам и казакам). Помимо этого в стане жило немало украинцев, приписанных к крепости Святого Дмитрия Ростовского. Их количество неизвестно, но всего к крепости в 1763 году был приписан 551 украинец. К 1768 году их численность возросла более чем в 5 раз и составила 2964 человека. Все приписные малороссияне были обложены семигривенной подушной податью [11. — Т. 3. № 37. C. 71; № 65 C. 146-147; № 66 C. 122-124;14. — С. 12]. Таким образом, украинские переселенцы получили легальный статус, что дало им возможность «не токмо работой кормиться и добывать довольные себе деньги по авантажной цене, получаемой от дорогой здесь наимки, но и в собственных упражнятся промыслах, содержанием рыбных заводов и ловлей исполу… с хозяевами рыбы, кто сам не в состоянии иногда иметь завод», как доносил в Военную коллегию обер-комендант крепости Св. Дмитрия Ростовского генерал-майор И. А. Потапов в 1766 году [6. — С. 120-121].

В 1759 году Гниловской стан являлся крупнейшим, и объём производимого там промышленного лова рыбы был на 1-6 порядков больше, чем в других станах. Для сравнения: в Усть-Аксайском стане в том же году имелось шесть неводов и одна приволока, в Роговском – 13 неводов, на Каланчинской протоке — 4 приволоки [12. — Л. 79, 80-80 об.]. Богатые рыбные уловы в Гниловском стане были обусловлены его чрезвычайно выгодным местоположением. Именно здесь, в изголовье донской дельты, сливалась во время путины в один поток рыба, идущая из моря через гирла вверх по рекам Дону, Донцу, Хопру и Медведице. Отставной войсковой атаман А. К. Денисов на рубеже 20-30-х годов XIX века отмечал в своих записках, что казаки Гниловской и других станиц, расположенных ниже Старочеркасской, «так сетями запирали Дон, что весною… едва рыба проходила в малом количестве за 200 верст от моря; в другое же время она из моря вовсе не выходит» [15. — С. 191]. Побывавший на Нижнем Дону в 1773 году академик И. А. Гильденштедт наблюдал рыбную ловлю в районе Гниловского стана и описал её в своём дневнике. Поперёк Дона протягивались неводы, длина которых достигала 30 саженей (63,90 м.), а ширина — 4-х (8,52 м). «Этими сетями, — писал академик, — вытаскивают рыбы обыкновенно до двух тысяч штук, а именно: карпов, судаков, окуней, секретов (род судака), чебаков, щук, чехоней и разной другой мелкой чешуйчатой рыбы». Белуга и осётр попадались редко. Каждый владелец вытаскивал невод по три раза в сутки [16. С. 191-192].

С годами стан рос и приобретал черты постоянного поселения. В 1765 году там даже была построена часовня во имя Святой Троицы [1. — С. 711]. По статистическим данным А. И. Ригельмана, в 1768 году . в Гниловском стане имелся 161 двор, из которых 104 принадлежало украинцам, 42 — казакам, 4 — купцам, 3 — священникам, и один — старшине. Кроме того, в стане было 10 хозяйственных погребов, 66 «сараев для поклажи рыбы», 3 кузницы, 2 бани и 1 кабак [14. — С. 16-17]. Принадлежавшие украинским жителям строения отличались недолговечностью. Они были «слабы от недостатка лесов, вместо которых… употребляется камыш на крыши и огорожу и на всякие пристрои к содержанию скота…» [11. — Т.III. № 65. С. 124]. К тому времени Гниловской стан уже не являлся крупнейшим. Его обогнал в развитии Усть-Аксайский, где в том же году насчитывалось 247 дворов, 28 лавок, 33 погреба, 15 кузниц и т. п. [14. — С. 15-16].

В 1786 году Гниловской стан привлёк внимание властей Войска Донского в качестве одного из возможных мест для перенесения Черкасска, сильно пострадавшего от весеннего половодья (так называемая «Краснощёковская вода»). Город так сильно затопило, что войсковому атаману А. И. Иловайскому и Войсковому Гражданскому правительству пришлось эвакуироваться за реку Аксай. Подробности этих событий освещаются в записках есаула С. Г. Капацынова: «Генерал поручик войсковой атаман и кавалер Алексей Иванович изволил в ту воду и правительство выехать за Оксай под вербы… И мы, 5-ю станицами (Черкасска — П. А.), мая 21 дня ездили к помянутому генералу на поклон с хлебами, на викториальный день — Константина и Елены, и разговор был о переходе города за Оксай, на усть Донца или где разсудитца…» [17. — № 4. С. 36].

После подавления русскими войсками польского восстания под предводительством Т. Костюшко в национальном составе населения Гниловского стана на время появился иностранный элемент. В конце ноября 1794 году из Киева в крепость Св. Димитрия Ростовского под конвоем прибыло 786 пленных поляков, определённых на службу в войска, стоящие на Кавказской линии. Поскольку в самой крепости их было негде поставить на квартиры, им отвели место поблизости. «Полской нации арестантов» вместе с конвоирами разделили на две части, одну из которых разместили в Гниловском стане, а другую — в Александровской станице. Но поляки пробыли здесь меньше месяца и вскоре продолжили свой путь на Кавказ [19. — Л. 90, 95 об., 96 об.; 20. — Л. 170 об., 175 об.; 21. — Л. 157 об.; 22. — Л.77 об., 79 об., 81 об., 86].

В конце XVIII века власти Войска Донского, в связи с ростом постоянного населения рыболовецких станов и усилением их экономической роли стали преобразовывать наиболее крупные из них в станицы. В 1797 году по решению Войскового Гражданского правительства один за другим в станицы были преобразованы Усть-Аксайский, Заплавский, и Гниловской станы [18. — Л. 156-156 об.]. К тому времени в Гниловском стане проживало 78 служилых и 62 отставных казака, а также большое количество приписных малороссиян (в том числе крепостных) [4. — Л. 2-2 об.].

Остается ответить на один вопрос: в правление какого войскового атамана Гниловской стан стал станицей?

Находившийся в Москве на коронации императора Павла I генерал-аншеф А. И. Иловайский умер 2 мая 1797 года. 5 июня в Черкасске был получен высочайший указ о пожаловании в войсковые атаманы генерал-майора Василия Петровича Орлова, который также находился в Москве. Новый атаман торжественно въехал в Черкасск 14 июня. В период между отъездом Иловайского в Москву и прибытием оттуда Орлова на посту войскового наказного атамана (т.е. исполняющего обязанности войскового атамана), судя по всему, находился непременный судья и признанный лидер Войскового Гражданского правительства генерал-майор Дмитрий Мартынович Мартынов, влиятельнейший донской олигарх. Именно он руководил встречей Орлова на черкасской пристани и вручил ему атаманскую насеку [17. — № 5. С. 31; 23. — С. 29-30]. Под руководством Мартынова Войсковое Гражданское правительство и издало 5 мая приказ о преобразовании Гниловского стана в Гниловскую станицу.

ПРИЛОЖЕНИЕ

1797 г., мая 5. Приказ Войскового Гражданского правительства Войска Донского о преобразовании Гниловского стана в Гниловскую станицу [4. — Л. 2 с об.].

Приказ

Войска Донскаго из Войскового Гражданского правительства, всех здешних городских станиц станищным атаманам и казакам.

В сём правительстве, по рапорту Гниловского стана, которым представил: прошлого де 1796-го года по войсковому определению жительствующих в стану их всех городских станиц служилые и отставные казаки и малолетки к ним причислены, а потому селение их людми и домами умножилось, и именно: состоит таперь отставных казаков шездесят два, и служилых семдесят восемь, а равно и приписных за владельцами и за станом из малороссиян доволно, чего ради просил к возстановлению лутшаго у них порядка, стан их переименовать станицею; определено: по означенному оного Гниловского стана прошению, в разсуждении достаточного числа там жителей, как по справке выше означенное число состоит, и твёрдому их основанию, на употребление в подлежащия им наряды, переименовать и впредь называть Гниловской станицею, о чём той станице и предложить приказом, и публиковать о том по всему ведомству Войска Донскаго, а о сём же вам к сведению сим и публикуется маия 5-го дня 1797-го года.

У сего приказу Войска Донскаго печать.

(На л. 2 слева на поле надпись: «№ 3512». Далее, на л. 3, — отметки о получении приказа в 9 станицах Черкасска.)

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА

  1. [Сулин И. М.] Краткое описание станиц Области войска Донского // Донские епархиальные ведомости. 1885. № 5.
  2. Балуев П. С. Исторические и статистические описания станиц и городов, посещаемых г[осподином] военным министром при объезде его превосходительством Области войска Донского в 1900 году. Новочеркасск, 1900.
  3. Енина И. Справка о станице Гниловской // Донской временник. Год 2002-й.
  4. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 94.
  5. Сулин И. Материалы к истории заселения Черкасского округа // Сборник Областного войска Донского статистического комитета. 1908 Вып. 8.
  6. Тоценко Л. Т. География рыбопромыслового освоения Азовского бассейна в XVII-первой половине XIX вв. // Историческая география Дона и Северного Кавказа. Ростов н/Д., 1992.
  7. Краснянский М. Б. К вопросу об истории города Ростова на Дону (Материалы по истории города в первую эпоху его существования) // Записки Северо-Кавказского краевого общества археологии, истории и этнографии. Ростов н/Д, 1928. Кн. I (Т. 3). Вып. 3-4.
  8. Аваков П. А. О времени возникновения города Аксая // Рубикон. Сб. научных работ молодых учёных. Вып. 35. Ростов н/Д, 2005.
  9. РГВИА. Ф. 349. Оп. 12. Д. 4929. Карта лежащим местам околь крепости Святаго Димитрия Растовскаго учинённая для показания в каких местах имеются покосы значит под литерами.
  10. РГВИА. Ф. ВУА. Д. 21307. Карта лежащим местам окол крепости Светаго Димитрия Растовскаго по малому мачтапу сочинённая 768 года.
  11. Акты, относящиеся к истории Войска Донского, собранные генерал-майором А. А. Лишиным. T. 2. Ч. I; Т. 3. Новочеркасск, 1894.
  12. ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 50.
  13. ГАРО. Ф. 55. Оп. 1. Д. 1490.
  14. Ригельман А. И. Ростов на Дону 150 лет назад. Ростов н/Д, 1918.
  15. Денисов А. К. Записки донского атамана. СПб., 2000.
  16. Дневник путешествия в южную Россию академика С.-Петербургской Академии наук Гильденштедта в 1773-1774 г. // Записки Императорского Одесского общества истории и древностей. 1879. Т. 11.
  17. Извлечение из записок есаула г. Черкасска Степана Григорьевича Капацинова // Дон. 1887. № 4, 5.
  18. ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 185.
  19. ГАРО. Ф. 518. Оп. 1. Д. 67.
  20. ГАРО. Ф. 518. Оп. 1. Д. 68.
  21. ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 174.
  22. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 91.
  23. О посещениях Черкасска замечательными особами (Из дневника священника В. Рубашкина) // Дон. 1887. № 7-8.

См. также: Енина И. Справка о станице Гниловской



 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Апрель 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

100 лет со дня pождения Абpама Лазаpевича ХОДАКОВА (1912– 1962), физика. Профессор Ростовского государственного университета Ходаков руководил кафедрой экспериментальной и теоретической физики (1947-1962). Один из создателей научного направления в области физики сегнетоэлектриков. «Специальный практикум по сегнетоэлектрикам» (1957) под редакцией Н. С. Новосильцева и А. Л. Ходакова долгое время был незаменимым источником для научно-исследовательских лабораторий страны.

Путями познания. С. 241-246;
Гонтмахер М. Евреи на донской земле. С. 618.


Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"