Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Донской край в целом / Усть-Донецкий район

Анатолий Викторович Шатохин

Пути-дороги Надежды Дуровой

К 200-летию Отечественной войны 1812 года

фотография Надежды Дуровой

В июле 1836 года во втором номере журнала «Современник» были напечатаны «Записки Н. А. Дуровой» с предисловием Пушкина, а в ноябре того же года вышла в свет первая книга Дуровой «Кавалерист-девица. Происшествие в России», где автор рассказывает, как в день своего семнадцатилетия (17 сентября 1806 года) [1] она сбежала из дома и, представившись Александром Васильевичем, сыном дворянина, пристала к казачьему полку, который возвращался со службы из Вятской губернии на Дон.

«Кавалерист-девица» – художественное произведение. Как девушка оказалась в Раздорской, как сложилась её дальнейшая судьба, что в книге вымысел, а что правда?

Автобиография Надежды Дуровой подробно изложена в работах Н. Н. Блинова и А. И. Бегуновой [2].

Надежда Андреевна родилась в 1783 году от брака офицера пехотного полка Андрея Васильевича Дурова (полтора года служил в конном Полтавском полку, вышел в отставку) с дочерью малороссийского помещика Александровича (вышла замуж против воли родителей).

В 1789 году отец поступил на службу городничим в городе Сарапул Вятской губернии.

Восемнадцати лет Дурову выдали замуж за чиновника 14-го класса, дворянского заседателя нижнего земского суда, двадцатипятилетнего Василия Степановича Чернова. Венчание состоялось 25 октября 1801 года в Вознесенском соборе Сарапула. В книге о регистрации брака есть запись от № 44: «Сарапульского земского суда дворянский заседатель 14-го класса Василий Степанович Чернов, 25 лет, понял сарапульского городничего секунд-майора Андрея Дурова дочь девицу Надежду, 18 лет» [3]. В январе 1803 года в семье Черновых родился Иоанн (Иван), крестили его 7 января 1803 года в Воскресенском соборе.

В 1804 году Василий Чернов получил назначение в город Ирбит. Из-за семейных ссор, рукоприкладства мужа и других, неизвестных нам, причин Надежда Дурова в середине февраля 1806 года, когда муж был в командировке, забрала трёхлетнего сына и уехала обратно к отцу, где жила на первом этаже садового дома, отдельно от семьи отца.

К моменту возвращения в Сарапул Надежды Дуровой в городе продолжал нести службу расквартированный здесь с 1802 года Донской казачий майора Балабина 2-го полк [4], который в середине сентября 1806 года после окончания несения службы в Вятской губернии выступил на Дон.

Тут начинается самое интересное.

Вместе с казачьим полком, переодевшись в мундир донского казака, Надежда Дурова покинула дом отца, представившись командиру полка дворянским сыном семнадцати лет Александром Васильевичем Соколовым. Что двигало Надеждой Дуровой в тот момент – желание служить на военном поприще, любовь к мужчине, поиск приключений?

Ответить на этот вопрос пытались многие. Есть несколько версий. Вот две самые распространённые, изложенные Блиновым.

Одна из них опубликована в 1887 году: «...близко познакомилась с казачьим полковником. Когда он с отрядом вышел к своему полку, где у него была жена, Надежда Андреевна скрылась из Сарапула и, переодевшись в солдатское платье, поступила к нему денщиком-конюхом» [5].

Годом позже Блинов внёс уточнения; вместо полковника фигурировал некий есаул: «...сблизилась с казачьим есаулом... Когда казачий отряд выступил в 1806 году, Надежда Андреевна, оставив платье на берегу реки, в военной одежде отправилась вслед за есаулом под видом его денщика...» [6].

Понятно, что причиной этого побега мог быть кто-то из офицеров полка.

Начнём со второй версии.

Надежда Андреевна «сошлась с ним, отчего, очевидно, и произошли те семейные несогласия, после которых она, переодевшись в казачий мундир, бежала из дома со своим возлюбленным». Намерения у них были серьёзные, но родственники казака не одобрили его выбор, потому ей и пришлось уйти в армию.

Согласно формулярным спискам офицеров и урядников Донского казачьего майора Балабина 2-го полка за 1803-1806 годы, есаулов в этом полку, состоявшем из пяти сотен, было два: Гаврила Ефремович Кичатов, из казачьих детей Войска Донского, 38-ми лет от роду, женатый, имеющий четырёх детей, и Илья Михайлович Трофименко, из штаб-офицерских детей Войска Донского, тоже 38-ми лет, женатый, имеющий сына [7].

Ни один, ни другой не подходит под описание Блинова, опубликованное в «Историческом вестнике».

В первой версии фигурирует полковник. Согласно легенде, Дурова «близко познакомилась с ним», хотя он и был женат. Когда полк уходил из Сарапула, то она, «переодевшись в солдатское платье, поступила к нему денщиком-конюхом и под этой личиной жила потом в его доме на Дону» [5]. Так как полковника в полку не было, а самым старшим по званию был майор С. Ф. Балабин, то, получается, Дурова ушла из дома вслед за ним.

Какие же отношения в действительности связывали командира полка и дочь городничего? Почему Балабин, казак станицы Раздорской, взял её с собой на Дон и поселил в своём доме? Почему помог «дойти до места, где стояли регулярные полки» и даже пытался по дороге устроить на службу в Брянский мушкетёрский полк генерала Лидерса? Наконец, почему Надежда Андреевна в книге назвала не имя благодетеля, а лишь вскользь, рассказывая о его сыне, – «повеса Б.» [8]?

Остановлюсь на семье Балабина. Вот как Дурова описывает его жену, дочь священника Домнику (Доминику, Домну) Васильевну: «Это была женщина средних лет, прекрасная собою, высокого роста, полная, с чёрными глазами, бровями и волосами и смугловатым цветом лица, общим всему казачьему племени; свежие губы её приятно улыбались всякий раз, когда она говорила» [9].

Сам Балабин владел крепостными: двое жили в его доме в Раздорской и пятьдесят восемь душ «мужска пола» – в деревне в Малороссии. У Балабиных были дети Филипп (1785), Фёдор (1797), Катерина (1799) и Василий (1800).

Филипп Балабин [10] с отцом находился на службе в Вятской губернии. Знакомство Филиппа с Надеждой Дуровой (как и его отца) продолжалось с 1802 года до весны 1807-го.

Год рождения - возраст в 1802 г. - возраст в 1806 г.:
Дурова Н. А. - 17 сентября 1783 г. - 19 - 23
Балабин С. Ф. - 1759 г. - 43 - 47
Балабин Ф. С. - ок. 1785 г. - 17 - 21

За время, проведённое в Сарапуле, майор Балабин, конечно, бывал у Дурова. И вероятнее всего, сын тоже знал тайну превращения Надежды Андреевны Черновой в Александра Васильевича Соколова. Она же вполне добродушно относилась к его проделкам и в книге назвала Балабина-младшего шалуном. Похоже, они немало времени проводили в походах вместе.

Небольшое отступление.

Незадолго до того как Дурова стала «кавалерист-девицей», прославилась донская казачка Прасковья Куркина. По преданиям, зафиксированным в дореволюционных источниках, она была молодой симпатичной вдовой из станицы Нагавской и вела не очень строгий образ жизни. Однажды, учинив пожар, скрылась из станицы, переодевшись в мужскую одежду, взяла лошадь и оружие (вероятно, принадлежавшее супругу) и отправилась на польскую войну (1792 г.). Выдав себя за «казака Куркина», вступила в казачью сотню С. Ф. Балабина (!) ординарцем. Участвовала в боях, была ранена, за неоднократные отличия получила урядника. Сомнительно, что казаки её не раскусили: при первом же купании коней правда должна была открыться. Скорее всего, знали, да помалкивали. Воевала Прасковья храбро, её произвели в хорунжие, потом и в сотники. После войны в 1794 году она вернулась в станицу. О прежних прегрешений не вспоминали, Дон признал Куркину героиней.

Балабин и Прасковья Куркина, Балабин и Надежда Дурова – случайность ли всё это?

Итак, в середине октября 1806 года полк прибыл на Дон и после трёхдневного смотра был распущен по домам, а «дворянский сын Александр Соколов» отбыл вместе с командиром полка в его родную Раздорскую, где провёл около двух с половиной месяцев под присмотром Домны Васильевны Балабиной. Сам Балабин отбыл в Черкасск и вернулся только после назначения его командиром Атаманского полка, за несколько дней до выхода в новый поход – примерно в конце декабря 1806 – начале января 1807 года. Вместе с Атаманским полком в поход отправился Филипп Балабин и Надежда Дурова.

Полк прибыл в Гродно в конце января 1807 года и, пробыв в городе два дня, ушёл в Восточную Пруссию, где уже в первых числах февраля принял участие в действительных сражениях.

Но в течение тех двух дней Дурова, по её же воспоминаниям, провела в забавах с Филиппом Балабиным. У неё описан эпизод в городе Любаре Гродненской губернии: они в гостях у двух монахов иезуитского монастыря. Святые отцы отличались невероятной толщиной. «Молодой казак давил себе нос и зажимал рот, чтобы не захохотать над странным видом двух своих чудовищ в рясах и вместе моим» [11].

Проводив полк, Дурова осталась в Гродно, где прожила около месяца. 9 марта она завербовалась в Коннопольский (Польский конный) полк рядовым дворянского звания – «товарищем». Формулярный список гласит: «Товарищ Александр Васильев сын Соколов» – 17-ти лет, ростом «двух аршин пяти вершков» (примерно 165 см.), «лицом смугл, рябоват, волосы русые, глаза карие», из Пермского уезда Пермской губернии, «крестьян не имеет, доказательство о дворянстве не представил», «по-российски читать и писать умеет», под судом и «в штрафах» не бывал, «холост», значится «в комплекте при полку» [12].

А дальше у «Андрея Соколова» была не менее интересная и насыщенная жизнь, о чём подробно рассказала в своих изысканиях Алла Бегунова [13].

Я же остановлюсь на хронологии главных событий:

1807 год.

9 марта Дурова под именем Александра Васильевича Соколова завербовалась в Польский конный полк рядовым дворянского звания – «товарищем».

24 мая в составе лейб-эскадрона Польского конного полка участвовала в сражении с французами под Гаутштадтом.

2 июня – сражение под Фридландом, где Польский конный полк понёс большие потери. В сентябре или октябре Дурову произвели в унтер-офицеры.

28 сентября младший брат сарапульского городничего Н. В. Дуров, проживавший в Санкт-Петербурге, подал прошение императору Александру I с сообщением: в войсках его величества под именем Александра Соколова служит женщина – Надежда Дурова, по мужу Чернова, и с просьбой вернуть домой «эту несчастную».

13 ноября генерал от инфантерии граф Ф. Ф. Буксгевден отправил Дурову в Санкт-Петербург в сопровождении флигель-адъютанта царя А. П. Засса.

Во второй половине декабря Дурова дважды встречалась с императором. Он разрешил ей служить в армии, дал имя Александра Андреевича Александрова, произвёл в первый офицерский чин корнета, определил на службу в лёгкую кавалерию и наградил знаком отличия Военного ордена (Солдатский Георгий) за № 5723.

1808 год.

В феврале Дурова под именем Александра Андреевича Александрова прибыла на службу в Мариупольский гусарский полк, входивший в состав 9-й дивизии и расквартированный на Волыни.

1810 год.

В мае – июле Дурова откомандирована в Киев, выполняла обязанности ординарца при киевском генерал-губернаторе М. А. Милорадовиче.

1811 год.

1 апреля Дурова, согласно поданному прошению, переведена из Мариупольского полка в Литовский уланский полк на должность командира взвода в эскадроне полковника Скорульского.

1812 год.

5 июня состоялся высочайший приказ о производстве корнета Литовского уланского полка А. А. Александрова в поручики.

21 июня Дурова участвовала в сражении с французами под местечком Мир. 2, 16 и 17 июля – в боях под Романовом и деревней Дашковкой.

4 и 5 августа участвовала в сражении под Смоленском (за отличие в нём была представлена к монаршему благоволению), 15, 20 и 23-го – в боях при деревне Лужки, под городом Гжацкая Пристань и под Колоцким монастырем.

24 августа в сражении при Шевардине контужена и ранена картечной пулей в левую ногу.

26 августа участвовала в генеральном сражении при Бородине.

16 сентября старший адъютант главнокомандующего майор Скобелев выдал поручику Литовского уланского полка А. А. Александрову 150 рублей для поездки по делам службы до Сарапула и обратно.

1813 год.

12 мая Дурова вместе с младшим братом Василием выехала из Сарапула в армию.

В июне – июле начальником конного депо (150 голов), где строевых лошадей лечили после кампании 1812 года.

С 10 августа по 20 октября вместе с резервным эскадроном Литовского уланского полка участвовала в блокаде крепости Модлин (Польша).

1814 год.

С января по май участвовала в блокаде крепости Гамбург (Германия). Осенью литовские уланы вернулись в Россию.

1815 год. В мае полк двинулся в поход к Ковно, ожидая приказа перейти российскую границу и принять участие в сражениях с войсками Наполеона, вернувшегося во Францию.

1816 год.

9 марта Дурова, согласно поданному прошению, уволена в отставку «с чином штабс-ротмистра и мундиром» (то есть с правом ношения мундира).

13 декабря подала прошение о принятии её на военную службу вновь; разрешения не последовало.

1817-1820 годы.

Жила в Санкт-Петербурге, где в Императорском военно-сиротском доме находился её сын Иван Васильевич Чернов. Следы Чернова, как и его отца, теряются. Сохранилась часть документов Императорского военно-сиротского дома, в них мальчик фигурирует как «Чернов IV» (Черновых было много). Учился хорошо.

1821 год.

Вместе с младшей сестрой Евгенией, бывшей пансионеркой Екатерининского института благородных девиц с 1809 года, вернулась в Сарапул.

1824 год.

25 января, согласно прошению Дуровой, ей назначили пенсию (тысяча рублей в год).

1831 год.

Переехала с братом Василием в Елабугу, куда он получил назначение.

1836 год.

В конце мая приехала в Санкт-Петербург, встречалась с Пушкиным, который хотел стать издателем её книги. С собой привезла целый чемодан рукописей.

В июле вышел второй номер «Современника» с «Записками Н. А. Дуровой».

В ноябре вышла первая книга Дуровой «Кавалерист-девица. Происшествие в России» (издатель Иван Бутовский).

1837 год.

В журнале «Библиотека для чтения» опубликованы повести Дуровой «Граф Маврицкий» (Т. 27. Кн. 4. С. 169-192) и «Елена, Т-ская красавица (Игра судьбы, или Противозаконная любовь )» (Т. 33. С. 159-239).

1838 год.

Вышла новая повесть «Год жизни в Петербурге, или Невыгоды третьего посещения» (типография А. Воейкова и К°).

1839 год.

В Москве в типографии Н. Степанова вышла книга «Записки. Добавление к Девице-кавалеристу». В Санкт-Петербурге – роман «Гудишки» в четырёх частях. В сборнике «Сто русских литераторов» (издатель А. Ф. Смирдин) – повесть «Серный ключ». В журнале «Отечественные записки» – повесть «Павильон».

1840 год.

Опубликованы «Два слова из житейского словаря» («Отечественные записки»), рассказ «Оборотень» (сборник «Пантеон русского и всех европейских театров»), повести «Клад», «Угол», «Ярчук – собака-духовидец».

1841 год.

В январе – феврале вернулась в Елабугу, где на часть вырученных от продажи своих книг денег (6000 рублей) приобрела дом на Московской, где и прожила до конца жизни. Ходила в мужском костюме, письма подписывала фамилией Александров, сердилась, когда обращались к ней как к женщине, отличалась странностями, необыкновенно любила собак и кошек.

1866 год.

21 марта (2 августа) в возрасте 82 лет «кавалерист-девица» скончалась.

Вопреки завещанию Дуровой похоронить себя под именем Александрова протоиерей К. Спасский, старый друг кавалерист-девицы, не решился на это. В метрической книге Николаевской церкви – запись: «21-го марта 1866 года умерла, а 24-го марта погребена, штаб-ротмистр, по выданному билету на отставку из военной службы от 24-го апреля 1817 года № 2362, дворянка по рождению и крещению Надежда Андреевна Дурова» [14].

Похоронили Дурову на кладбище при Троицкой церкви с воинскими почестями. Траурную церемонию организовали за казённый счёт.

«Приказ по 8 резервному пехотному батальону от 23 марта 1866 года, № 82. Завтрашнего числа по случаю предания земле тела умершего отставного штабс-ротмистра Литовского уланского полка А. Александрова, назначается сборная команда по 10 человек из роты и 2 унтер-офицера; с ружьями и в амуниции, под командой капитана Панкратьева; кроме того, по 2 унтер-офицера из рот для несения гроба. Для несения же ордена Георгия назначается поручик Казанский. Вынос из квартиры будет в 9 часов утра, а также быть хору музыкантов. Командир батальона подполковник Семенов» [15].

В последний путь Дурову провожали строевые чины местного кадрового батальона, знак отличия военного ордена нёс офицер, над могилой дали троекратный салют из ружей.

Первый памятник ей был скромным: каменная плита с надписью: «Здесь покоится прах рабы Божьей Надежды Андреевны Дуровой – Александров. Сконч. 21 марта 1866 года, 78 лет от роду». В 1890 году житель Елабуги мещанин Фадихин, знавший Дурову в молодости, поднял эту плиту, провалившуюся в землю и занесённую песком, покрасил и подновил надпись.

В начале XX века солдаты и офицеры Литовского полка, узнав о неприглядном положении могилы Дуровой, собрали по подписке более 300 рублей; из полковых сумм выделили ещё 200. В Нижнем Новгороде заказали памятник из тверского тёмно-зелёного гранита, изготовили железную решётку, украшенную венками из искусственных цветов. На медной доске с лицевой стороны памятника – рисунок полкового знака и надпись:

«Надежда Андреевна ДУРОВА, по велению императора Александра – корнет АЛЕКСАНДРОВ кавалер военного ордена. Движимая любовью к родине, поступила в ряды Литовского уланского полка, спасла офицера, награждена Георгиевским крестом. Прослужив 10 лет в полку, произведена в поручики и удостоена чина штаб-ротмистра. Родилась в 1783 году, скончалась 1866 году. Мир праху её! Вечная память в назидание потомству её доблестной душе!»

11 октября 1901 года на могиле Дуровой состоялось торжественное открытие памятника, которому предшествовал троекратный ружейный залп.

В 1917 году революционные солдаты и рабочие, бесчинствовавшие в городе, добрались и до кладбища Троицкой церкви. Памятник разломали; медная доска при сборе цветных металлов, нужных для промышленности, попала в переплавку. Место захоронения героини было с трудом найдено в начале 1990-х годов.

В Елабуге есть музей-усадьба Надежды Дуровой. В 1962 году в городском парке установили бюст Дуровой (скульптор Г. А. Зяблицев), в 1993 году памятник (скульптор Ф. Ф. Лях).

И последнее: как выглядела Дурова?

В 1837–1840 годах Надежду Андреевну видели две её современницы.

В Москве «кавалерист-девицу» принимала в своём салоне Татьяна Петровна Пассек, урождённая Кучина (1810-1889). «… Временами посещала нас девица кавалерист Дурова. Она была уже в пожилых летах, роста среднего, худощавая, с женским добродушным кругловатым лицом, одевалась в сюртук с солдатским «Георгием» в петлице...» [16].

Авдотья Яковлевна Панаева (1819-1893) описала Надежду Андреевну подробнее: «Не могу сказать, как отец познакомился с девицей-кавалеристом Александровой (Дуровой). Она приехала к нему и пожелала видеть всех его детей. Мать привела её в нашу комнату. Я знала, что она была на войне и ранена. Александрова уже была пожилая... Она была среднего роста, худая, лицо земляного цвета, кожа рябоватая и в морщинах; форма лица длинная, черты некрасивые; она щурила глаза, и без того небольшие. Костюм её был оригинальный: на её плоской фигуре надет был чёрный суконный казакин со стоячим воротником... Волосы были коротко острижены и причёсаны, как у мужчин. Манеры у неё были мужские; она села на диван, положив одну ногу на другую, упёрла руку в колено, а в другой держала длинный чубук и покуривала...» [17].

Не существует ни одного достоверного портрета Надежды Дуровой. Всем известный, где она представлена в гусарском мундире (из первого издания её книги в 1836 году), – в большой степени плод фантазии неизвестного художника. Вероятно Дурову (ей в это время было около 53 лет) художник видел, но получил задание изобразить на иллюстрации юного гусара, поэтому Надежда Андреевна у него одета в гусарский мундир эпохи Николая I, который многими своими деталями отличался от форменной одежды обер-офицеров гусарских полков в 1808-1811 годы. В чертах её лица есть особенности, переданные потом художниками, уже рисовавшими Дурову с натуры: высокие дугообразные брови, небольшой прямой нос, губы «бантиком», круглый подбородок.

Именно такой изобразил её на акварельном портрете Карл Брюллов, которому она позировала (между 1836 и 1838 годом.). Портрет хранится в музее Пушкина в Санкт-Петербурге. Дурова одета в тёмно-коричневый фрак с большим отложным воротником, тёмный двубортный жилет, чёрный шёлковый шейный платок. У неё узкие покатые плечи, высокая шея, овальное лицо, карие глаза. Брови, нос, губы, подбородок – всё, как на «гусарском» портрете.

Широко известен ещё один портрет, датируемый 1837 годом и приписываемый В. И. Гау, сделанный по заказу книгоиздателя А. Смирдина для серии книг «Сто русских литераторов».

В 1839 году в Санкт-Петербурге вышел в свет первый том с повестью Дуровой «Серный ключ». На портрете в этой книге автор одета в чёрный казакин на крючках, с небольшим стоячим воротником, на шее – плотно навёрнутый чёрный галстук. Лицо овальное, брови высокие, нос прямой, губы «бантиком», подбородок – круглый. Впоследствии этот портрет будет растиражирован в различных изданиях.

В 1863 году в Елабуге открылось фотоателье, где Надежда Андреевна и сфотографировалась. Фотографию воспроизвёл журнал «Русская старина» в 1890 году, оригинал хранился в полковом музее 5-го уланского Литовского полка и пропал после 1917 года. Это – последний прижизненный и самый достоверный портрет героини, ей здесь восемьдесят. Худощавая, небольшого роста старушка, одетая в тёмный однобортный сюртук с высоким наглухо застёгнутым воротником, волосы подстрижены в кружок, взгляд острый, насмешливый...

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Дуровой исполнилось 23 года, а не 17, как она пишет в книге
  2. Блинов Николай Николаевич (1839-1917) – священник, педагог, этнограф, краевед, земский деятель, исследователь Вятской губернии, первый биограф Н. А. Дуровой, автор исторического очерка «Сарапул» (Сарапул, 1887). Бегунова Алла Игоревна – журналист, автор научно-популярных и документальных книг о конном спорте и о русской военной истории.
  3. Сакс А. Кавалерист-девица А. А. Александров. СПБ., 1912. С. 3. В данном случае слово «понял» («поял») означало взял в жёны.
  4. Задачей полка было «истребление всякого рода разбоев, воровства и грабежей, сохранение казённых лесов от самовольных порубок и пожогов, поимка всякого рода дезертиров и препровождение по Сибирскому тракту колодников...». (РГВИА. Ф. 26. Оп. 1/152. Д. 216. Л. 83-84. Отношение Вятского гражданского губернатора П. Рупича начальнику военно-походной канцелярии Его Императорского Величества графу X. А. Ливену от 28 сентября 1803 года).
  5. Блинов Н. Сарапул. С. 53–54.
  6. Блинов Н. Кавалерист-девица и Дуровы (из Сарапульской хроники) // Ист. вестн. 1888. № 1. С. 414-416.
  7. РГВИА. Ф. 489. Оп. 1. Д. 3274. Л. 5-6. Послужные списки офицеров и урядников Донского казачьего полка майора Балабина 2-го полка. Составлены в городе Сарапуле 1803 года июня 1-го.
  8. Дурова Н. Записки кавалерист-девицы. М. : АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2005. С. 34.
  9. Дурова Н. С. 28-29.
  10. Балабин Филипп Степанович (ок. 1785–1818) – в службе казаком с 24 мая 1802 г.; в полку отца с 26 августа 1802 г.: урядником с 4 июня 1802 г. В 1806 г. – в Атаманском полку, участвовал в походе на Восточную Пруссию. В 1809 г. – корнет лейб-гвардии Казачьего полка, впоследствии поручик. Сражался с французами под Витебском, Смоленском, при Валутиной горе и на Бородине (1812). Штабс-ротмистр лейб-гвардии Казачьего полка; с 1816 г. – ротмистр.
  11. Дурова Н. С. 34.
  12. РГВИА. Ф. 26. Оп. 1/152. Д. 364. Л. 530, 530 оборот 531. (подлинник)
  13. Бегунова А. Надежда Дурова. М., 2001; Бегунова А. С любовью верой и отвагой. М., 1998.
  14. Архив Управления воинского начальника г. Елабуги (Сакс А. А. А Александров. СПБ., 1912. С. 59).
  15. Бегунова А. Городничий Дуров и его сестра // Кавалерист-девица Н. А. Дурова в Елабуге / авт.-сост А. И. Бегунова. М., 2003. С. 14-28.
  16. Пассек Т. П. Из дальних лет : воспоминания. М. ; Л. : Academia. 1931. С. 342-343.
  17. Панаева А. Я. (Головачёва). Воспоминания. М., 1958. С. 62-63.


 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Апрель 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

75 лет Виктору Алексеевичу ЗУБКОВУ (1937), заслуженному мастеру спорта СССР, уроженцу Ростова. Один из лучших центровых советского баскетбола. Спортивную карьеру начинал в "Буревестнике" (Ростов, 1955-1956). С 1957 года – в Москве: играл в ЦСКА и сборной команде СССР (1956-1963). Чемпион Европы (1957, 1959, 1961), серебряный призёр Олимпийских игр (1956, 1960), бронзовый призёр первенства мира (1963). Чемпион СССР (1959-1966).

Звезды спорта. С. 129.

12

Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"