Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Донской край в целом
Неклиновский район Ростовской области
История немецких колоний

См. также раздел "Этнические группы"

Сокольский Э. Колонии стали хуторами... Путешествие в Ольгенфельд

Эмиль Александрович Сокольский

КОЛОНИИ СТАЛИ ХУТОРАМИ…

НАДЕЖДЫ НЕ ОСТАЛОСЬ

С 1876 года в Приазовье потянулись немцы — жители центральных губерний России, Поволжья, Бессарабии, Поднепровья… Арендовали землю, объединялись по несколько семей, чтобы приобрести участки земли в складчину. Так возникали поселения, или колонии (в просторечии — колонки). Как они выглядели? Поставленные в одну широкую улицу, крытые черепицей или жестью белёные кирпичные дома (жилые помещения, кладовая, конюшня, сарай для экипажей — всё под одной крышей, отдельно — хлебный амбар и погреб), сплошь цветники. В крупных поселениях имелись школы (в обязанности учителя входило преподавание закона Божьего и проведение богослужений). Ни администрации, ни милиции, вместо них — староста (шульц). Передовые хозяйственники (почти недостижимый образец для наших агрономов), немцы жили замкнуто и, как писала пресса тех лет, «с презрением к русскому крестьянству». В период коллективизации, вынужденно приняв новую политику, они продолжали служить образцом для колхозников Северного Кавказа: газеты тех лет не раз называют донских немцев победителями соцсоревнований.

А с приходом к власти нацистов отношения советских властей с немецкими колонистами осложнились. Отныне не место было немцам на русской земле… «Колонки» замаскировались под русские хутора. Непонятно, как уцелело одно-единственное название — Офенталь, — хутора в сорока с лишним километрах от Таганрога, рядом с селом Фёдоровка.

– Хутора давно нет, сейчас увидишь, — Юрий Фёдорович Крылов, преподаватель основ безопасности жизнедеятельности в фёдоровской средней школе, завернул направо, едва мы выехали из Фёдоровки. «Жигули» мягко покатили по грунтовке … я подумал — к большой заброшенной ферме, но нет, «ферма» оказалась хутором Офенталь, однако первый двор справа, из глубины которого выглядывали шиферная крыша и покосившаяся голубятня, действительно, принадлежал фермеру — единственному жителю Офенталя.

Дальше, за двором фермера, шёл пустырь, за пустырём кое-где из земли, покрытой зарослями лебеды, амброзии и прочих сорняков, торчали полуразвалившиеся стены домов. Впрочем, два дома ещё выглядели основательно, солидно.

– В одном из этих домов, я помню, жили две старушки, — вспоминал Юрий Фёдорович, когда мы вышли из машины. — Как они тут выживали, не знаю… Теперь все кому ни лень ругают советскую власть — коммунисты плохие! А не стало коммунистов — вот и закрыли сначала клуб, потом магазин; и что людям было делать? Ходила автолавка — и её аннулировали. Идёт бабка в Фёдоровку, самая крепкая, выдержанная, за провизией её послали, — а мороз трескучий; и стучится, бывало, в дом: «Пусти погреться!» — «Да заходи!». А сколько раз было — еду и вижу: идёт; торможу: «Подвезти?» — «Да подвези!» — «Садись, бабка!».

По левую сторону дороги — кем-то насыпанная, что ли? — вытягивалась цепь земляных бугров, тоже поросших сорняком.

– Свинарник в Фёдоровке строили — дома сносили, это было где-то во второй половине восьмидесятых, — объяснил Юрий Фёдорович. — От домов и остались эти кучи. Да и местные, когда переезжали в Фёдоровку, разбирали дома — и свои, и чужие, и клуб, и магазин, — всё ведь стало ничейным!

За буграми расстилались поля подсолнухов, на горизонте приподнималась голубоватая в слабом утреннем свете возвышенность: где-то там — хутор Оболонский, ныне заселённый приезжими с Кавказа. А здесь, в Офентале, всё выглядело угрюмым, неприветливым, бессмысленным.

– В сороковом немцев депортировали, — продолжал, помолчав, Юрий Фёдорович, — а после войны хутор так и звали, как раньше, — колонией. Были ветпункт, медпункт, Офенталь относился к колхозу имени Мичурина. До шестидесятых все поддерживали чистоту — сказалась немецкая закалка! Дома покрашены, всюду палисадники. Зажиточный был хутор! Дома огромные, длинные стояли, — всё под одной крышей. В клубе три раза в неделю крутили кино. Жили и немцы тут: некоторые вернулись сюда из Сибири. Надеялись на хорошую жизнь. И вот дождались…

А я мог Юрию Фёдоровичу лишь сообщить, что хутор был основан в 1879 году как Долина Надежд — именно так переводится с немецкого «Офенталь»…

Сокольский Э. Колонии стали хуторами... Путешествие в Ольгенфельд



 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Апрель 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2627282930311
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30123456

Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"