Донской временник  
 
Пропустить Навигационные Ссылки.

Пропустить Навигационные Ссылки.
Развернуть Донской край в целомДонской край в целом
Развернуть НаселениеНаселение
Власть. Управление
Развернуть Общественная жизньОбщественная жизнь
Развернуть Донское казачествоДонское казачество
Гражданская война (1918 - 1920)
Великая Отечественная война (1941 - 1945)
Развернуть Религия. ЦерковьРелигия. Церковь
Природа и сельское хозяйство
Промышленность
Транспорт
Предпринимательство. Благотворительность
Здравоохранение. Медицина
Развернуть Наука. ОбразованиеНаука. Образование
Развернуть Средства массовой информации. Книжное делоСредства массовой информации. Книжное дело
Развернуть КультураКультура
Языкознание. Фольклор
Развернуть Литературная жизньЛитературная жизнь
Развернуть ИскусствоИскусство
Рецензии


 

Донской край в целом / Азовский район Ростовской области / История хуторов


Терещенко А. Г. Немецкие колонисты на землях Войска Донского

Сокольский Э. Колонии стали хуторами... Надежды не осталось

Эмиль Александрович Сокольский

КОЛОНИИ СТАЛИ ХУТОРАМИ…

ПУТЕШЕСТВИЕ В ОЛЬГЕНФЕЛЬД

«Эта земля когда-то принадлежала помещику Энгельгарду, о котором Шолохов повествовал в своём «Тихом Доне», — рассказывал драматург и сценарист Виктор Мережко, известный фильмами «Здравствуй и прощай», «Вас ожидает гражданка Никанорова», «Полёты во сне и наяву» и другими. — У помещика было трое детей, каждому из которых он выделил по наделу земли. Они носили имена его наследников. Наш же достался Ольге, а называть его стали соответственно на немецкий лад, что в переводе значит «Ольгино поле». Когда я родился, немцев на хуторе уже не было».

Мережко ошибся: он родился в 1937 году, а немцев из Ольгенфельда стали высылать в Сибирь только с 39-го. Кроме того, что значит — на немецкий лад? Понятно ведь: Ольгенфельд и прочие колонии на Дону основали в конце ХIХ века в основном молодые семьи, выходцы из старых немецких колоний Украины и Поволжья, а также и немцы из самой Германии (по тогдашним законам они имели право приобретать в России земли и заниматься хозяйством). Русский язык они не учили, при необходимости приглашали переводчика.

Так в степи, вдоль заболоченных лугов, которые, потерявшись за горизонтом, сольются с камышовыми зарослями реки Еи и Ейского лимана, в одну линию выстроилось поселение Ольгенфельд — светлокирпичные, крытые черепицей дома оригинальной архитектуры: сложные рельефные украшения стен в виде полуколонн, ваз, гирек, затейливые сандрики (двойное полукружие либо остроугольный козырёк над окнами). И сейчас можно видеть эти дома, в том числе две бывшие школы и магазин; особенно выделяется жилой дом, сложным фронтоном похожий на замок или виллу в стиле модерн. Стоит на краю большой травяной поляны и кирха — крепкая, массивная, но обезглавленная (после войны — колхозный клуб); множество длинных узких окон с полукруглым завершением и белые полуколонны по всей стене на одинаковом расстоянии друг от друга придают ей строгость и официальную важность.

Вот оно как: чтобы увидеть остатки «немецкой старины» в Ростовской области, нужно ехать в такую глушь — на самый юг Азовского района! Хоть Ольгенфельда уже нет, а есть — посёлок Южный.

Ещё в 1915 году старшина Ростовского округа Сутулов представил в областное правление список поселений, где приводил русские названия, «коими желательно называть колонию». В списке предлагалось соседнюю колонию Руэнталь именовать не Спокойная Долина (как в переводе), а Рябиевка, сам же Ольгенфельд — не Ольгополь, а Чепелевка (второе название деревни Машино близ Ольгенфельда). Руэнталь действительно местные жители называли Рябивська колонка (от хутора давно не осталось и следа), а вот Ольгенфельд ещё долго не менял имени: в 30-е годы в документах значилась Ольгенфельдская МТС (она возникла в 1929 — 30 годах, тогда и русские стали здесь поселяться, и лишь в 43-м стала Микояновской: Ольгенфельд первоначально переименовали в честь известного государственного деятеля). В то время на МТС работали уже только русские — комбайнёры, трактористы и шофера из окрестных хуторов. Мне повезло: когда я только начал знакомство с посёлком, со мной поздоровался отдыхавший на скамейке коренастый дед — как выяснилось потом, он двадцать лет проработал на МТС механиком

– Думал: поприветствую, а вдруг кто знакомый идёт, а я уже почти не вижу… Всё, здоровья нет, от инсульта только отошёл, — пожаловался дед. — Василь меня зовут, я с 36-го. Тут теперь все новые живут, стариков не найдёшь, никто ничего не знает… А я вот кое-что помню.

Василь рассказал, что в феврале 43-го, когда Советская Армия шла с Кубани, много старых домов поломали: нужно было проложить хорошую дорогу на отрезке Александровка — Староминская; жителей переселили куда-то в другие дома, не спрашивая. А в 64-м немецкое кладбище сровняли бульдозером, мраморные надгробия увезли в Ростов…

Случалось, приезжали сюда немцы — проведать родные места… В Интернете я обнаружил рассказ Екатерины Дик, опубликованный в 2000 году в Мюнстере в газете «Русская Германия»: в 1991 году, по выходе на пенсию, автор этой статейки решила потратить свои премиальные 500 рублей на путешествие в Ольгенфельд.

«Никого из знакомых в родном селе я не встретила. Помню, остановилась у скамейки, на которой сидел мужчина, инвалид войны. Поздоровалась с ним и спрашиваю — не знал ли он моих родителей, бабушку или семью дяди по фамилии Кель? А в душе страх — вдруг узнает, что очень хочу побывать в доме, в котором родилась. Но он, к счастью, оказался добрым человеком. Узнав, что мне негде ночевать, предложил остановиться в его доме, в котором он жил с семьёй своего сына.

Оставив у него дорожную сумку, я сняла босоножки и босиком, как в детстве, отправилась искать свой дом. Нашла. Он почти не изменился. Только чуть поветшал.

Я постучала в дверь. Открыла мне женщина примерно моего возраста, поинтересовалась, кто я, кого ищу? Я ей всё объяснила. Выслушав меня, она предложила войти, попутно рассказав, что купила этот дом у одного фронтовика, и даже хотела показать купчую, но я поспешила её успокоить, что ни на что не претендую. Что сюда приехала исключительно по зову сердца, дабы побывать в родных местах.

Первую ночь в селе Ольгенфельд (называть его Южным не хочу) я провела в семье мужчины, с которым познакомилась, когда туда приехала. А вот вторую — под крышей родительского дома. Добрая женщина, которая теперь в нем живёт, сама мне это предложила.

Но, как известно, не все люди одинаковы. Например, мужчина, который поселился в доме, принадлежащем моему дяде, узнав кто я, с криком «Ишь, фашисты, проклятые! Ничего мы вам не вернём! Убирайтесь в свою Германию!» — набросился на меня с кулаками. Насилу его оттянули»…

Ольгенфельд (Южным называть посёлок мне тоже не хочется), как прежде, «по-немецки» вытягивается длинной улицей-автодорогой, под тенью вишен, жердёл, тополей и ольхи (через три километра трасса приводит в большое село Елизаветовка). И пусть старые дома попадаются нечасто — всё больше новые, тёмнокирпичные и деревянные — синие с зелёными ставнями, как повсюду в Азовском районе, — в Ростовской области здесь и только здесь, в Ольгенфельде, сохранился дух «донских немцев».



 

Поиск статей в системе OPAC-Global
 

Памятные даты на 2012 год
 
<Март 2012 г.>
ПнВтСрЧтПтСбВс
2728291234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930311
2345678

Яндекс.Метрика
© 2010 ГУК РО "Донская государственная публичная библиотека"
Все материалы данного сайта являются объектами авторского права (в том числе дизайн).
Запрещается копирование, распространение (в том числе путём копирования на другие
сайты и ресурсы в Интернете) или любое иное использование информации и объектов
без предварительного согласия правообладателя.
Тел.: (863) 264-93-69 Email: dspl-online@dermartology.ru

Сайт создан при финансовой поддержке Фонда имени Д. С. Лихачёва www.lfond.spb.ru Создание сайта: Линукс-центр "Прометей"